Оглавление:
 День первый: прилёт, океан, вечер в Токио
 День второй: храм Касамори Каннон, префектура Чиба
 День третий: Шибуя и Синдзюку
 День четвёртый: Уэно и Янака
 День пятый: Асакуса и музеи
 День шестой: Хаконэ, Фудзи!
 День седьмой: Никко
 День восьмой: Камакура, Великий Будда
 День 9-10: Токио, переезд в Киото
 День 11: Киото, Арасияма и много торий
 День 12: Нара
 День 13: Киото в дождь — Гинкаку-дзи и другие храмы
 День 14: Кинкаку-дзи, Ниномару, Санджюсангендо
 День 15: Токио, Одайба

Что я могу сказать про Японию в общем и целом?Мне очень понравилось.Оказалось совсем не так страшно, как я думала. Знание японского, конечно, немного помогло, но скорее психологически, чем реально. Читать я всё равно не могла из-за незнания иероглифов, а чтобы задавать простые вопросы, хватит какого-нибудь разговорника и махания рук.Очень вкусная еда.
По финансам — к моему удивлению, не так дорого, как я думала, хотя в общей сложности, конечно, недёшево. Но это всё — с моей швейцарской точки зрения, поездка из России имеет совсем другую перспективу.Билеты обошлись в 800 франков с человека, купленные на распродаже больше чем за полгода до поездки. Это уже полная стоимость — с процентом за оплату кредиткой и с страховкой. Впервые в жизни взяла страховку от авиакомпании, потому что было немного страшно — ехать далеко, билеты дорогие, и кто знает, что будет там, в ноябре. Но в итоге — поездка как поездка. Очень важная вещь перед поездкой — озаботиться проездом в самой Японии, а именно, понять, нужен вам JR Pass или нет — купить его можно только вне страны. Нам JR Pass второго класса на 14 дней обошёлся в 443 франка с человека.За гостиницы (14 ночей) мы заплатили 123’100 йен. Гостиницы советую искать заранее, особенно в Киото. Мы брали за два месяца, и их было уже очень мало за небольшие деньги. Хотя, может, дешёвых там всегда мало.
В общей сложности, потратили мы там оочень много. На всё про всё (с гостиницами и перелётом) — примерно три тыщи франков с человека. Но я не сдерживала себя, думая, что когда я ещё сюда поеду, и если мне хотелось вооон тот чудесный шарфик, или ещё один шашлычок (несмотря на то, что я уже съела 10), я брала этот шарфик и этот шашлычок. В итоге расходы на двоих на 15 дней получились примерно такими (ошибки в вычислениях точно присутствуют, но общий порядок понятен):
Еда — 87’747 йенТранспорт — 20’960 йенХрамы и музеи — 25’180 йенГошуин — 12’100 йенСувениры — 44’885 йенПокупки — 80’000 йен
На музеи и храмы в Киото мы потратили гораздо больше, чем в Токио. Покупки — это, в основном, одежда и что-то для себя. В них, в том числе, входит жемчуг, который я таки себе купила. Сувениров было очень много, эту сумму можно урезать, думаю, больше чем вполовину. Гошуин получился, конечно, дороговат, но мне очень хотелось.
Немножко про сувениры. Веера, с моей точки зрения, надо покупать в Киото — богатый выбор очень красивых и хорошо сделанных.  Ещё мне очень понравились кожаные вещи в технике Инден — декоративная ручная лакировка на оленьей коже. Утверждается, что эта техника передавалась на протяжении 13 поколений в одной семье. Когда-то её использовали для украшения самурайских доспехов. Очень красиво, но и недёшево. Я себе не купила. Из Хаконэ надо везти вещицы маркетри — в технике деревянной мозаики. Эта техника была придумана в период Эдо, в начале 19 века.
Когда я считала цены, то йены разделяла на сто, чтобы получить цену во франках (ограничение сверху). В рублях что там — не имею ни малейшего понятия. Но моё ощущение такое — если справиться с процессом получения визы, то можно спокойно ехать из России в Японию, если у вас есть финансы для путешествий по Европе.
Многие меня спрашивают, что мне больше всего понравилось в Японии или что меня больше всего поразило. Не знаю. Всё понравилось. Чтобы что-то поразило особо сильно — пожалуй, нет такого. Было много маленьких удивлений, к которым через две недели привыкаешь, так что они кажутся нормальными.Удивило, кстати, что все говорят про то, что нет вайфая. Да, в кафе его нет, но он, например, есть в каждом магазине 7/11 (бесплатный и не требующий регистрации заранее, правда, надо понять, на какие японские кнопки там жать), да и просто на улицах иногда встречается. В торговых центрах иногда можно попросить пароль, показав на ресепшене заграничный паспорт.
Очень хочется вернуться ещё раз — особенно когда смотрю фотографии. И знаете что? Я обязательно поеду снова! Быть может, в следующий раз — на цветение сакуры…

И вот, настал последний день. Две недели пролетели безумно быстро. И удивительно, что под конец я не чувствовала себя усталой и слишком переполненной впечатлениями — я готова была гулять ещё.
На последний день мы взяли дневной билет на метро — JR пасса у нас уже не было.
Немного деталей — запрет курения на улицах и смешные картинки в метро. Была ещё другая, где хомяк уплетал громадные орехи, а сидящий рядом, что ли, лис смотрел на это грусными глазами, но она у меня не получилась.



С утра поехали в Шибую. Целью было кэткафе — кафе, куда можно придти и тискать кошек. Найти его оказалось непросто. Там, где оно было по заявлению моего путеводителя, ничего не оказалось. Проторчав попутно часик в магазине (на последнем этаже которого оно должно было быть), вернулись обратно к старции, спрашивать. Выдали какой-то адрес, нашли, хоть и с трудом.

Кэткафе Хэпи Неко — «счастливый кот»

Кафе оказалось не таким, каким я его ожидала. Встречает оно чем-то вроде пропускной будки. К окошку подошла тётя и, не говоря ни  слова, выдала бумажку правил. Что нельзя приходить владельцам других кошек, побывав до этого в другом кэткафе, больным, и т.п. Было написано про то, что можно делать и что нельзя, в общем, целые своды.
Внутрь не пошли. Во-первых, после всех этих дождей я кашляла, а во-вторых, оставалось уже мало времени — а нам хотелось успеть ещё  в пару мест и приехать на Одайбу (островной квартал Токио) не очень поздно.
На Одайбу ходит надземный монорельс, с которого можно наблюдать проносящиеся мимо небоскрёбы. Наконец, пересеча длиннющий мост, мы оказываемся на острове.

Первое, что бросается в глаза — копия Статуи Свободы.


Совершаем круг почёта вдоль набережной и удивляемся выставленным в ряд штативам, без фотографирующих владельцев, а некоторые даже и без камер.


К сожалению, приехали мы всё-таки поздно — на закат не успели, но увидели садящееся солнце из поезда.


Пошли вглубь острова — немного поисследовать окрестности. Наткнулись на гигантского робота — или кто это. Вдалеке — колесо обозрения, до которого мы уже не пошли.
Мы отправились есть — и попробовали рамен — лапшу в супе. Понравилось, тепло и сытно.



Возвращались уже в темноте. Одно из зданий было как экран — всё время светилось разными цветами, показывая картинки и надписи — 2015, ёлку, колесо обозрения, ещё что-то.


Тем временем концентрация народа на набережной увеличилась, штативов стало больше. Заметив камеры, направленные в небо, подумали — может, салют? Но как-то не очень верилось — 6 декабря, обычный день, с чего бы это. Однако до 7 вечера оставалось лишь чуть больше пяти минут — решили, что если что-то и начнётся, то в семь, и остались подождать.



И не зря! Я увидела самый роскошный в своей жизни салют. Я потом спросила нашего знакомого — Нобу — он сказал, что в декабре на Одайбе каждую субботу устраивают салюты, и что если мы этого не знали, то нам повезло.


Салют был шикарен. Просто красив, но ещё и забавен местами — были фигурки смайликов, санты, ёлочки и ещё чего-то.

Это улыбающийся смайлик.
В реальности, естественно, он не был таким
размазанным и выглядел куда лучше.


На такой радостной ноте закончилось наше первое знакомство с Японией.

На последний день в Киото у нас был придуман большой план — надо было посмотреть всё то, что мы ещё не успели увидеть. Начали мы с Кинкаку-дзи — Золотого павильона. Он был построен в конце 14 века, и простоял неизменным до 1950 года, когда его сжёг какой-то безумный монах. Павильон восстановили, потратив на него 50 килограмм сусального золота.

В хороший солнечный день он выглядит особенно ярко.
Несмотря на тишину на фотографии, в реальности вокруг были жуткие толпы — причём не туристов, а японских школьников. Я не очень понимаю, им что, учиться не надо было?

Золотой павильон впечатляет больше Серебряного, но вот зато у Серебряного садик интереснее.


После Кинкакуджи мы отправились в расположенный неподалёку Реан-дзи, знаменитый своим садом камней. В саду камней действительно лежат камни — 15 камней и белый песок, и больше ничего. Утверждается, что с любой точки один из камней никогда не виден, но я не проверяла.
Великий смысл сего мне непонятен, но посмотреть посмотрели. Там же, кстати, весьма красивые расписанные перегородки.



Поехали на автобусе в замок Нидзё (тот самый, который оказался закрыт по вторникам в декабре). Территория окружена забором, внутри — парк, галерея, дворец Ниномару, ворота Карамон и остатки замка Хонмару.

Карамон
Деталь Карамон

Вход в дворец Ниномару

Деталь над входом в дворец Ниномару

Я считаю, что Ниномару — это обязательный пункт программы при посещении Киото. Он очень роскошен, и к тому же, даёт возможность передохнуть от бесконечной вереницы храмов (которых, напомню, в Киото больше полутора тысяч).
Внутри фотографировать нельзя, вот пара изображений с просторов интернета:




Ниномару — место, где сёгун жил и работал (т.е. принимал вассалов), и поэтому дворец полон разнообразных хитростей, служащих для его безопасности скрипящие соловьиные полы, скрытые комнаты для охраны, потайные двери.

Деталь крыши дворца.
По бокам — изображения птиц.



В саду увидела интересные скрученные деревья. Табличка рядом гласила, что это потомки деревьев, переживших атомный взрыв в Хиросиме, хоть и находившихся всего в 1,3 км от эпицентра.


От Ниномару поехали в храм, который не успели посмотреть в дождь — в Киёмидзу-дэра. Он оказался весь в лесах, и мы, разочаровавшись, туда не пошли,  хоть, может, и зря. 



По дороге обратно зато купили местных блинчиков, самые вкусные — с апельсином.
Последним пунктом программы на день был Санджюсангендо, храм 1001 Каннон. Это, я считаю, тоже обязательно к просмотру — впечатляет.

Санджюсанген-до.

Действительно, 1001 деревянная скульптуры, вырезанные 70 мастерами с учениками на протяжении 17 лет.

Фото из Интернета.
И да, оно дейтсвительно так выглядит!

Достойной завершение нашего пребывания в Киото.

Сегодня опять был день дождя, и я опять вымокла. Начали день мы с завтрака на вокзале и с автобусной поездки в Гинкаку-дзи — Серебряный павильон, сооружённый в XV веке сёгуном Ёсимасой Асикагой как часть своей загородной виллы.  Считалось, что это — ответ золотому павильону Кинкаку-дзи.
Пройдя сквозь ряд сувенирных лавочек, дошли до входа в храм. 

Внутри — совершенно чудный японский сад!



По причине дождя путеводитель я не доставала, так что про павильон ничего не знала. В итоге была немного разочарована, ибо ожидала, что павильон будет действительно серебряным. Тем не менее, красота сада меня со всем примирила.
Почему павильон не покрыт серебром, на самом деле неизвестно — то ли из-за войны, то ли его и не собирались посеребрять.

Серебряный павильон, Гинкаку-дзи

Выходим обратно на сувенирную улочку, и сворачиваем к каналу, вдоль которого вьётся Философская тропа (Tetsugaku-no Michi). Наверное, в хорошую погоду там приятно прогуляться, но в дождь начиная с некоторого момента я уже думала только об одном — когда же она кончится. Путеводитель утверждал, что вдоль неё расположены многочисленные кафе, но что-то я их наблюдала не очень много. Пару раз встречались сувенирные лавки. В одном месте я нашла себе шарфик. Экономя наличку, решила заплатить карточкой. Так карточкой проводили через крошечный прибамбас, выставленный в айфон! А чек потом прислали на емейл. Мир мобильных технологий, что тут скажешь.

Наконец, свернули от канала в город, прошли ещё немного и дошли до очередного храма — Хэйан-дзингу, в который заходить не стали — храм был молодой, 1895 года, а здания ещё моложе — 1976, построенные после пожара. 
Заглянули в Центр ремёсел — четырёхэтажный магазин сувениров. Решили вернуться вечером, в темноте. Парочку храмов пропустили. Один из них, Тион-ин (Chion-in), оказался почти весь на реконструкции до 2019 года — в том числе и 24-метртвые ворота при входе были в лесах. 
Следующий храм, Ясака-дзиндзя, посмотрели мельком. Именно здесь начинаются и заканчиваются два парада главного летнего фестиваля Киото —  Гион Мацури.

Ясака-дзиндзя

Ясака-дзиндза

В следующий храм, Кодай-дзи, решили не заходить — становилось всё мокрей. После него, наконец, появились старые улочки с деревянными домишками, полные лавок с едой и сувенирами — есть куда заглянуть, чтобы передохнуть от дождя. И — внезапно — небольшие толпы женщин в кимоно.



Очередной храм мы пропустили, свернув не в ту улочку, и решили в итоге оставить его на завтра — мои ноги к этому времени не только промокли, но и замёрзли. Посушив в гостинице стельки феном, поехали снова в Центр ремёсел.  Для покупки хороших качественных сувениров — отличное место. Немного открыток, бумага для оригами, жемчуг и лакированные изделия, маркетри из Хаконэ, веера, кимоно, чай и васаби.
Можно сделать и такс фри — причём стоимость покупок объединяется, несмотря на то, что платишь на каждом этаже. Такс фри — от 10000 йен, и в Японии оно действует немного по-другому: налог возвращают сразу, в паспорт вклеивают листочки с перечнем того, что было куплено, которые нужно отдать таможеннику в аэропорту. Теоретически, в аэропорту могут попросить посмотреть товары, но нас не просили вообще ничего.
Кстати, что касается налога — в Японии цены иногда указываются с налогом, а иногда без. Вот так покупаешь открытку за 100 йен, а платишь 108. Неудобная практика.

Сегодня мы поехали в Нару. На вокзале в информационном центре взяли карту и пошли в сторону первого из трёх основных храмов Нары. Только мы успели забраться по лестнице к святилищу, как к нам подошла девушка и предложила провести нам бесплатную экскурсию. Мол, она студентка, член какой-то ассоциации, и вот. Мы с радостью согласились. Настоящей экскурсий это, конечно, не было, но всё равно было очень здорово — что-то она нам рассказала. 

Кофуку-дзи

Первый храм — Кофуку-дзи — знаменит своими деревянными статуями — Буддой медицины и 12 генералами, которым, оказывается, соответствуют 12 животным восточного календаря (находящимися в Токон-до — восточном золотом павильоне). 

Фото с интернета

 В соседнем здании, в Кокухокане, выставлено ещё больше. Среди прочего — огромная голова Будды VIII века.
Там же, в этом комплексе — самая высокая деревянная пагода в Японии. Или нет, вторая, после Киотской. 


Уже в Кофуку-дзи видим первых оленей, но когда проходим дальше, в сторону второго храма, они обступают со всех сторон. Особенно велика их концентрация рядом с ларьками, продающими оленье печенье за 150 йен. 


Нара славится своими оленями, которые являются почти ручными, хоть таблички и предупреждают,что они дикие и могут укусить, забодать и т.п. 

 За неимением печенек олени могут поесть вашу карту — так они попытались поступить с моей. В другой раз меня, жующую обычную печеньку (я бы поделилась, но мне сказали, что они не могут такое есть —  обычные печеньки, видимо, толстые слишком), пару раз покусали — хорошо, что за пальто. Ходили они толпой и косяками, переходили через дорогу по пешеходному переходу, в общем, попрали все мои представления об оленях. 




Второй храм — Тодай-дзи — оказался самым интересным. Во-первых, там самое большое деревянное сооружение в мире. А во-вторых, в этом сооружении сидит самая большая бронзовая скульптура в Японии — великий Будда.

Вход на территорию комплекса
Дайбуцу-дэн, самое большое деревянное сооружение в мире

Великий Будда Нары выглядит не так впечатляюще, как в Камакуре — из-за того, что сидит под крышей. Но всё равно очень здорово.
Высота статуи 15 метров, вес — 500 тонн.



Когда-то Тодай-дзи выглядел так: с двумя пагодами по бокам от Дайбуцу-дэна. Теперь от них остались разве лишь основания.

В одной из деревянных колонн зала есть дырка размером с ноздрю Будды, говорят, если пролезешь, будет тебе хорошо. Преуспевают в основном дети школьного возраста. 
По дороге к третьему храму а наконец-то узнала, в чём разница между храмом и святилищем. У святилища есть тории, и оно синтоистское, т.е. посвящено природе. У храма торий нет, но зато есть (или когда-то была) пагода и статуи, которым поклоняются — это буддизм. Естественно, разница, наверняка, не такая однозначная и там гораздо больше тонкостей, но для начала и такое объяснение сойдёт. 
Узнала, почему я иногда видела детей в кимоно — для мальчиков в 5 лет, а для девочек в 3 или 7 устраивают какую-то церемонию. На совершеннолетие — 20 лет — тоже.

Тем временем мы дошли до третьего храма, Касуга-тайша, знаменитого многочисленными каменными фонариками.


Внутри храма висят две тысячи бронзовых фонарей, каменных же не счесть.




В итоге Нару осмотрели за полдня, благодаря в основном нашей проводнице. В конце дня она нам выдала свою визитку с сайтом организации. Оказывается, экскурсию даже можно заказать заранее! А сейчас я, погуляв по сайту, даже нашла, что есть такая же организация в Киото.
Вечером, по дороге обратно, вышли на пару остановок раньше Киото и зашли в храм Инари, бога риса и деловых людей — но об этом я рассказала в предыдущем посте.
Совсем вечером, вернувшись в Киото, пошли есть. Хотели якитори, но место оказалось закрытым. Пошли чуть дальше, и в итоге ели окономияки — такие горячие лепёшки. Мест внизу нет было, так что по лестнице прошли на второй этаж (сняв предварительно обувь), и там сидели, как настоящие японцы, за низенькими столиками! В середине было какое-то нагревающее устройство, чтобы лепёшки не остывали. В общем, очень здорово, хотя якитори, конечно, вкуснее.

Чувствовала я сегодня себя не идеально, но вроде бы получше, чем вчера. И хотя с утра было непонятно, отхожу ли я целый день, я его всё-таки отходила.
Сначала мы пошли в То-дзи, храм по ту сторону от вокзала. Он известен самой высокой пагодой в Японии и 21 вырезанными из дерева статуями. Видела фотографии — очень красиво весной, когда цветёт сакура. 



В одном из двух храмов стояла толпа каких-то обычных японцев и скандировала что-то нараспев, обратившись лицом к будде. Необычно, и неожиданно — мотив такой тара-тара-тара-та.

Вернулись на вокзал, попутно вслушиваясь в светофоры, которые то куковали, то пищали пиу-пиу, поели. С вокзала поехали в замок Нидзё — всего пару остановок и немножко пройти. Дошли до края, нашли план, смотрим — два входа, оба далеко, идём к ближайшему. Доходим, а там табличка — в связи с реставрацией ворот вход закрыт, идите к другому. Идём к другому, а там надпись — в декабре по вторникам замок закрыт.

Так что ушли несолоно хлебавши — обратно к электричке, ехать дальше — в пригород Киото Арашияму. 
Сначала пошли смотреть главный храм — Тенрю-дзи. Рядом с храмом увидели вход в парк, пошли туда, заплатив 500 йен. Смотреть было особо нечего — прудик, несколько кленовых деревьев, фонтанчик с жабами, правда, роскошный бамбук. Вокруг — здания, по которым тоже ходят туристы, но вход с другой стороны. 



Кажется, японская слива

Вышли из сада, решив, что за такое 500 йен — это слишком. Пошли в храм — выяснилось, что за него можно доплатить 100 йен. Меня удивило, что можно пойти в сад и не пойти в храм, но не наоборот. Я бы сказала, что храм интереснее.

Храм представлял из себя не столько храм, сколько какие-то комнаты и переходы. Но, впрочем, любопытно.




Полюбовавшись напоследок видом на сад, мы вышли из храма и отправились к деревянному мосту Тогецукё — так и не поняла, чем он знаменит. У моста свернули, не переходя его, и плошли вдоль берега. Здесь снова увидели рикш — и снова я не узнала, сколько такое удовольствие стоит.



Свернув в сторону от берега и погуляв  по парку, подошли к вилле Окочи Санчо. Вилла внезапно оказалась дорогой — тыщу йен, но я решила, что это должно означать, что там скрывается что-то стоящее, и мы пошли. Действительно, не прогадали: вилла оказалась замечательным японским парком с тропинками, камушками и неожиданными видами. Более того, в цену входила чашка бесплатного чая и красивая открытка.



Пройдя чуть дальше по дороге, заглянули в один из храмов — ничего особого, тем более, что главное здание ремонтировались. Разве что на Киото посмотреть можно. 

 
 Дело шло уже к вечеру, и мы отправились обратно через бамбуковую рощу. Никогда раньше не видела такого толстого бамбука — всё только тростиночки, а тут он такой могучий!
Напишу тут про ещё один храм, который мы посмотрели на следующий день. Это Фусими-Инари-Тайшя, храм Инари, бога риса и деловых людей. На склонах холма при храме — аркады из сотен тысяч торий, которые ставят разные компании для привлечения успеха в делах — удивительное зрелище. 


Самые первые тории из многих и многих…




Маленькие тории, тории-детки!

 
Очень хотелось добраться до самого верха, но не успели — стремительно темнело. Так что, окинув взглядом панораму Киото, мы отправились сквозь частокол торий вниз. Хорошо ещё, что светила луна — мы выбрали другую дорогу, и на ней далеко не всегда были фонари.

Сегодня утром собрали чемоданы, выкинув при этом два ведёрка мусора. Выселились, получили ещё одну бутылку воды. С чемоданами поехали на вокзал, там довольно быстро и легко нашли coin lockerы, и за 600 йен сложили оба чемодана (средний и маленький) и ещё какие-то пакеты. На сколько времени эти локеры работают, я так и не поняла — правила пользования на английском были, а указания времени не было. В один из предыдущих дней я спросила у какого-то дяди, он сказал, 23 часа, но не знаю, насколько это правда.
Совсем недалеко от вокзала находится императорский парк и дворец, откуда открывается хороший вид на небоскрёбы.


Вроде бы императорский дворец можно посетить, записавшись на экскурсию по телефону, но делается это как-то очень сложно и мы не стали заморачиваться.

Полагаю, что дворец — это вон то, то точно не уверена.

Мы решили пойти к Tokyo Tower — башне, сделанной по образу и подобию Эйфелевой, но на 8 метров выше и совершенно теряющейся среди высоток Токио. Путь наш лежал через парк…

Пропустила хороший кадр, когда все трое «стреляли» объективами.
Куда? А на красные листочки!


Прошли мимо какого-то храма, названия так и не узнав — с довольными собаками и высоченной лестницей.


Наконец,с надземного перехода увидели и саму башню.
В башню не пошли, решили, что 900 франков с носа за облачной туманный вид — это слишком. В итоге так за всю поездку и не увидели Токио сверху — придётся в следующий раз.
Отправились обратно, погуляли по Гинзе. Чуть не запутались в системе надземных переходов — сложно заверчено. Хотели сходить на рыбный рынок Цукидзи, но он в воскресенье оказался закрыт. Зашли куда-то поесть — темпуру, обжаренные овощи или рыба в кляре, вкуснотища!! К ним — суп с лапшой, тоненькой и внезапно гречневой (соба). Палочками ем уже вполне сносно.
Вернулись на вокзал, сели на шинкансен — за два часа доехали до Киото. Приехали, вышли с платформы а там… толпы! Такие же, как на токийском вокзале, вот уж не думала.

Вокзал в Киото
Киотская башня напротив вокзала —
самое высокое здание города (131 метр)

Покрутившись, вышли в нужную сторону, дошли до отеля. После токийского это было просто отлично — парень говорил на прекрасном английском, всё рассказал про отель и про окрестности. Рекомендую — Kyoto Capsule Ryokan. Номер у нас был в японском стиле. При входе надо снимать обувь — приступочки хоть и нет, но на полу — соломенные коврики. Дальше — комната с возвышением на большую её часть, на которой лежат маты и одеяла. В углу — душ с разными переключателями воды — обычный душ, сбоку, сверху (дада, я никогда не пользовалась ничем навороченным). Маленькая комнатке при входе — туалет. Открываешь дверь и видишь приветствующий тебя унитаз: он автоматически поднимает крышку. Я таки оценила тёплое сиденье. А после слива автоматически включается вода в маленькой раковине! А оплачивать, кстати, тут можно биткоинами. На ужин пошли в место неподалёку — есть якитори, куриные шашлычки. Из чего они только не были! Печень, шея, желудочки, хвост, крылышки, кожа, хрящики, сердце… На любой вкус! Очень маленькие, но зато пальчики оближешь!
На следующий день собрались гулять, но в итоге добрались только до одного храма — я, промокши в Камакуре, не очень хорошо себя чувствовала, и решила посидеть дома, чтобы не расклеиться совсем.
Первое впечатление от Киото — очень много проводов.

Храм,  до которого мне удалось добраться, назывался Хигаси-Хонган-дзи, и мог похвастаться самым большим деревянным сооружением в Киото.


Здание, которое мы видим сейчас — 1895 года постройки.
Внутренний зал размерами 76x58x38 покрыт 927 матами татами, имеет 90 колонн и 175 000 плиток на крыше — к чему именно относится последняя цифра, я не уверена. Табличка внутри гордо обманывает, что это самое большое деревянное строение в мире — на самом деле, всего лишь одно из, самое большое находится в Наре.

Фото сделано с улицы, так как внутри — нельзя.

После этого я отправилась отлёживаться в гостинице, а мой спутник поехал в музей манги, который, по сути, оказался огромной библиотекой с около 50 000 рисованых книжек. В основном, конечно, на японском, но был и иностранный отдел.

На сегодняшний день пришёлся наш последний выезд из Токио — в Камакуру. Камакура — это прибрежный городок, сейчас весьма тихий, но в восьмом веке сосредоточивший половину власти во всей Японии. Камакура является одним из важнейших центров буддизма, и сейчас в ней больше 70 храмов и святилищ. Я за сегодняшний день побывала в семи. До самой Камакуры мы не доехали одну остановку, выйдя в Ките-Камакуре. Маленькая платформа, толпы народу, ничего непонятно. Вышли к какой-то карте, обнаружили на ней первый нужный нам храм, пошли. Это был Энгаку-дзи, основанный сиккэном Токимунэ Ходзё. Именно при нём появилось понятие камикадзе — священный ветер, когда из-за ночных тайфунов два раза провалилась неприятельская высадка монголов на берег. Храм посвящён всем жертвам монгольских вторжений, включая самих монголов.

Поднимаемся к храму

Первое, что мы видим — некрашенные деревянные ворота Сан-мон, в последний раз перестроенные в 1783 году  и украшенные тонкой резьбой и каллиграфическими табличками, написанные лично 92-м императором Фусими. Таблички я, правда, не нашла, но вот резьба наличествовала.

Деталь ворот Сан-мон

Главное здание храма, Буцудэн — одно из немногих, где я не заметила таблички no photo, так что вот вам оттуда Будда.


Вокруг — остаточки сезона красных листиков.



А это — реликварий Саридэн, в котором хранится зуб Будды.


Деталь китайских ворот Карамон.

Если от ворот Сан-мон подняться по лестнице, то можно увидеть Оганэ — большой колокол, отлитый в 1301 году. Оттуда же открывается вид на кусочек Камакуры — точнее, на её окраины.



Первый храм мне удалось осмотреть по хорошей погоде, а вот потом зарядил дождь и лил без остановок… Хорошо хоть, ветра почти не было, хоть это и не помогло — мои ноги в итоге промокли насквозь.

Второе святилище — Токей-дзи — оказалось совсем небольшим, и ничего особенного, в общем, не представляло, зато было интересно своей историей. Это женский монастырь, основанный в 1285 году, второе название которого — Храм разводов. Если женщина хотела уйти от мужа, она могла прожить в монастыре три года, и после этого считаться официально разведённой. Такая практика продолжалась до 1873 года, а мужчинам вход в храм был запрещён до 1902 года.



Дальше по курсу — Кенчо-дзи (Kencho-ji), древнейший и величайший буддистский центр Камакуры. Когда-то на его территории стояло больше пятидесяти храмов, из которых сейчас сохранилось около дюжины.

Впереди — очередные Сан-мон

Дерево семейства кипарисовых. Говорят, что оно выросло из семечка, принесённого Ранкэйем Дорю из Китая во времена основания комплекса. Высотой 13 метров, 6.5. метров в обхвате, оно насчитывает примерно 760 лет.

Буцуден (и ворота Карамон) изначально принадлежали сёгунатскому мавзолею и находились в Токио. В 1647 году они по кусочку были перевезены в Камакуру.
Скульптурное изображение внутри Буцудена — Джизо Босацу.



Самым интересным в Кенчо-дзи мне показался садик Ходзё. Посмотреть на него можно было с внешней стороны здания, в котором проходила какая-то медитация, на которую мог прийти любой желающий. При входе продавалась книжечка, рассказывающая о её правилах по-английски.



Заглянула в крошечный Энно-дзи, посвящённый распорядителю царства мёртвых Энме. Вокруг него — страшненькие прислужники. 

Картинка с интернета

Ещё один крупный комплекс — Цуругаока-Хатиман-гу, находящийся на холме. От него до моря идёт главный городской променад, Вакамия-одзи. 
При храме есть небольшой музей, я заглянула, хоть в общем и не особо стоило — как водится, японский и непонятно. Зато билеты при музее продаёт не человек, а автомат! Человек только проверяет. Такую же систему я видела и в некоторых лавочках — платишь в автомат, выбирая нужный тебе товар, а потом чек отдаёшь готовящим. Так я сегодня, например, ела прессованного октопуса. 

Вид сверху — я пришла сбоку, и в итоге по лестнице
не поднималась, а спускалась.


Ствол гингко, под которым, по преданию, был убит собственным племянником третий сёгун Минамото. Дерево переломилось от сильного шторма в 2010 году, чем повергло в шок всю Японию.

На левой части здания сидели монахи и играли на каких-то дудочках.

А вокруг льёт и льёт без передышки…


Парочка палаток с какой-то едой. Я соблазнилась виноградом, попробовала, оказалось весьма недурно — виноградинка на палочке, залитая карамелью.



В Камакуре, даже несмотря на дождь, видела очень многих традиционно одетых женщин и мужчин.


Дотащилась под дождём до вокзала, зашла в туринфо. Получила, наконец, нормальную карту и указания, как добраться до Великого Будды. Можно было на поезде или на автобусе, сказали, что на автобусе проще, я и поехала.
Забавно оказалось с билетами. Платишь на выходе, причём не водителю в руки, а опускаешь монетки в специальную машинку. Если нужной суммы нет — например, если у вас бумажка, — то надо вставить её в соответствующую щель, машинка разменяет тысячу на сотни, две из которых затем бросаешь в «кассу». 
Доехала минут за 20-30 до храма Котоку-ин, где сидит Великий Будда.  Позже, в Киото, мы видели ещё одного Будду, большего, чем этот, но этот производит гораздо большее впечатление, так как сидит под открытым небом. 

Тапочки Будде под стать…

Высота Будды вместе с пьедесталом — 13.4 метра, вес — 121 тонна. Его начали создавать в 1252 году, и создавали 10 лет. Раньше он тоже был окружён стенами, но здание было дважды уничтожено ветром в 1334 и 1369 годах. Восстанавливать его в итоге не стали, и, мне кажется, к лучшему.
В 1498 году приливная волна уничтожила храм, но не повредила статую. Большое землетрясение 1923 года разрушила основание, но опять же, сама фигура осталась невредима.


Внутрь Будды, оказывается, можно забраться — всего за 20 йен. Свет проникает сквозь окна в его спине, и можно спокойно прочитать описание процесса создания.



Тем временем, дождь наконец-то кончился и стало проглядывать голубое небо.


Табличка рядом приводит некоторые размеры: лицо Будды — 2.35 метра, глаз — 1 метр, ухо — 1.90.. А ещё, говорят, раньше он был покрыт золотом — видно, лицо немного посверкивает.


Налюбовавшись на Будду, иду назад, к последнему храму на сегодняшний день — Хасэ-дэра, посвящённый богине милосердия Каннон.

Внутри — приятный маленький парк, черезвычайно много статуэток и, если подняться повыше, — виды на океан.








Налюбовавшись на окрестности, я дошла пешком до вокзала и поехала домой — сушиться!

Сегодня мы встали ещё раньше чем вчера — в шесть утра — и поехали в Никко. Туда можно ехать на JR — сначала на шинкансене, потом на электричке, в общей сложности два часа. Приехав в Никко, я, не разобравшись, купила билет за 500 йен, решив, что это билет на автобус и в храмы. Потом, правда, выяснилось, что это только автобус. А билет на одну поездку стоит 300 йен. В этом случае покупать его имеет смысл только если идти вам совсем лень.
Все достопримечательности находятся в парке на краю города. Мы в итоге туда поехали на автобусе, а обратно пошли пешком. От края парка идти всего полчаса.


Если не ехать на автобусе, а пойти пешком, то первый объект перед входом в парк — красный мост Синкё (Shinkyo) через речку Дая. Длиной 28 метров, шириной 7 метров. Вроде бы, по нему можно пройти, заплатив какую-то денюжку, но я в этом не вижу никакого смысла — вид на мост интереснее вида с моста.

Вход в парк. Надпись на камне — World Heritage

Никко считался священным местом уже больше тысячи лет назад: первые кумирни, посвящённые духам гор, появились здесь в VIII веке. Восемь столетий спустя сёгун Иэясу Токугава, тот самый, основавший династию, которая правила в Японии почти 270 лет, оставил чёткие инструкции, как следует поступить с ним в случае смерти. Среди прочего, в Никко следовало построить святилище — здесь в обожествлённой форме сёгун собирался защищать Эдо с севера — направления, откуда обычно приходили неприятности.Однако начнём по порядку. Доехав до середины парка, мы вышли к Ринно-дзи, основанному в 766 году Содо Сонином. Главное здание — Санбуцу-до, Павильон трёх Будд — находится на реставрации до 2021 года, но внутрь всё равно пускают (можно купить объединённый билет с Тайюин-бё за 900 йен).Вокруг храма надстроен дом, почти в два раза выше храма (силуэт которого нарисован). Внутри — три гигантских изваяния Будды — Будды Амиды, тысячерукой богини милосердия Каннон и Каннон с головой лошади, покровительницы крестьян и скота. Как раз последняя, если не ошибаюсь, была на реставрации, так что мы увидели только двух, зато с очень близкого расстояния. Были ещё какие-то предметы, но убранство храма было скрыто — мы ходили по временным конструкциям, по занавешенным проходам. 

На здание самого храма можно было посмотреть, залезши на седьмой этаж временной внешней оболочки. Мы залезли, и что бы вы думали? А нету храма! Его полностью разобрали. В какой-то комнатке посередине пути даже показывали ускоренное видео, как его разбирают. Там же — какие-то картинки и объяснения про жуков, которые, нехорошие, храм подъели. Некоторые детали можно таки разглядеть сверху — лежат. Но к сбору ещё пока не приступили. Так что в Никко надо возвращается через семь лет.

Садик рядом

Рядом стоит другой храм Dai Goma-do (храм Священного Огня),совсем современный — 1998 года, зато с роскошным нарисованным драконом на потолке. Причём мой путеводитель ничего про этот храм не говорил, а прочитала я про него в книжке по парку Никко, подающейся там за 500 йен, что совсем немного.
Уходим от Ринно-дзи, и по широкой аллее движемся к главному святилищу — Тосёгу.

На дереве повязаны белые бумажки — то ли с пожеланиями, то ли ещё с чем — не знаю.
 Обычно под это есть специальная стойка.

Тосёгу, пожалуй, пока самое дорогое удовольствие, которое мы устроили себе в Японии — входной билет стоит аж 1300 йен. Но оно того стоит. Тем более, цена в сравнении с швейцарскими музеями далеко не заоблачная.
Именно здесь похоронен Иэясу Токугава. По его замыслу, первое святилище было возведено в 1618 году. Однако его внук решил, что оно недостаточно роскошно для деда, и к 1634 году здесь был создан новый, невероятно пышный комплекс.
Эти непрезентабельно выглядящие тории — единственное, что осталось от первого храма.


За ними — пятиэтажная пагода в 34 метра высотой и ворота Омотэ-мон, куда пускают уже только с билетами. Пройдя ворота, попадаешь в двор с несколькими складскими помещениями (да не просто какими-нибудь там, а Священными).


Страж Нио на воротах
Деталь ворот

На фронтоне одного из складов — удивительный рельеф слонов, выполненный мастером, никогда живых слонов не видевшим.



Напротив — три знаменитые обезьянки, с принципом не вижу зла, не слышу зла, не говорю о зле. Картинка на здании, на самом деле, не одна — их там целый ряд, рассказывающий о цикле жизни. 




Пройдя дальше и поднявшись по лестнице, оказываешься перед знаменитыми Ёмэй-мон, «Воротами Солнечного Света», украшенными пятью сотнями резных животных, над которыми трудились тысячи мастеров. Одну из колонн специально поставили вверх ногами, чтобы боги не разгневались, увидев в руках людей такое совершенство.
Естественно, сейчас они оказались на реставрации, и тоже ещё примерно на 7 лет.

Вид от ворот назад
Стены, тянущиеся вправо и влево от ворот, тоже украшены искусной резьбой.


Если не идти сквозь ворота, а повернуть перед ними налево, то окажешься перед Хондзи-до, храмом с «ревущим драконом». Называют его так потому, что на потолке изображён дракон, который издаёт эхо, когда монах пощёлкает дощечками, что он и делает перед каждой новой партией туристов.
За Ёмэй-мон находятся другие ворота, Кара-мон, стоящие перед  основным святилищем Хонся. Сквозь эти ворота простому смертному уже не пройти — вход в основной храм находится сбоку.

Деталь ворот
Единственное, что я увидела от Ёмей-мон, — это эти фигуры.

Путь к последнему объекту комплекса — могиле Токугавы — проходит через очередную пару ворот. На первых изображена фигурка спящего кота — nemuri neko, а на вторых, с противоположной стороны — воробьи. Говорят, что кот спит и поэтому не ест чирикающих воробьёв — аллегория мира в стране.



За воротами — лестница вверх, к скромной могиле Иэясу Токугавы.

На этом комплекс закончился, и мы отправились дальше, к Футарасан-дзиндзя, основанному в 782 году.
 После Тосёгу особого впечатления он не производит.
Более того, ничего непонятно, —  английские надписи отсутствуют как класс.

Храм изнутри — совсем простенький

Заплатив 200 йен, можно зайти на внутреннюю территорию, но ничего особенного там нет, кроме бронзового фонаря Бакэ-торо. Когда-то в нём якобы жил злой дух, из-за которого фонарь иногда превращался в человека и нападал на путников. Так продолжалось до тех пор, пока одна из жертв не ударила его мечом — с тех пор фонарь стал вести себя мирно, а царапина сохранилась до сих пор.




Тайюинбё, последний храм на сегодняшний день, интереснее. Там похоронен внук Иэясу Токугавы, Иэмицу Токугава.

Нио-мон, первые ворота перед мавзолеем.
Священный фонтан
Яша-мон — пеоновые ворота, по изображению пеонов на дверях и других частях ворот.
Охраняют их четыре демона
Абацумара — один из четырёх демонов.
Этот весь зелёный, остальные — белый, синий и красный.

Карамон — китайские ворота.
Деталь китайских ворот
Ворота Кока-мон — вход в закрытый внутренний храм.

Время уже было позднее, так что мы отправились в обратный путь. Посмотрели на красный мост Синкё, и — пешком к станции.
Только придя домой, я нашла в своих записях совет быстренько пропустить храмы и идти гулять. И действительно, карта показывала, что там есть какие-то дорожки, леса-леса и даже водопад.
Хотя, может, и хорошо, что не пошли никуда — останется на следующий раз. Обидно, что мы ехали на сезон красных листиков, а застали лишь самый его конец — большинство деревьев уже облетело.
Ещё одно впечатление сегодняшнего дня — в очень многих местах — почти в каждом храме — надо было снимать обувь и идти босиком. Тапочек, правда, как в самом первом храме в Чибе, не выдавали. Но меня это удивлять перестало, я уже привыкла.

Здание вокзала в Никко

Вечером, вернувшись в Токио, мы решили не ехать сразу в отель, а посмотреть немного на Акихабару — район техники и анимешников. Косплейных девушек на улице особо не было, наверное, мы пришли не в то время. Были какие-то школьницы в коротеньких юбочках, раздающие рекламу. Игровые автоматы. Магазины техники. Сексшоп, куда на два из четырёх этажей был разрешён доступ только мужчинам. Много анимешных фигурок. Я подумала, что некоторые мои знакомые должны мне завидовать страшной завистью — уж они бы развернулись, оказавшись в Акихабаре, а я ничего не понимаю и из всего множества узнаю лишь покемонов, Наруто и Сейлор Мун.

Сегодня мы наконец-то сделали первую вылазку из Токио — поехали в Хаконе и увидели её!

Но обо всём по порядку. Поскольку у нас был JR pass, мы сели на шинкансен до Одавары, предварительно забронировав места в кассе.
Японские поезда обладают одной особенностью — они всегда останавливаются в определённом месте платформы, так что на ней обозначена, где какая дверь какого вагона, с разными опциями для разных поездов. На некоторых платформах — полагаю, для шинкансена — даже есть полосы, в которых положено организовывать очередь.

Шинкансен!

В Одаваре линий JR уже не было, поэтому нам пришлось купить билет. Ездить мы предполагали много, и взяли Hakone free pass, который даёт возможность бесплатного проезда везде в регионе на всех видах транспорта. Наш стоил 4000 йен, а при отсутствии JR pass-a можно было бы взять подороже, за 5100, тогда его можно было бы использовать, чтобы приехать в Хаконэ прямым поездом из Токио (с вокзала Синдзюку). Кстати, про пасс мы предварительно ничего не знали, знали только о пересадке в Одаваре. Попытались пройти с JR pass-ом, но нас остановили и отправили на кассу, которая оказалась совмещена с тур инфо. Молодой парень на прекрасном английском нам всё объяснил, мы купили пасс, и даже успели на тот поезд, на который собирались — времени на пересадку было достаточно. Доехав до станции Хаконе-Юмото, мы пересели на одноколейку, медленно ползущую вверх и иногда разворачивающуюся в противоположном направлении. Иногда всё вокруг загораживали деревья, но иногда открывались виды на разноцветные леса, а иногда даже проносились мимо ярко-красные клёны.

В пути была пара остановок, где можно было выйти и что-нибудь посмотреть — отель, где останавливались Чарли Чаплин, Альберт Энштейн и Джон Леннон, музей под открытым небом со скульптурами Родена и Генри Мура. Но мы решили не прерываться, из опасения, что погода испортится и небо затянет тучами. На станции Gora мы пересели в фуникулёр, а доехав на нём до станции Sounzan — наконец на канатную дорогу, и тут стали открываться виды. Они и раньше были, но постоянно заполнялись деревьями, а тут — красота! Садиться в кабинку лучше с правой стороны. Сначала сзади, а после пересадки — спереди. 


Кабинка канатной дороги проезжает над Овакудани — «Большой кипящей долиной», состоящей из бурлящих и воняющих сероводородом луж, появившихся здесь после произошедшего три тысячи лет назад извержения вулкана Ками. Когда-то долина называлась О-дзигоку — «Великий ад», но к визиту императора Мейдзи в 1876 году её пришлось переименовать.

На станции Овакудани, сразу после долины, шипящей и пахнущей тухлыми яйцами, происходит пересадка на следующую канатку. Мы задержались — я хотела оглядеться вокруг, а заодно съесть куро-тамаго —  яйцо в чёрной скорлупе, сваренное в горячем источнике, которое должно продлевать жизнь на семь лет. Путеводитель утверждает, что не рекомендуется есть больше двух с половиной зараз — мол, жадность никого до добра не доводила. Продаются они при сувенирной магазинчике — найти очень просто, надо выйти из здания станции и пойти по дороге, где толпы людей. 


Гулять особо было негде — пару видовых площадок на долину, а потом уже парковка. Я завернула в её сторону проверить, что ничего там нет, и тут, совершенно неожиданно, увидела её — гору Фудзи! Замечательную, под белой шапкой снега, на фоне синего неба! Яйца были забыты, и я отправилась к краю дороги — любоваться. 


Когда, наконец, мы дошли до яиц, выяснилось, что продают их только по пять штук. Хорошо хоть, нас было двое — а что, интересно, делать одиноким путешественникам? Яйца разделили по-братски, причём одно из них уже оказалось треснутым, и белок аккуратно частично разрезан пополам — интересно,было это случайно или специально. 
В сувенирном магазинчике помимо всего прочего продаётся множество сладостей в форме яйца. Поев яиц (и заодно попробовав больших жареных каштанов — в Европе они меньше), мы наконец продолжили путь по канатной дороге вниз, к озеру. На этом переходе была видна Фудзи, не из лучшего ракурса, но всё равно очень здорово! 

Была ещё одна остановка, Убако, но там никто из кабины не выходил, и особо интересной она не выглядела, так что мы тоже решили не вылезать. Приехали вниз, к берегу озёра, и сели на «пиратский корабль», чтобы добраться до противоположной его стороны.

Было красиво, но для меня, избалованной швейцарскими пейзажами, ничего особенного. Зато, когда мы уже почти причалили, из-за гор, окружающих озеро, показалась Фудзи-яма! На фоне озёра она была особенно красива. 

Вот он, краешек, вылезает!

Корабль делает остановку в Хаконе-Мачи, а затем плывёт в Мото-Хаконе.
Лучше выходить сразу на первой, и пешком дойти до второй. Во-первых, можно спокойно полюбоваться Фудзи, а во-вторых, посетить заставу.

Вид на заставу с корабля.

Застава Хаконэ Секишо была построена в 1617 году, чтобы контролировать перемещение людей, и особенно женщин, между Эдо (нынешним Токио) и Киото. Ничего аутентичного там нет, абсолютно всё восстановленное, но восстановленное в полном соответствии с тогдашней реальностью — информация получена из исторических документов, и очень подробная. Единственное, чего им неизвестно, так это окрас лошадей и цвета одежды пограничников, так что все фигуры, изображающие людей (и лошадей), — однотонного серого оттенка. По улице заставы можно прогуляться просто так, а чтобы зайти в помещения, надо купить билет. С Hakone Free Pass — со скидкой. В принципе, без этого можно вполне обойтись,с моей точки зрения. 



Из интересного — разве что только вид с холма с дозорной башней, не знаю, можно ли туда попасть без билета, наверное, надо как-то обходить — но вроде бы там был другой вход. С другой стороны, стоит это всё 400 йен — не очень много. Надписи на английском есть, но очень мало. В конце, чуть в стороне, можно посетить музей — так там без знания японского вообще почти ничего не понятно. 

Вид на заставу с горки
И вид на Фудзи!

Осмотрев заставу, мы отправились пешком к летней императорской вилле, построенной императором Мейдзи в 1889 году. По дороге — снова Фудзи, которую невозможно не фотографировать.

Летняя императорская вилла

Сама вилла ничего особенного не представляет, внутри можно выпить чаю и полюбоваться видом с балкона, но ничего аутентичного не сохранилось, — она была восстановлена после великого землетрясения. Разве что телефон старый стоит под лестницей. Зато виды на Фудзи — красота неописуемая.

Японский зелёный чай из порошка. От обычного отличается.
Не уверена, что в лучшую сторону.

Спустились вниз, к дороге, глянули на аллею кедров, и пошли в Мото-Хаконе.

Пройдя дальше за порт, туда, где из воды торчат тории, вышли к храму Хаконе-дзиндзя. Путеводитель про него ничего не рассказал, так что я про него ничего и не знаю.


Традиционный фонтанчик отгоняющий зло



Из сувениров из Хаконе везут коробочки и не только, украшенные маркетри (yosegi-zaiku) — разноцветной деревянной мозаикой из тонкого шпона. 


Долго боролась с собой, и в итоге таки не купила себе шкатулки, чему очень рада — красиво, но куда мне её. Хотя шкатулки там очень интересные — с секретом — чтобы открыть, надо сдвинуть некоторое количество деталей в разных направлениях. Количество сдвигов может быть как 4, так и 21.
В общем, день был очень хорошим, особенно по сравнению с двумя предыдущими.