Так получается, что в Париж я всегда выбираюсь буквально на пару дней. Учитывая, что в эти пару дней обязательно надо сделать какие-нибудь важные дела (например, купить себе курточку для хайкинга), времени на сам город уже почти не остаётся. А приезжать в Париж дольше чем на выходные как-то слишком большое излишество — столько ведь других мест, где я ещё совсем не была.
Одним словом, каждый раз, как я приезжаю в Париж, я бегаю.
В этот раз я бегала по Парижу модерновому.


Вся суббота у меня ушла на магазины. При этом побывать я успела только в двух — в художественном Boesner и в спортивном Decathlon, и на этом день закончился.
Зато вечер я провела в компании французов, в большом доме, где наконец своими глазами увидела, что такое франзцуское colocation — совместное проживание в снятом жилье. Впечатлений вечера было два: во-первых, прекрасное блюдо под названием aligot (алиго), про которое я сначала думала, что это какое-то неизвестное мне животное, а в процессе приготовления оказалось, что это пюре из картошки с сыром со сметаной. Смешно.
Второе впечатление вечера — это чудесная батарея с дверцей! Говорят, очень старая, начала прошлого века. Причём если батарей с узорами на металле я повидала уже немало, то батарей со шкафчиками посередине я не видела никогда! Внутри — решётка, можно носки сушить. Чудо, разве нет? И почему сейчас таких больше не делают…
(Хотела её сфотографировать при свете дня, и забыла. В итоге только вечернее фото с телефона).

Воскресенье с точки зрения осмотра города было гораздо более насыщенным. Я встретилась со своей знакомой, много лет живущей в Париже, и мы устроили забег по разбросанным то тут, то там домам в стиле модерн.

Один из главный Парижских архитекторов стиля модерн — это Эктор Гимар (Hector Guimard). Знаменитый модерновый вход в метро (который в этом посте на самой верхней фотографии) был спроектирован именно им.

Rue Jean de la Fontaine, 17


Самое известное его здание — это Castel Beranger, «Замок Беранже» (rue Jean de la Fontaine 14).

Строительство началось в 1895 году. Интересно, что изначально здание предполагалось в совершенно другом стиле, однако Гимар вскоре после получения заказа совершил поездку в Брюссель, где познакомился с Виктором Орта и его домом Тасселя 1893 года, который считается первой в мире постройкой в стиле модерн. Вернувшись во Францию, Гимар убеждает вдову Фурнье, заказавшую ему постройку дома, изменить дизайн.
Согласившаяся вдова не прогадала — в 1898 году дом выиграл первое место на конкурсе фасадов города.
Смотрите, какие чудные маскароны на решётках балкона!

Сам архитектор, кстати, жил некоторое время на первом этаже этого дома. Среди первых съёмщиков был и Поль Синьяк, известный художник, работавший в стиле пуантилизма.

Внутрь, как теперь всегда бывает, не попасть — можно разве что в вестибюль заглянуть. Однако несколько фотографий интерьеров можно посмотреть в английской википедии.

А кот! Посмотрите, какой фаустовский кот!

А вот тут видно, что окна балконов — с витражами! А над верхним окном — чудо-юдо рыба-кит. И декоративные дракончики, напомнившие мне немного Гигера, придумавшего «Чужого».

После Лозанны было очень здорово ходить по Парижу и вертеть головой во все стороны. То тут, то там обязательно находилось что-то интересное.
Вот — просто кусочек дома №9 по rue du Père Brottier, 1912 год, архитекторы G. Plateau и Duval.

Многие сохранившиеся особняки в стиле модерн теперь зянаты всякими серьёзными организациями. Вот тут, например, теперь находится посольство Алжира — по адресу rue Boileau, 40. Одно из первых зданий, построенных из цемента в 1907 году и декорированное плиткой. Архитекторы — Joachim Richard и Henri Audiger, один из наиболее известных тандемов эпохи модерна.

А это — деталь совсем незаметного домика 1894 года, наполовину скрытого забором, по адресу rue Molitor, 1. Архитектор — всё тот же Гимар, придавший этому дому — отелю Delfau (Дельфо) некое средневековое настроение.

Гимар родился в Лионе, учился в Париже. Замок Беранже принёс ему известность, и на него посыпались заказы. В 1909 году он женится на американской художнице Аделине Оппенхайм, дочери богатого банкира.
В том же году Гимар строит для своей новой семьи дом, известный как Hôtel Guimard — вот он, по адресу avenue Mozart, 122.

Гимар умер в Нью-Йорке, забытый и никому ненужный. Отчасти он оказался жертвой своего собственного стиля: его проекты были слишком дороги для большинства заказчиков, а его попытки стандартизации не отвечали его собственным стремлениям.
Спустя шесть лет после смерти мужа, в 1948 году, его вдова захотела передать дом со всеми интерьерами и мебелью, также спроектированными Гимаром, в подарок городу Парижу с целью создания музея. Однако Париж отказался, и в итоге дом сейчас в плачевном состоянии, музея Гимара в городе так до сих пор и нет, и лишь часть мебели сохранилась (кое-что можно увидеть в Малом дворце Пти-Пале) — всё остальное было распродано на аукционе.
Только в 1960 годах интерес к Гимару вновь проснулся, однако к этому времени очень много его строений уже было разрушено.

Белочка к Гимару никак не относится, просто деталь на доме напротив.

Уделив должное внимание Гимару, мы вернулись обратно в центр.
Вот этот дом, известный как Hôtel Mercédès, находится совсем рядом с Триумфальной аркой, на углу rue de Presbourg и avenue Kléber. Хоть он и оказался частично на реставрации, всё равно видны мягкие волны его фасада. К сожалению, поближе мы не подошли — а оказывается, дом может похвастаться довольно интересными рельефами и маскаронами, посвящёнными автомобилям и их водителям — которые в то время были ещё новшеством. Архитектор — Georges Chedanne (Жорж Шедан), который, среди прочего, проектировал Галери Лафайет.

Вторая крупная фигура ар-нуво, с которой мы успели немного познакомиться — это Жюль Лавиротт (Jules Lavirotte). Как и Гимар, Лавиротт родом из Лиона, учился сначала там, потом в Париже.
Один из самых известных его домов, по адресу 29 avenue Rapp, мы не увидели, а жаль — на картинках он выглядит очень интересно.

А другой его знаменитый дом, оказывается, я уже видела в свой предыдущий приезд. Это 34 avenue de Wagram, Céramic Hôtel . Декорация, как можно догадаться, вся из керамики — ею занимался Александр Биго (Alexandre Bigot). Дом построен в 1904 году.

Внутри отель, но никаких интерьеров, по крайней мере при входе, не сохранилось. Зато из вазонов снаружи растут оплетающие дом керамические растения, похожие на глицинию.

И да, этот дом тоже выиграл конкурс фасадов Парижа — в 1905 году.

Вид на Ceramic Hotel с противоположной стороны улицы.

Ещё один дом Лавиротта — 23 avenue de Messine, 1907 год, совсем не такой вычурный, однако тоже интересный.


Пока писала пост, нашла чудесный блог на французском про модерн в Париже — надо будет поизучать перед следующей поездкой.
А ещё я расстаралась, и желающие могут посмотреть приблизительную карту наших перемещений — по домам Гимара и по центру (три последних дома).

Ну и напоследок — ещё из забавного. На станции метро Madeleine с большим удивлением обнаружила курицу, на которой было написано «Metro de Moscou». Глаз заметался в поисках других надписей, обнаружил «Московское метро», а потом — серп и молот (в нескольких экземплярах), спутник, орла, красную звезду, часы на Спассокой башне, купола, и только в самом конце наткнулся на золотое яйцо. Рядом с яйцом обнаружилась сказка про курочку Рябу. На французском. Справедливости ради надо заметить, что с другой стороны от курицы была она же на русском.
Оказывается, это Московское метро сделало такой подарок городу Парижу в 2009 году. И (читаю я в википедии, удивляясь) — оказывается, это не просто так, а ответ на оформление французами одного из входов «Киевской» в 2006 году. И как бы вы думали они его оформили? А по знаменитому дизайну Эктора Гимара, как на самой первой фотографии этого поста.

Пока писала пост, снова захотелось в Париж — досматривать не увиденный мной модерн.
А у вас есть какие-нибудь любимые дома в Париже? Или просто какие-нибудь интересные места, находящиеся вне проторенных туристических маршрутов?

В прошлые выходные я наконец-то выбралась в Анси, куда я никак не могла попасть уже три года. Чудесный городок во Франции, который из-за его каналов иногда называют Альпийской Венецией.
В Анси из Женевы можно попасть на автобусе. Информации в интернете почти никакой нет. Автобусная компания называется Frossard, отправляются автобусы с автобусного вокзала Женевы (который примерно между жд вокзалом и озером), стоит 12.50 франков (13.50 евро) в Швейцарии и 10.50 евро во Франции. Идёт от часа до полутора. В воскресенье в Женеве касса при автовокзале работает, а вот во Франции нет — там покупали билет прямо у водителя.
Отзыв про Анси можно почитать тут.


Анси — город жёлтых фонарей. Они там почти повсюду, лишь иногда находишь парочку белых и удивляешься.


Приехав в Анси, мы первым делом отправились к озеру. Озеро мне показалась прозрачнее, чем у нас в Лозанне — виден чистый светлый песочек, так и захотелось в воду (а было нежарко!).



Фотографий у меня в этот раз на удивление немного. Так, погуляли, отдохнули, я даже информации почти никакой не читала. Зато купила себе юбку, которую долго искала. И мешок дешёвой колбасы.


Этот дворец на острове — пожалуй, самое известное здание Анси. Был построен аж в XII веке.


Несмотря на то, что Анси городок небольшой, есть у него и свой замок, который, как ему и положено, стоит на горе. Мы до него добрались и заглянули во двор, но заходить не стали (вход платный).

Аркада где-то в центре

Колодец с чудесной крошечной лягушкой!


А ещё наблюдала какую-то сошедшую с ума птицу. Птица подплывала к порожку, разгонялась, и со всей дури втыкалась в него головой. И так раз пять. Что она хотела этим сказать, я так и не поняла.

Покинув Нанси, мы в тот же день отправились в Мец (Metz), столицу Лотарингии, вместе с ней переходивший то к немцам, то к французам.
Говорят, что в Меце смотреть нечего, кроме собора, но мне почему-то сам город понравился гораздо больше, чем Нанси (если, конечно же, не брать в расчёт модерн).
Осмотр, как водится, снова начался с вокзала.
Большое здание 1870 года, выполненное в рейнском романском стиле, было построено немцами.

Какие капители прелестные!

Напротив вокзала — здание почты в схожем стиле. 
 
Приехали мы поздно, пока заселились, пока до центра дошли — ужа спустилась темнота, так что собор мы увидели в ночи, освещённый и с горящими виражными окнами.


Как выяснилось на следующий день — вон то жёлтенькое (и синенькое), что светится в капелле, всё-таки не Шагал, а Жак Вийон.


На следующий день у нас было полдня на то, чтобы осмотреть город. Жили мы рядом с вокзалом, так что сначала вновь прошли по немецкому кварталу…




Porte Serpenoise — Змеиные ворота — являются триумфальной аркой 1852 года, построенные на месте старых укреплений 1466 года.

площадь Республики

В парке, рядом с площадью Республики — памятник Нею,
маршалу времён наполеоновских войн
Esplanade citadelle

Здание, частично сохранившееся аж с римских времён — палестра (спортивный зал) 380 года, располагавшаяся на территории банного комплекса, в 7 веке стала капеллой бенедиктинского аббатства. Saint-Pierre-aux-Nonnains. Считается, что это чуть ли не самая старая церковь во Франции.


Часовня тамплиеров была построена в 1180-1220 годах. В 1312, когда орден тамплиеров прикрыли, она перешла во владение тевтонцев. Эта октогональная капелла — единственное, что осталось из зданий комплекса. Позднего романского стиля. В 16 веке капелла используется для военных целей, так продолжается до 20 века — там хранили порох, а потом располагался центральный телефонный узел. В 1905 году военные продали её городу.


В конце Esplanade Citadelle — вот такой вот грот-прудик, совершенно очаровательно оформленный.



Бульвар, на который выходишь с эспланады, идёт вдоль речки, которая, впрочем, почти скрыта за кронами деревьев.


Temple Neuf, 1901
Вид на кафедральный собор


Temple Neuf


Наконец, выходим к кафедральному собору Сент-Етьен. Собор знаменит тем, что имеет самую большую во Франции площадь витражей — около 6500 квадратных метров. Строительство происходило на протяжении трёх веков, начиная с 1240 года.



Очень хотелось посмотреть собор изнутри, но удалось это сделать только мельком. Подошли мы к нему аккурат перед началом службы, так что я немного смогла прогуляться по боковым нефам и всё.



А после окончания службы было всего 15 минут до следующей! Я быстренько рванула за служителями, успела взойти по ступенькам и полюбоваться две минуты на витраж Шагала, когда меня обнаружили и вежливо выгнали. В итоге я смогла увидеть только два.

Витраж Шагала
Витраж Шагала

Самый старый витраж в соборе относится к 13 веку и описывает жизнь Св. Петра.




Ещё одна из самых старых церквей города — церковь Сен-Мартен. То, что можно увидеть сейчас — сборная солянка из разных веков, начиная с 12 и заканчивая 19 веком.

Площадь Сен-Луи

Ворота немцев — единственные сохранившиеся ворота в городе, оставшиеся от крепостных укреплений. Название они получили от немецких рыцарей — тевтонцев и госпитальеров — основавших неподалёку госпиталь. Первые ворота были построены в 1230 году, а затем расширены в 1445, какие-то изменения проводились в XVI веке. Выглядит внушительно.

Музей школы Нанси расположен в здании бывшей виллы мецената Корбэна, по адресу 36-38 rue de Sergent-Blandan. И это — превосходная коллекция предметов в стиле Ар Нуво. Ходишь и уже просто нет сил восхищаться, так его много.

Музей школы Нанси, вид из парка

Музей школы Нанси


Красота начинается сразу же как заходишь внутрь. Это — касса.

Стол, сделанный Эмилем Галле — прямо при входе.

Эта скамейка, оказывается, не скамейка вовсе, а ящик для хранения бильярдных киев.




Комната с вазами Эмиля Галле.








По вилле, конечно, надо брать экскурсию, потому что иначе красиво, но ничего непонятно. Мы озабочиваться не стали, а зря, наверное.

Столовая

Потолок столовой

В вилле два этажа. На лестнице, как водится, витраж.




На втором этаже — ещё одна витрина с творчеством Галле.




Совершенно чудная кровать — называется «Рассвет и сумерки», тоже Эмиль Галле. Для меня он, кстати, был прежде всего мастером по стеклу, а оказывается — не только. 




В общем, сплошные ахи и разбегающиеся глаза.

Как я уже говорила, смотреть в Нанси нужно не пышное барокко. Смотреть в Нанси нужно модерн…


Модерн начинается почти прямо от вокзала.
Ресторан Excelsior, 1910 1-3, 1-3 rue Mazagran. Внутрь мы не заходили, а стоило бы — интерьеры гораздо более интересные, чем само здание.


Chambre de Commerce et d’Industrie, 1908, 40 rue Poincaré. Чудесные витражи (Жак Грюбер) и чудесная ковка (Луи Мажорель).



Graineterie Génin, 1901, 2 rue Bénit — 52 rue Saint-Jean.


Maison Houot, 1907, 7 rue Chanzy


Immeuble Biet 1901-1902, 22 rue de la Commanderie. Розы на первой фотографии — отсюда.


Pharmacie Jaques 1903, 33 rue de la Commanderie — 55 rue Jeanne-d’Arc




Maison du Dr Jaques 1905, 41 avenue Foch -37, rue Jeanne d’Arc.

Immeuble Loppinet 1902, 45 avenue Foch.Когда фотографировала — притормозила машина, чтобы не попасть в кадр. Впервые такое вижу, обалдеть.


А это не знаю, что такое, но тоже на avenue Foch, напротив следующего здания.


Immeuble France-Lanord 1902-1904, 71 avenue Foch



Просто так. Надпись — объявления запрещены, закон от 29 июля 1881.


Тоже не знаю, что, но вроде бы на rue de Laxou.


Immeuble Mangon 1902, 3 rue de l’Abbé-Gridel



Просто так. Окошко напротив виллы Мажорель. По-моему, прекрасные занавески.


Собственно, вилла Мажорель, 1901-1902, 1 rue Louis-Majorelle. Несмотря на сплошной забор, вроде бы её можно посетить, если заранее об этом как-то договориться. Как именно — не знаю, мы за неимением времени даже не стали пытаться. Вилла — одно из самых известных зданий Нанси в стиле модерн.




Не знаю, что за дом, но недалеко от виллы — если не ошибаюсь, rue Palissot 24.


А этот витражик — напротив, значит, rue Palissot 19 или около того.



Дальше точные адреса я сказать уже не могу, не помню. Но эти здания находятся все в одном квартале — le parc de Saurupt — rue des Brices,  rue du Maréchal Gérard и около.






В туристическом офисе города дают бесплатную брошюрку, где перечислены все известные здания в стиле Ар Нуво — с картой и адресами. Разбросаны здания по всему городу, за день посмотреть все очень сложно, но мы всё-таки успели посмотреть большую часть. Более того, мы даже сходили в музей, о котором я расскажу в следующий раз…

В мае ко мне приезжал в гости папа и мы с ним поехали на три дня гулять.
Очень хотелось съездить в Люксембург, ну и заодно посмотреть города по дороге. В Стасбурге я была совсем недавно, поэтому выбирала между Нанси и Метцем. Выбрать не смогла, поехали в оба.
Отзывы говорят разное. Помню, кто-то сказал, что Нанси слишком пышный, но главное в нём совсем не это, хотя барокко, конечно, присутствует…

Вот эта триумфальная арка (на фото выше) — по дороге от площади Станислас — воспроизводит формы арки Септимия Севера на Римском Форуме (а я всё думала, почему она мне кажется знакомой).

Площадь Станислас — площадь Станислава — была создана при герцоге Станиславе Лещинском в 1752-1755 годах. В центре изначально был поставлен памятник Людовику XV, однако во время революции его, естественно, снесли. А после 1830 года в центре появился сам Станислав Лещинский.


По углам плозади — позолоченные решётки и фонтаны. Сплошное барокко.



Беседка в парке Пепиньер недалеко от площади.


Place de la Carrière и вид на триумфальную арку с другой стороны.


Бывшая резиденция лотарингских герцогов, построенная в XVI веке.

Герцогский дворец

Церковь Сан-Эпвр стоит на бывшей рыночной площади. Новодел — XIX век.

Церковь Сан-Эпвр
Церковь Сан-Эпвр, роза
Porte de la Citadelle, XVII век
Grande rue


Кафедральный собор, начало XVIII века.



Продолжение следует…

Так получается, что в Париж я последнее время езжу ровно по одному поводу — встретиться с мамой.
Две недели назад назад я провела там два дня. Ничего выдающегося не видела, но кое-что весьма интересное было.

Не имея куртки для хайкинга, очень хотелось попасть в Декатлон. Загуглила, выяснила — в центре, ура, пошли. Декатлон меня поразил — много всего и очень-очень дёшево. Купила куртку за 30, что ли, евро (здесь они стоят — от 100). Недалеко от магазина (который находится недалеко от Триумфальной Арки на площади Звезды), по адресу  34 Avenue de Wagram, наткнулись вот на этот прелестный домик.

Не очень хорошо видно при таком солнечном освещении и сквозь тень от листьев, но ведь шикарный же декор! Вон там, под балконом (фото выше) — какие-то гигантские зелёные жуки-скарабеи.


Вечером около Оперы мы встретились с одной русской знакомой, живущей в Париже уже больше 10 лет. Немного погуляли в квартале — она показала нам крытые галереи. Раньше можно было по ним идти и идти, лишь иногда пересекая улицы. Теперь же осталось немного, но всё равно, квартала три-четыре по ним пройти можно.
Все они разные, какие-то победнее, какие-то побогаче. Удивительно, я даже не представляла, что такое есть в Париже. Хотя о их существовании знала — из книги Золя, которую я щас пытаюсь читать, и из какого-то милого японского аниме про Париж, названия которого уже не помню.


Сейчас в этих галереях, как и раньше — магазины, иногда встречаются местечки на перекусить, кстати, вполне неплохие.


В воскресенье мы с мамой поехали в парк, посоветованный нашей знакомой. Про этот парк мы знали ровно две вещи: он называется Parc de Sceaux (и находится на соответствующей остановке RER) и его спроектировал Ленотр, знаменитый ландшафтный архитектор.
Ленотр сначала работал на суперинтенданта финансов Фуке, сделав для него Во-ле-Виконт, однако после того, как Фуке был арестован Людовиком XIV, он перешёл на службу к королю и, между прочим, сделал для него Версаль.



Я всегда любила английские парки больше французских — быть может, потому, что вырастить ровно постриженные деревья у нас не позволял климат, а так — что такого особенного.
Однако Ленотровские парки действительно замечательны. Они удивительны своей сменой ландшафтов — идёшь, видишь один вид. А через некоторое время опа — и он уже совершенно другой — например, как будто из ниоткуда, возникает пруд, которого не было видно раньше.


От дворца Кольбера уже ничего не осталось — он был разрушен во время революции, и на его месте спустя некоторое время построен новый.

Макет дворца Кольбера



Вид от дворца — в конце дорожки виден фонтан. А если пройти чуть подальше, то он перестанет быть виден, пока внезапно не покажется вновь.





Теперь мне очень хочется в Во-ле-Виконт, резиденцию Фуке — говорят, там парк впечатляет гораздо больше.

Название Монблан я впервые услышала довольно давно, ещё на курсах французского в Петербурге. Однако так вышло, что за два с половиной года житья в Швейцарии я его так ни разу и не увидела. Единственное, что я знала, так это то, что его видно то ли из Моржа, то ли из Ньона, однако ни в том, ни в другом городе мне побывать так и не довелось.
В этом году, летя из Рима, я имела возможность полюбоваться этой самой высокой вершиной Франции — была хорошая видимость, и пилот объявил, что мы пролетаем Монблан. Горки действительно были прекрасно видны, снежные, красивые, но вот которая из них Монблан — а кто ж его знает.
Но вот моя мама, приехав по мне на Пасху, заявила, что хочет поехать в Шамони, и у меня появился шанс наконец-таки увидеть знаменитую вершину.
С погодой повезло, билет, к моему удивлению, оказался недорогим — всего 34 франка (в одну сторону с моей скидкой в полцены), дорога наполовину знакомая — через Мартиньи (Martigny).
В Мартиньи мы пересели на горный поезд, который начал медленно взбираться по склону. В какой-то момент мы попали в туннель, а когда вынырнули, оказались уже с другой стороны горы, и вокруг стало больше снега. Вскоре стали видны и белоснежные пики. Вид открывался то с одной, то с другой стороны, и мы постоянно перебегали от окошка к окошку, пользуюсь тем, что людей в поезде немного. Чёткого плана, что делать в Шамони, у нас не было — из интернетов мы так и не поняли, куда можно сейчас забраться, поэтому решили первым делом пойти в тур офис и узнать там.
Рядом с туристическим офисом располагалось табло, на котором были подписаны названия окрестных горок. Среди них был, естественно, и Монблан. Так я впервые увидела эту махину в 4810 метров. Увидела — и очень удивилась. Я всегда рисовала себе Монблан как выдающуюся красивую заметную вершину. Тем не менее, снизу он казался даже ниже соседних вершин, — одним словом, на Маттерхорн (эмблему Тоблерона), который, правда, я тоже так до сих пор не видела, он совершенно не походил.

Монблан — это покатая вершина в правой части снимка,
в ложбинке, справа от выступа с облачком.

Сам Шамони ничего особенного из себя не представляет, если туда ехать, то исключительно из-за гор. В тур офисе нам предложили три возможности: забраться на Aiguille du Midi (57 евро) — самую высокую точку, с которой можно наблюдать Монблан; забраться на Brevent (Бреван) (30.50 евро), откуда тоже можно было посмотреть на Монблан; и посмотреть на  Mer de Glace (30.50 евро), уже без Монблана, но зато с Ледниковый пещерой.
Про Aiguille нас сразу же огорошили: очередь за билетами час, очередь за на то, чтобы подняться, ещё час. Мы подумали, подумали, и пошли на Бреван, тем более, подъём на него был ближе всего. Купили билет на целый день за 58 евро, решив, что хотя бы два из трёх объектов мы обязательно посетим. Очень странным было стоять в одной очереди вместе с лыжниками, я чувствовала себя какой-то ущербной. До сих пор помню свои ощущения от китайцев, которых я увидела, в первый раз отправившись кататься на бороде.  Мол, туристы с фотоаппаратами — и что им  городах не сидится. Впрочем, пешеходами мы были не единственными — в очереди на подъёмнике заприметила ещё несколько людей без лыжной обмундировки. Наверху — кругом снег, сразу же начинается трасса, и тихонечко стараешься идти по краю, чтобы тебя ненароком не зацепил какой-нибудь лыжник. Горки гораздо красивее, чем снизу, хотя мне вид вбок, на долину, нравится гораздо больше, чем снежный Монблан.


Садимся на следующий подъёмник, чтобы проехать ещё выше, с Plan Pratz в 1999 метров на сам Brevent в 2525 метров. Монблан по-прежнему не очень впечатляющ, но сверху выглядит всё-таки повыше, чем его соседи.

Покатая вершина Монблана — снова с правой стороны.

Если ты не лыжник, делать наверху особо нечего, и мы, полюбовавшись видами, отправились обратно вниз.

Подъёмник на Pran Platz — видно, что снег уже потихоньку сходит.
Маленькая красная точка в небе над белыми горками — подъёмник на Brevent.

Немного подумав, мы всё-таки решили попробовать забраться на Aiguille. Название, кстати, переводится как Полуденные Иглы — красиво.  Подошли к кассе, взяли номерок — очереди не было. Ждать, как и предсказывали, надо было примерно час — номерок выдавался по номеру отправляющийся вверх кабины, получалось примерно 10 кабин в час. Решили провести время с пользой и быстренько перекусили в ресторанчике неподалёку. Что удобно, номер отправляющейся в данный момент кабины светится крупным шрифтом на фасаде здания, так что видно его издалека — не надо подходить к самому подъёмнику.
Этот подъемник было повеселее предыдущих — на столбах он раскачивался, чем вызывал громкогласные возгласы едущих. Здесь туристов было больше, чем лыжников, однако лыжники тоже имелись. Путь состоял из двух отрезков. На пересадочный станции мы не стали терять времени, и сразу же отправились на следующий подъемник — в принципе, ничего особенного там не было.

Второй подъёмник. Впереди — Aiguille du Midi.
Называется тоже Иглы, но какие именно, уже не помню.
Пожалуй, наиболее понравившиеся мне горки.

Снег внизу — весь в дорожках. В основном, полагаю, от скатывающихся комочков снега, но некоторые — от лыжников, — на обратном пути я видела две фигурки, скатывающиеся чуть ли не по девственному снегу.


Наверху же оказалось холодно, очень холодно, более того, даже морозно-морозно. Передвигаться приходилось быстрыми перебежками. Монблан отсюда действительно гораздо ближе, однако я считаю, что с Brevent он выглядит интереснее.

На эту дорожку пешеходам нельзя — только лыжникам, собирающимся спускаться вниз по трассе,
до которой, впрочем, надо ещё добраться.
Вот он, Монблан — на заднем плане.
Вид на долину. Бреван — где-то напротив, но, полагаю, за кадром справа.

Долго находиться наверху мы не могли — холодно очень, да и не хотелось нам рассиживаться, — мы решили добраться и до третьего пункта, до ледника. Но в принципе, наверху и кафешка какая-то есть, и сувенирный магазин, и почтовый ящик, открытки из которого помечаются особым штампом Монблана.
Спустились вниз, минут за 10 дошли до вокзала, перед котором стоял макет старого паровозика, стали ждать поезда. Поезд оказался маленьким, и сквозь прозрачную кабину с переднего места можно было наблюдать за дорогой и за машинистом.


Людей почти не было, поэтому удалось пересесть на левую сторону, с которой открывались прекрасные виды назад на долину.


Примерно минут через двадцать мы доехали до места, вышли и… Красота! В леднике, расположенном на высоте 1913 метров от уровня моря, можно было посетить какую-то пещеру, к которой вёл отдельный подъемник вниз, однако мы для этого приехали слишком поздно, поэтому просто любовались видами.


Далеко внизу я разглядела маленьких человечков — лыжников, катавшихся, видимо, по леднику, правда, где они начинали и как они туда добирались я не знаю. Также рядом со станции располагался небольшой Музей кристаллов, где был выставлен в основном кварц и что-то ещё, из окрестных гор и из Бразилии. Особо запомнился мне одиночный кристалл весом в 160 кг (не местный, бразильский).

Человечки-человечки.
Ледниковая пещера, видимо, тоже где-то там.

Обратно мы отправлялись на последнем поезде в 17 часов, полностью забитом. Вокзал SNCF находился недалеко от Gare du Montenvers, куда мы вернулись, так что нам ничего не оставалось, как идти за билетами домой. У мамы был билет туда и обратно, а я поскольку имела возможность после семи вечера ездить бесплатно, была без билета — не знала, от какой станции мне он понадобится. Ехали мы не на последнем поезде, так что границу пересекали ещё до семи вечера. Я спросила билет до нужной мне станции в кассе — мне сказали, такой станции у них нет, до этой станции продать билет они не могут, могут продать до предыдущей (остановка на этой станции была только по требованию). Я узнала цену — выяснилось, что билеты до границы стоит пять евро (5.50). а билет до нужной мне станции — 15 евро. Таким образом, мне нужно было бы заплатить 10 € за проезд в длиной в 20 минут. Я не впечатлилась и купила билет только до границы, решив что это грабёж и что швейцарский билет я куплю в Швейцарии по интернету. И действительно, сэкономила я на этом деле пять евро. Так что мой вам совет, узнавайте цены с обеих сторон — и на французском, и на швейцарском сайте. А ещё ехать лучше всё-таки летом, а не весной — тогда и потеплее, и погулять можно было бы по пока ещё занесённым снегом маршрутам.

Хотела добавить про Страсбург всего пару слов, думая, что я про него уже рассказывала. Стала искать свой предыдущий пост, чтобы дать на него ссылку — и не нашла. Оказалось, в Страсбурге я была в самом начале моего швейцарского житья, когда блог ещё не вела, так что придётся рассказывать подробно.
Фотографии в основном из предыдущих поездок, и только немного из этой. Информацию про город, кстати, можно почитать на всё том же замечательном сайте, который я упоминала в рассказе о Кольмаре.
Как и во многих других городах, первое здание, которое предстаёт перед глазами — это здание вокзала. В Страсбурге оно весьма современное, как огромная полупрозрачная капля, но выглядит весьма органично — на большой площади, не очень высокое, оно хорошо вписывается в окружающую среду.

От вокзала в центр идёт улица больших магазинов, которые мы в этот раз как-то все пропустили.


Есть тут и Galerie Lafayette, внутри которой, кстати, можно взять прекрасную бесплатную карту (в тур офисе тут дают фиговый листочек, а не карту, у них нормальную карту только купить можно).

В городе много маленьких забавных деталей — где часы с петухом, где фонтан с коронованным бегемотом…


Пробежав сквозь пару площадей, выходим, наконец, к Страсбургскому собору Нотр Дам. Высота его единственного шпиля — 142 метра. Второй шпиль не построили, в первую очередь, из за нехватки денег, а кроме того, боялись, что сооружение обрушится.
Этот собор – не первая церковь, построенная на этом месте. Первая появилась в конце седьмого века, а нынешнее здание датируется 1176-1439 годами.


Собор имеет совершенно удивительный фасад, очень ажурный, весь в скульптурах.
Один из сюжетов — мудрые девы (с другой стороны от двери) и неразумные девы. Неразумных дев соблазняет Искуситель, по спине которого ползут жабы и змеи — ну разве не прелесть?


Изнутри Нотр Дам выглядит как обычный готический собор, но зато какая шикарная роза!

Корпус органа справа — 1491 года!
витражи собора, в основном — средневековые

Особый интерес в соборе представляют астрономические часы, находящиеся в трансепте справа от алтаря. Часы эти — XVI века, создавались с 1547 по 1574 год. В 1788 году часы испортились и оставались в нерабочем состоянии до 1838 года, когда началось создание нового механизма. В 1842 году часы вновь пошли, теперь ещё и с церковным календарём и мини-планетарием и шествием апостолов, остальное же осталось таким, каким было раньше.
Помимо времени и даты, часы также показывают знак зодиака, фазу луны, положения планет и некоторые другие астрономические данные.
Каждый день в 12:30, за смешные деньги и выстояв километровую очередь (вход через южный портал — справа), можно посмотреть на работу часов (у которых в этот момент наступает полдень).
Сначала оживают два ангела, что по краям от маленьких круглых часов в середине, один отбивает час, второй переворачивает песочные часы. Затем наверху, в первом ряду фигурок, перед смертью проходят четыре возраста. После этого, рядом выше, перед Иисусом проходят апостолы, каждого из которых он благословляет. Во время прохода Петра кукарекает петух, находящийся на колонне слева — и так происходит трижды.

Античные боги, символизирующие дни недели
Ангелы, начинающие представление

Северный фасад собора
Северный портал

Если пойти вдоль северного фасада собора на восток, то по пути будет русский магазин — матрёшки, фарфор ЛФЗ и советские плакаты.


На площади перед собором — фахверковые домики.

Самый знаменитый дом Страсбурга — дом Каммерцеля на Соборной площади — был построен в 1427 году. Удивительно богатый резной фасад относится, правда, к 1589 году. Нижний этаж считается средневековым, остальные — ренессансными. Дом сейчас носит имя своего последнего частного владельца, бакалейщика. Внутри теперь ресторан, в котором я не была, но, судя по картинками, интерьеры там весьма интересные.

Деталь дома Каммерцеля
Деталь дома Каммерцеля

В один из предыдущих своих приездов я забралась на башню собора, с которой открываются прекрасные виды на город.

Вид на дворец Роганов, где сейчас расположены музеи.

Вид на улицу перед собором и на площадь Гутенберга с белыми шатрами 

Современные здания — быть может, что-то связанное с Евросоветом?
Но это я пальцем в небо.

Уже не помню кто, но забавен — с монетками на голове

Аисты — обязательный атрибут региона — в Страсбурге везде, в том числе и на домах…


По местной речушке можно прокатиться на кораблике — хоть летом, хоть зимой, но мне пока как-то не довелось.


Ещё одно знаменитое место города — так называемая Маленькая Франция. Забавно, что квартал получил своё название в честь так называемой «французском болезни» — когда-то здесь располагался госпиталь, где лечили от сифилиса солдат Франциска I. Впрочем, никаких напоминаний об это уже давно нет, а сам квартал совершенно очаровательный.



Уже совсем в другой части города — замечательный мостик 1900-1901 годов, называется passerelle du Faux-Rampart.

Франции — никуда без сыра, а Страсбургу — без pаin d’épices — пряничного хлеба.

Ярмарка на площади Гутенберга

Нуга и pain d’épice в витрине магазина

Ну и пара зданий из этой поездки.
Первое — отличнейший пример стиля модерн, находится на rue du Général de Castelnau, 22. Здание 1903 года, обыкновенный доходный дом.


Второе — Египетский дом, построенный в 1905-1906 годах, находится на rue du Général Rapp, 10.


Ну и просто бородатый старичок с витражиком над входом в один из домов в том районе.

Начало — тут.
Как я уже говорила, в Эльзас мы поехали на Пасху. Зная, что в Швейцарии Пасха — мёртвое время, я ничего особенного не ждала. Как оказалось, я была не права — Кольмар нас встретил пасхальной ярмаркой! Сначала — на площади около Доминиканской церкви, где (в церкви, не на площади) выставлены работы Мартина Шонгауэра,  одного из самых знаменитых уроженцев Кольмара, художника XV века.
На площади же — пасхальные декорации, живые курочки-уточки-зайчики в оборудованных клетках и загонах, и лавочки-лавочки-лавочки, со всякими вкусностями и красивостями.

Вторая часть — около Старой Таможни, уже менее интересная, хотя и тут нашлось, чему удивиться.


Например, вот эти маленькие кустики. Я сначала даже не поняла, что это такое. А потом читаю названия — шассла, мускат… и понимаю — да это же виноградная лоза! Впервые увидела, как её продают.


А в самом здании Старой Таможни проходила выставка-продажа пасхальных яиц из разных материалов — натуральных, из дерева, из камня, расписанных и украшенных, на любой вкус и размер. Мне больше всего понравились вот эти — чудесные, сделанные, как я понимаю, из настоящей скорлупы.


Отоварившись сыром и фуагрой, оставляем лавки позади и идём смотреть город дальше.
Зелёный дом — «У воротничка» — rue des Marchands, 9, с забавной деревянной статуей на углу. За ним — башенка дома Пфистера, на углу с rue Mercière, построенного в 1537 году.


Дом Пфистера был построен для шляпных дел мастера Людвига Шерера. Несмотря на отчасти средневековый вид, дом является первым примером Ренессанса в Кольмаре. Своё имя он получил благодаря семье, которая его отреставрировала и жила в нём в 1841-1892 годах. На втором этаже фасада, в основном со стороны улицы Mercière — росписи на библейские темы.
Подробнее о доме и о росписях можно почитать тут.

Дом Пфистера, вид с rue des Marchands.

Уже точно не уверена, откуда эта картинка, но подозреваю, что с Дома паломника (Grand’Rue, 25a). Аисты, как известно — символ региона, поэтому в Кольмаре и в Страсбурге их встречаешь на каждом шагу.

Не помню где, но мне понравилось оформление магазинчика.

В Страсбурге есть Маленькая Франция, а в Кольмаре — Маленькая Венеция. Название это появилось в XIX веке. Летом тут можно прокатиться на лодочке. Не знаю, можно ли было сейчас, но мы не пошли — и так думали провести в Кольмаре лишь несколько часов, а в итоге остались на целый день, и время близилось к вечеру.




Говорят, самые лучшие рождественские рынки во Франции — в Страсбурге. Насчёт рынков не знаю, но самые украшенные дома наверняка именно там. В Кольмаре же увидела — не так много, как на рождество в Страсбурге, но всё же немало — дома, украшенные для пасхи. Обычно, конечно, зайчиками да курочками, но ничто не останавливает полёт фантазии местных жителей — вот вам дом, украшенный стульями.


Наш обратный путь к вокзалу снова лежал мимо карусели. Я на таких каруселях не каталась ни разу в жизни — у нас в России такого нет, а когда я стала ездить заграницу, уже была подросшая и интереса не было. А тут подумала — такой случай, самая большая карусель во Франции, а стоит — копейки, всего 1.70…

Утром карусель ещё закрыта — начинает работать с двух.

И я решилась — нельзя же упускать такой шанс, потом жалеть буду! Подождав, пока закончится круг, мы с мамой пошли выбирать себе лошадок. Выбор был на любой вкус — и не только лошадки! Помимо машинок-вагончиков-самолётов можно было обнаружить поросёнка, слона (на втором этаже), жирафа и даже аиста!



Внутри по наружным стенам — репродукции картин Тулуз-Лотрека, по внутренним — афиши начала XX века, их же можно увидеть и на потолке карусели.


Мама выбрала в итоге аиста, я — лошадку рядом, и мы закрутились. Я получила большое удовольствие — но скорее не от самой карусели, а от факта, что я, такая взрослая, сижу на детской лошадке и смеюсь.


Так на радостной ноте закончилось наше пребывание в Кольмаре.