Пять лет назад я переехала из Петербурга в Лозанну. Осуществила детскую мечту жить заграницей. Подвела черту под матмеховским периодом своей жизни и открыла новую дверь.
Швейцарский университет. Коллеги-греки. Французская речь. Путешествия, путешествия, путешествия. Другая жизнь, другая я.
Два месяца назад я провела ещё одну черту.
Я вернулась обратно в Петербург. За прошедшее время успела устроиться на работу, записаться на курсы немецкого, намечтать себе кучу желаний, таки побывать наконец в “Подписных изданиях”, погулять по Петроградке и сходить в парочку музеев.
Как так вышло, почему я не осталась там, в Швейцарии, можно ли было там остаться — обо всём этом я как-нибудь обязательно расскажу. Но не сейчас.
Сейчас мне хочется поделиться с вами впечатлениями от возвращения на родину после почти пятилетнего отсутствия. Если честно, влиться обратно в российскую жизнь оказалось проще, чем я думала. Однако вокруг присутствует очень много того, на что моё сознание — или подсознание — делает стойку и тихо шепчет “что-то тут не так”.

Читать

Про тотальный диктант я услышала совершенно случайно и в каком-то очень неожиданном месте. Просто кто-то упомянул где-то в интернете. Я сказала себе “oh yeah!” и тотчас побежала проверять швейцарские площадки, надеясь, что они есть. “В кои-то веки! — думала я, листая список стран на сайте тотального диктанта, — в кои-то веки я услышала о нём до того, как он проходит, а не после”! А затем выдала ещё одно “oh yeah” — площадки в Швейцарии было целых четыре, и одна из них оказалась совсем рядом — в Веве, куда мне ехать 15 минут.

Тотальный диктант — это инициатива, запущенная в 2004 году новосибирским университетом. Акция призвана показать, что быть грамотным — это важно. Принять участие может любой желающий, это совершенно бесплатно, и проводится не только в России. Данные этого года я не знаю, а в прошлом году в нём принимало участие около 145 тысяч человек — они писали диктант в 732 городах в 68 странах. Слышала, что в Швейцарии в этом году на четыре города пришлось 96 человек.

Читать

Каждый раз, когда я приезжаю в Петербург, я внимательно к себе прислушиваюсь. Пытаюсь понять, что я чувствую, какие испытываю ощущения. Интересно подмечать изменения от раза к разу. Осознавать какие-то рефлексы, появившиеся благодаря жизни в Швейцарии.

  • Я иногда ловлю себя на мысли, что нельзя пить воду из-под крана. Раньше мне бы это даже в голову не пришло. В Швейцарии водопроводная вода не только безопасная, но и вполне вкусная.
  • Я не могу пройти в комнату, не снимая обувь. Теперь мне нужно две секунды, чтобы об этом вспомнить. В Лозанне я теперь уже позволяю себе не разуваться, если я забыла что-то взять из комнаты или из кухни перед выходом.
  • Испытываю уже привычное чувство диссонанса, когда весь мусор выкидывается в одно ведро без разделения. Это ощущение у меня появилось в мой самый первый приезд домой, всего через 4 месяца швейцарской жизни.
  • Как-то, выходя из дома, посмотрела на часы, чтобы понять, когда пора выходить, чтобы успеть на поезд метро. Лозанна — единственный город в Швейцарии, где есть метро, но на питерское оно совсем не похоже. Ходит по расписанию — раз в 10 минут.
  • На эскалаторе мне теперь скучно стоять — довольно часто спускаюсь по нему. Или поднимаюсь. Лозаннские холмы научили меня не бояться лестниц, даже неудобных эскалаторных.
  • Люблю теперь разглядывать людей, когда жду кого-то или когда еду в транспорте. Очень интересно, на самом деле. Пытаюсь придумать, какая история жизни скрывается за тем или иным лицом.
  • В метро, кстати, совсем не смотрю в телефон — потому что а) нет интернета б) по сторонам смотреть интереснее. Даже книжек не читаю!

Чувствую себя туристом в родном Петербурге. Странные ощущения. Быть, с одной стороны, своим человеком, и с другой стороны — пришельцем из другого мира. А вы когда-нибудь сталкивались с чем-то похожим?

Я всегда любила проверять почтовый ящик — ещё даже когда жила в Питере. Каждый раз, поднимаясь по лестнице, ждала — а вдруг там будет что-нибудь интересное? Вдруг случится чудо, и придёт откуда-нибудь открытка? Правда, чудо случалось очень редко — да и то, если мы сами себе же эту открытку отправляли из какой-нибудь заграничной поездки. Так что единственное, что можно было в  этом ящике найти — это какой-нибудь счёт. Ну и мильон рекламы, которая сразу же отправлялась в мусорку.В Швейцарии на почту приходит всё — счета, банковские карточки, даже карточка вида на жительство. А с тех пор, как я стала участвовать в посткроссинге, ещё и открытки со всего мира! 🙂 Реклама тоже есть, но гораздо меньше. Перед новым годом всякие организации просят перечислить денег голодающим детям Африки (квиток для взноса прилагается). Перед выборами иногда какие-то партийные листовки кидают. Ну и раз в неделю — местная газета Lausanne Cité с какими-нибудь рекламными вкладышами от аптеки или продовольственных/ мебельных/ ещё каких-нибудь магазинов.

Магазинная реклама сразу отправляется в корзину с бумагой, а газету я обычно сначала быстренько просматриваю — иногда бывают интересные статьи. На прошлой неделе, например, рассказывали про местную валюту. Нет, не про швейцарский франк — про леман.

Интересно, что я никогда раньше не слышала о региональных валютах, а оказывается, их весьма много! Очередной виток развития начался в 2008 году, в связи с финансовым кризисом. Сегодня в мире существует более 5000 региональных валют, из них около 60 во Франции и несколько в Швейцарии; в России, согласно википедии, тоже есть.

Леман был запущен 18 сентября 2015 года. Сейчас его можно тратить в более чем 270 местах — в ресторанах, магазинах, медицинских кабинетах, на некоторых курсах (например, вождения). Место обращения — французская и швейцарская территория вокруг Женевского озера (lac Léman), в честь которого валюта и названа. Всего в обращении в данный момент находятся около 60000 леманов, и пользуются ими около 1100 человек. Идея заключается в том, что покупатель приносит леманы в местные магазины, которые, в свою очередь, могут использовать эти деньги для собственных закупок у местных производителей.

Банкноты существуют достоинством в 1, 5, 10 и 20 леманов. Получить их можно, обменяв евро или франки в специальных обменниках — в Лозанне таких есть целых два. 1 леман равен одному евро или одному франку.
Что делать, если цена 5.50? Сантимов леман не имеет, поэтому в таком случае придётся заплатить 5 леманов и 50 швейцарских (или французских) центов.

Картинка отсюда.

Сейчас также разрабатывается электронная версия лемана, с помощью которой можно будет совершать покупки через специальное приложение.

Я считаю, региональная валюта — идея хорошая, так как способствует развитию локальных предприятий. Однако сама леманами вряд ли стала бы пользоваться — разве только если бы они стали гораздо более употребимыми и ими можно было бы платить на рынке.

А вы как думаете? Стали ли бы покупать региональную валюту, если бы она была там, где вы живёте? А может быть, вы живёте там, где она есть?

Два года назад я начала участвовать в обмене открытками с людьми по всему миру — посткроссинге. За это время я отправила уже более 450 открыток, в каждой из которой обязательно что-то писала. Поскольку самое простое было рассказать о себе и о месте, где я живу, я выучила какие-то базовые факты про Лозанну — пятый город в Швейцарии, население 130 тысяч (а в начале я писала 126 — город растёт), известна как Олимпийская столица, единственный город в стране, где есть метро — этот набор я знаю наизусть.
А вот про Швейцарию сказать могу мало. Поэтому я подумала — почему бы мне не полазить по википедиям и не узнать, в какой стране я живу? Ну или хотя бы, наконец, выяснить некоторые вопросы, которые меня давно интересовали.


Начну, пожалуй, с географии.
Территория страны занимает чуть больше 41 тысячи квадратных километров — 133я в мире. Это — в два раза меньше, чем Ленинградская область.
Выяснять, сколько в каком городе жителей — то ещё занятие. Википедия на разных языках говорит, естественно, разное, плюс данные от года к году меняются.
Крупнейшие города — Цюрих (396 тысяч), Женева (201 тысяча), Базель (175 тысяч), Берн (141 тысяча), Лозанна (133 тысячи). В Люцерне, оказывается, всего 81 тысяча — а я всегда считала его крупным городом.
Население страны — чуть больше 8 миллионов человек. Сравните с нашим пятимиллионным Петербургом.

Швейцария — конфедерация, и делится на 26 кантонов. Здесь примерно как в Штатах — в каждом кантоне свои законы. Кстати, Берн — столица только де-факто, а де-юре столицы нет.

Швейцария входит в состав стран Шенгенского соглашения (иначе я не могла бы так свободно путешествовать по окрестной Европе). А вот в ЕС — не входит, поэтому каждый раз, как я вижу в музеях, что студенческие скидки только для жителей ЕС, скрежещу зубами.

А ещё Швейцария — самая гористая страна Европы. Альпы занимают 61% территории страны. Наивысшая точка — гора Дюфур, 4634 метра. Интересно, что я об этом впервые слышу — мне знакомы совсем другие вершины. Это Маттерхорн (4478 м), который изображён на упаковке шоколада Тоблерон, а также три вершины в Интерлакене — Айгер, Мёнх и Юнгфрау. На Юнгфрау, кстати, находится самая высокогорная железнодорожная станция в Европе — Юнгфрауйох (3454 метра).
А Лозанна, пожалуй, — самый гористый город в стране, как минимум, среди крупных.

Женевское озеро, на берегу которого расположена Лозанна — второе по величине в Центральной Европе (после венгерского Балатона). На франзцуском, кстати, оно называется совсем не Женевское, а озеро Леман (Lac Léman).

Здесь четыре государственных языка — немецкий (65%), французский (18%), итальянский (10%) и швейцарский ретороманский, он же романшский.
Романшский я в своей жизни никогда не слышала. Говорят на нём в некоторых областях кантона Граубюнден (на востоке страны). Романшский — это на самом деле даже не один язык, в нём различают 5 основных диалектов (хотя на самом деле их больше). В 1982 году был создан унифицированный романшский, который является полуофициальным языком страны — то есть, он является официальным для общения с людьми, говорящими на этом языке. На романшском говорит 60 тысяч человек, из которых для 35-39 тысяч он является основным языком — примерно 0.5% общего населения.

Большинство населения Швейцарии говорит на немецком. Но если вы учили немецкий, это совсем не значит, что вы сможете понимать швейцарцев. Местный немецкий — совсем другой, не только по лексике и звучанию, но даже и по грамматике. И более того, в каждом кантоне свой диалект, разница между которыми может быть такой, что люди из одного кантона не всегда могут понять людей из другого кантона. Сложнее всего понять валлийцев (из кантона Valais, он же Wallis — названия кантонов на разных языках разные).

Я живу во франкоговорящей части страны. Швейцарский французский почти не отличается от французского французского. Во всяком случае, друг друга швейцарцы и французы прекрасно понимают. Однако есть некоторые слова и выражения, использующие только в Швейцарии. Самое известное — это числительные 70, 80, 90. Французы их называют «60-10» (soixante-dix), «4-20» (quatre-vingt) и «4-20-10» (quatre-vingt-dix). Швейцарцы не парятся и говорят septante, huitante, nonante (от 7 — sept, 8 — huit, 9 — neuf).
Есть ещё некоторые швейцарские выражения, которые французы не понимают. Например, здесь часто говорят «ça joue» (играет) вместо «ça marche» (идёт) — и то, и другое значит что-то вроде «окей, хорошо, пойдёт».
Местные могут различать по акценту, из какой части французской Швейцарии происходит человек, но я не уверена даже, что отличу швейцарца от француза. Единственное, мне кажется, что французы говорят быстрее.

С итальянским история, я думаю, такая же, как с французским, но точно не знаю — говорят на нём в единственном итальянском кантоне Тичино, до которого мне ехать пять часов, так что я не очень часто там бываю.

В основном в каждом кантоне определён собственный официальный язык, но есть и три билингвальных кантона — Берн, Вале и Фрибур. На некоторых остановках поездов даже прямо на платформе название города написано на двух языках, например Biel/Bienne — потому что город находится ровно на границе франкоговорящей и немецкоговорящей части страны.

А на продуктах у нас этикетки пишут всегда на трёх языках — немецкий (нормальный, не швейцарский), французский, итальянский. Иногда на четырёх — добавляя швейцарский немецкий.

В Швейцарии всегда было много русских. В Лозанне когда-то жила Марина Цветаева. Ленин провёл долгое время в Женеве. Набоков и Стравинский жили в Монтрё, Рахманинов имел имение на берегу Люцернского озера, Солженицын провёл в Цюрихе 2 года. Здесь жили Гоголь и Чайковский, сюда уехал Герцен.

Про швейцарских художников говорить не буду, всё равно их за пределами страны мало кто знает. (Читай: до приезда в Швейцарию я никогда о них не слышала).

Из известных писателей — Фридрих Дюрренматт (имя знала до приезда сюда, но не читала — пока так и не добрались до него руки). Герман Гессе здесь прожил довольно долго, хоть и родился в Германии. А вот известный француз Жан-Жак Руссо родился, наоборот, в Женеве.

О, вот ещё один интересный факт: на швейцарских банкнотах изображены известные граждане страны (ссылки идут на википедию, кому интересно):

Когда я приехала сюда, я не знала никого из них. Теперь знаю двух — Ле Корбюзье и Джакометти.

Фото отсюда, там же можно почитать про появление франка как валюты.

Кстати, скоро (или не очень) этих бумажек не станет. В апреле этого года швейцарский банк выпустил купюру в 50 франков нового образца, за ней обещают и другие. Как выглядят новые франки, не знаю, не видела, но такими яркими они уже не будут.

Должна заметить, что в отличие от евро, здесь нет никаких проблем с крупными купюрами что в 100, что в 200 франков (хотя последняя встречается реже). Разве что тысячную в некоторых мелких магазинах не принимают. И кстати, в большинстве мест можно наряду с франками расплачиваться и евро (со сдачей во франках) — курс, правда, будет не очень выгодный. А я, когда езжу в еврозону, снимаю евро прямо в банкомате своего банка — очень удобно, никаких обменников.
Напоследок хочу остановиться на названии страны. Аббревиатура Швейцарии — CH. Почему? Расшифровывается это с латинского как Confoederatio Helvetica. Название происходит от кельтского племени гельветов, населявшего эти земли во времена Римской империи. А имя «Швейцария» было получено в честь кантона Швиц, после того, как три кантона — Швиц, Ури и Унтервальден, — дали клятву защищать друг друга 1 августа 1291 года. Первое августа теперь — национальный праздник, и здесь на Женевском озере по всему берегу можно видеть феерверки.

А ещё я к своему удивлению узнала, что девиз Швейцарии — «Один за всех, все за одного». Привет, Дюма.

А что вам бы хотелось ещё узнать о стране? Делитесь в комментариях, быть может, я найду вдохновение на ещё один подобный пост, или же просто сразу вам отвечу. Основные вопросы, интересующие меня, я, наконец, выяснила 🙂

А ещё напоминаю, что у меня теперь появилась рассылка, в рамках которой я раз в две недели шлю вам письма с анонсами постов и небольшими историями, не попадающими в блог. Подписаться можно тут: http://eepurl.com/bUgLsz

Ещё в свой первый год здесь я, посмотрев на озеро и на многочисленные лодочки, решила — хочу тоже! На самом деле, решила я так прежде всего после того, как посмотрела на курсы, предлагаемые местным спортцентром — можно было поучиться водить моторку или плавать на доске с парусом.
На второе лето я таки собралась с духом и позвонила в спортцентр. Там меня отправили куда-то в водные виды спорта. Позвонила туда — они сказали, что они этим не занимаются, но есть клуб — мол, свяжитесь с ними. У клуба телефона нет, если только фейсбук и почта. Написала туда и туда — мне ответили через полгода, сказали, что никаких курсов нет, и всё у них держится на энтузиастах.
Где-то меня явно дезинформировали, ибо курсы всё-таки есть. Но где и какие — я так и не знаю. Однако без озёрных прогулок я не осталась.


В какой-то момент, прогуливаясь по одному из местных сайтов (что-то вроде групона), я наткнулась на акцию, предлагающую подешёвке 5 занятий на паруснике — bateau à voile.  Не моторка, но на безрыбье и рак рыба. И потом, я не уверена, что из них круче 🙂
На моторку, на самом деле, я изначально хотела получать пермит (то бишь права). На парусник тоже думала — надо, не надо, решила, что не надо — мороки много, денег платить много, а пригодится ли мне это потом — кто знает.

Вот на одной из таких лодочек я каталась

Занятия все, естественно, на французском. Несколько инструкторов — разных возрастов, с разным опытом, в том числе являющиеся спасателями и победителями разнообразных регат. Один даже настоящий морской волк, с седой бородой и с трубкой.

Конструкция в порту Уши. Декоративная.

То, что занятия на французском, особых проблем для меня уже давно не составляет. Но парусники — это отдельная песня, тут очень специфичных много слов и выражений, что и французам всё запоминать надо. Даже право и лево у них — не gauche и droite, а bâbord и tribord.


Занятия длятся по два часа. На каждом может быть от одного до трёх учеников. Если нет ветра, то занятие либо отменяется, либо проводится в порту — учимся приставать к причалу и подходить к буйкам.

Парус моей лодочки.
Целая лодочка в кадр не влезает — большая.

Обычно от стоянки отходишь на моторе, не выходя из порта, цепляешься за буёк (уж простите, вся лексика у меня французская по этой теме, как сказать правильно по-русски, не знаю) и ставишь паруса. А затем — на открытую воду!

Вон те две большие белые кляксы — это лебеди,
а маленькая белая точка справа — кажись, буёк, но я не уверена.

Очень довольна, что таки взяла эти пять занятий — сначала тяжело и ничего непонятно (что куда в какую сторону двигать — запутаешься), к четвёртому начинаешь как-то немного разбираться и становится лучше. Продолжать пока не планирую, но если у меня вдруг появятся друзья с какой-нибудь яхтой, буду очень рада 🙂

В конце сентября ко мне приезжал в гости мой знакомый итальянец из Вероны. Я отправилась показывать ему город, и, конечно же, в один прекрасный момент мы оказались у кафедрального собора Лозанны. Зашли внутрь — а там служба, люди сидят, в холле некоторое количество туристов слоняются. К нам подходит служительница и говорит — что вот, в данный момент в церкви проходит свадьба, поэтому вы не можете её посетить и не можете ходить по боковым галереям, но вы можете постоять тут или даже сесть на последние ряды, если хотите. Я сказала — окей, и собиралась в общем-то уходить. И тут мой друг мне говорит — слушай, а там два мужика сидят. А я даже не посмотрела. — Спроси, говорит, это как? Церковь всё-таки.
Я помялась, помялась, ну и спросила девушку — а где невеста. Как и следовало ожидать, невесты не было — это оказалась гомосексуальная свадьба. Сначала она мне сказала, что это разрешено не во всех кантонах, а потом даже сказала, что разрешено только в кантоне Во (и только в протестантской церкви). Проголосовали за это в 2012 году, к 2013 году утвердили церемонию. Добавила, что это первая подобная свадьба в кафедрале, и поэтому они все немножко волнуются.
Такие дела. Мы потом даже дождались, когда они вышли. Оказались такие немолодые дядьки, один в юбке. И громадная толпа гостей. И небольшой ударный оркестр им играл — почему-то в форме гвардии Её Величества Английской Королевы.

Многие меня спрашивают, как так получилось, что я поехала учиться в Швейцарию. На самом деле, получилось совершенно случайно. В Швейцарии я не собиралась не то что учиться, но даже путешествовать.

На пятом курсе матмеха СПбГУ я потихоньку думала о том, что хорошо бы поехать учиться куда-нибудь заграницу.  В магистратуру — мой диплом это позволял, поскольку выпускалась я как специалист. В Штаты я никогда не хотела, так что их даже не рассматривала. Когда-то, будучи в Лондоне, наслушавшись от русской знакомой историй о том, какое там школьное образование и здравоохранение, решила, что в Великобритании жить не хочу. Думала, конечно же, про Францию — французский я очень любила и хорошо знала, но мне казалось, что там с моей специальностью не очень развернёшься. В Германии вон вроде бы получше, да к тому же я и немецкий внезапно начала учить, так что можно посмотреть, что там есть.

Я даже начала смотреть. Прочитала про стипендии Daad, полистала списки университетов. Подумала, что вон, в Мюнхене вроде неплохо — и город большой, и обучение стоит всего 500 евро в семестр, какую-нибудь part-time работу найду, образуется. Только надо было этим заниматься, документы посылать (по почте! по обычной почте), а я училась, работала и ничего не делала.Наступил декабрь. Я поняла, что заниматься поступлением в европейский вуз, пожалуй, поздновато, и решила — ну и пусть, спокойно тогда закончу, получу диплом, годик поработаю в России, а там без паники и стресса что-нибудь себе найду. Немецкий ещё к тому времени подучу.

Однако судьба распорядилась иначе. Однажды на лекции по функциональному программированию наш замечательный преподаватель рассказал нам, что ему написал письмо бывший выпускник матмеха, который сейчас работает в замечательном швейцарском университете EPFL в новой лаборатории (по-нашему — на кафедре), которая ищет себе аспирантов. И что если кто-то заинтересуется, то пусть ему пишет, лучше по-английски, но можно и по-русски. И ссылочек дал.

Я подумала. Ещё подумала. Подумала, правда, вяло. Но к делу подключилась мама, сказала — ну напиши, что тебе стоит. Я подумала ещё. И решила — ну а действительно, что я теряю, ничего, наоборот, одна польза: во-первых, обновлю своё резюме, во-вторых, напишу мотивационное письмо, в следующий раз будет образец, ну и наконец, получу какой-то опыт, и в следующий раз будет проще и не так страшно. Естественно, у меня и в мыслях не было, что из этого что-то получится.

Собравшись с духом, написала я письмо своему теперешнему начальнику. Отправила CV и выписку всех своих оценок за 5 лет. Он сказал — окей, я поговорю с профессором, жди. Неделю я ждала — молчат. Спрашиваю — как там, чего? Он говорит — профессора не было, обсужу с ним завтра. Спросил, будет ли у меня возможность устроить скайп интервью. Я говорю — будет, жду вестей. На следующий день получаю письмо — профессор согласился на вашу кандидатуру, подавайтесь в школу.

Это было перед новым годом. Срок подачи — 15 января (сейчас, кстати, вроде изменился — 15 декабря). Побежала переводить свои бумажки — выписку оценок и справку о том, что я скоро выпускаюсь. Сканировать дипломы. Сочинять мотивационное письмо для школы.Большое преимущество EPFL заключается в том, что весь процесс подачи документов электронный. Заполняешь длиннющую анкету, вставляешь в неё сканы имеющихся дипломов и сертификатов (у меня был английский CAE и французский DALF) и предоставляешь контакты трёх людей, которые дадут рекомендацию. Я немножко волновалась — мол, новый год, вдруг не успеют, — рекомендации должны были быть даны до 15 числа, а запросы о них высылаются только после того, как я полностью закончу с анкетой. Но всё сложилось хорошо, рекомендации были поданы вовремя, и настало время ожидания.

Я уже не помню, что я думала в тот месяц. С одной стороны, поддержка профессора — это кое-что да значит (я о ней упомянула в анкете), оценки у меня были неплохие, знания языков прекрасные. С другой стороны — ну не может так случиться, что будет всё хорошо и меня возьмут.

Прошёл месяц. 15 февраля я получила письмо — поздравляем, если вы найдёте себе профессора, который вас возьмёт, то вы можете приехать к нам учиться. Это значит, что я не получила стипендии и мне надо было иметь своего профессора, который будет платить те же деньги, с самого начала (тем, у кого есть стипендия, надо найти профессора в течение первого года), но мне эта стипендия и не была нужна, так как профессор уже был.

В марте я получила по почте контракт, подписала и отправила обратно. О Швейцарии я никогда не думала, верно. Но после того как получаешь такое предложение — не отказываться же от него!

Мораль? Никогда не знаешь, где откроется новая дверь и что тебя будет ждать за ней. When you see a chance, take it!

Как-то в прошлом году, перелистывая курсы местного университета UPL, я наткнулась на initiation a la degustation de vin. Подумала — хорошо бы сходить, и забыла — лето прошло, а курс бывает только один раз в год.
В этом году я подошла к задаче серьёзнее и таки записалась — аж за 4 месяца до начала, и вот, в июне три вечера я провела, дегустируя по 8 бутылок зараз.
Народу было — полный зал, 12 человек, в основном постарше, но человека 3-4 молодёжи (ну как молодёжи, до 35) было. Занятия вёл клёвый дядька-специалист, готовый всё рассказать и ответить на все вопросы.


Нам выдали каждому по буклетику, где рассказывалось немного про вкус, про обоняние, про виноделие, про то, какие запахи бывают. А потом мы сразу перешли к практике.
Начали мы с простого — попробовали подкрашенную воду в четырёх стаканах. Надо было сказать, который из вкусов сладкий, солёный, горький и кислый. Тут даже думать не пришлось — определить было очень легко.
Вторым пунктом программы оказались баночки с ваткой, пропитанной то ли маслом, то ли эссенцией, в общем, каким-то запахом. И надо было определить, что это за запах. Такое развлечение было у нас на каждом занятии, но я ни разу не смогла определить больше двух запахов из четырёх. Были роза, лаванда, апельсин, вербена (кажется, уже точно не помню), фенхель, кориандр (вообще не знаю, какой у него запах), мята, корица, ваниль, хвоя (последнее я угадала буквально сразу, и что забавно, кроме меня был только один человек, который тоже сказал, то это еловые иголки. А для меня-то — родной запах сосновых лесов…)
После этого мы, наконец, приступили непосредственно к вину. Любой тип вина, как выяснилось, оценивают по трём параметрам: вид, запах и вкус. Нам выдали листовки (на фото — на заднем плане, слева от бокалов) с параметрами и полями, куда нужно вписывать данные о конкретном вине.
Глядя на бокал, мы определяем, прозрачное ли вино, какого оно цвета, какого цвета ободок (там, где вино кончается, и начинается воздух), насколько оно блестит.
Потом мы нюхаем вино, сначала — просто так, чтобы понять, насколько сильный запах. Затем, взболтав, пытаемся различить оттенки и решаем, сложный это запах или нет.
С этой частью у меня сложнее всего — где там они чувствуют все эти ароматы, я не понимаю. Но зато теперь знаю, что вино, выдерживаемое в бочках, пахнет дымом — это я могу распознать. А так — чем оно только может не пахнуть, начиная с цветочных и плодовых запахов и заканчивая кожей, минералами, животными и кошачьей мочой.
Наконец, мы вино пробуем. В первые три секунды мы определяем, какая у него «атака» — насколько сильно чувствуется алкоголь и насколько мягко вино во рту. Затем, до 9 секунд, мы определяем кислоту вина. Наконец, перед тем как проглотить или выплюнуть (как раз для этого были специальные синие кувшинчики), определяем горькость, структуру и равновесие.
В первый вечер мы пробовали белые, во второй — красные, а в третий — особые. Например, я узнала, что бывает vin jaune — жёлтое вино, которое выдерживают в бочках шесть с половиной лет (за это время треть жидкости успевает испариться). Продаётся оно далеко не везде, разливается по бутылкам особой пузатой формы и стоит от 50 франков за бутылку. Я попробовала, мне очень понравилось, хочу теперь себе такое на день рождения. Знаю, что делают его, например, во французском Jura, но когда ж я там окажусь.
Ещё одна интересная история, которую нам рассказали — про пробки. Пробки, как известно, делаются из пробкового дерева, которое может оказаться заражённым какой-то бактерией. Количество таких пробок — примерно 10%. Определить, здоровое дерево или нет, невозможно, поэтому иногда бутылку — любую бутылку, даже ценой в тысячу евро, закрывают заражённой пробкой. И бактерия начинает делать своё чёрное дело — портить вкус вина.
У меня один раз была такая бутылка. Тогда я, правда, не поняла, в чём дело, но попробовав, сказала, что пить это невозможно, и в итоге всю бутылку приговорили гостившие у меня тогда русские друзья.
Итог: курсом я очень довольна — теперь умею делать вид ценителя, хотя сказать при этом всё равно почти ничего не могу. Да и в разных видах как не разбиралась, так и не разбираюсь. Придётся изучать опытным путём.

В начале прошлого года (разбираю свои завалы) нам в ящик подкинули бумажку, в которой нам рассказали, какие мы молодцы.
В 2013 году (когда ввели специальные пакеты для мусора — я рассказывала об этом тут) увеличилось количество перерабатываемых отходов:

  • стекла — на 10%
  • бумаги и картона — на 16%
  • овощей — на 64%
А количество обычного мусора (того самого, который надо в белые пакеты складывать) уменьшилось на 42%.

По-моему, очень здорово, что нам рассказывают с конкретными цифрами, что и как происходит в нашем обществе. Время от времени приходят и какие-нибудь ещё информационные книжечки — например, откуда к нам приходит электричество (в основном, гидравлическое — 82%), с советами, как уменьшить его потребление и т.п.