В середине мая у меня вновь были гости. Гостей полагается развлекать.

Раньше, живя в чудесном городе Петербурге, я как-то совершенно не задумывалась, что меня окружают дома, являющиеся мировым наследием. Теперь же, в Швейцарии, этот вопрос почему-то меня занимает гораздо больше. Например, я всем с гордостью рассказываю, что между Лозанной и Монтрё находятся виноградники, являющиеся частью наследия ЮНЕСКО. Всего объектов ЮНЕСКО, кстати, в Швейцарии 11, из которых я видела штуки 4. Я ещё как-нибудь напишу об этом поподробнее.

Так вот, виноградниками, находящимися прямо совсем рядом с Лозанной, я всегда очень гордилась. Один из моих любимых железнодорожных маршрутов – на поезде в Монтрё, потому что он как раз там проходит (из Лозанны или Женевы – садиться справа по ходу движения поезда). Каждый сентябрь я собиралась пойти на хайк по виноградникам Лаво. Сентябрь – потому что надо же, чтобы виноград созрел – авось можно будет где какой ягодкой полакомиться.
Однако каждый раз не складывалось. То погода не та, то дел много, то меня в сентябре в Лозанне нет. В итоге в Лаво впервые я оказалась прошлым летом, да и то совершенно случайно и не по собственной инициативе.
Однако тут я узнала о событии, которое сподвигло меня наконец ознакомиться с маршрутом, пусть и не осенью, а весной.

14-15 мая в кантоне Во проходила акция под названием Caves Ouvertes – открытые погреба. За 20 франков можно было купить “винный паспорт”, дающий доступ к дегустации вина в более чем 300 погребах в разных уголках кантона. В стоимость также входил бокал для вина и бесплатные паровозики, ходящие между городами-деревеньками. Помимо Лаво в акции участвовали виноградники в Ивердоне, Морже, Ньоне – на территориях в сторону Женевы, и дальше за Монтрё – Эгль, Бе, Вильнёв.

Мы решили совместить приятное с приятным, и пройти хайк, заодно заходя в погреба, встречающиеся на пути. К слову сказать, погреба далеко не всегда были погребами в прямом смысле этого слова – как правило, производитель делали небольшую стойку на улице, куда можно было подойти, сунуть бокал и попросить налить любого из представленных у них вина. Винный паспорт никто нигде не спрашивал, так что по идее можно было бы взять один на нескольких человек, с расчётом, что в каждом месте только один человек подходит пробовать.


Доехав на автобусе до Лютри, мы потопали вдоль виноградников вверх по склону к первой остановке – получить заветную зелёную книжицу. Испробовав местного красного, отправились дальше. Было очень забавно идти хайк, держа при этом бокал в руке.


С погодой очень повезло – тепло, горы красивейшие. Если оглянуться назад – Лозанну видно.

Вон то светло-зелёное выдающееся дальше всего в озеро – это Уши, виднеющаяся башенка принадлежит замку Уши (который сейчас гостиница).



Иногда вино наливали действительно в погребах – прохладных, полупустых и с соответствующим антуражем.


Террасы Лаво: Lutry – Villette – Epesses – Dézaley – St. Saphorin.

Бесплатные паровозики, перемещавшиеся от одного городка к другому.

А вот в этом месте мы пытались посидеть прошлым летом, когда я впервые оказалась в Лаво. Однако нам не повзело – мест не было, так что мы, купив пару бутылок, отправились на тихую террасу с прекрасным видом посреди виноградников, наблюдать за темнеющим небом и огнями поездов-машин-кораблей.


Что волынщики делали в Швейцарии, не имею ни малейшего понятия, но играли классно. Этих волынщиков, кстати, можно было послушать в режиме реального времени – во время своего похода по виноградникам я несколько раз делала трансляции в перископе, показывая окрестности.
Перископ – недавнее изобретение от твиттера, позволяющее транслировать окружающую действительность. Следить за трансляциями можно через приложение (ищите меня по нику @maybeeabroad), с его же помощью можно комментировать происходящее и задавать вопросы. Можно и смотреть через браузер – по адресу www.periscope.tv/maybeeabroad. Каждая трансляция хранится 24 часа, а потом исчезает. Заранее я их не планирую, организуются они у меня довольно спонтанно. Как правило, я объявляю о них в своём инстаграмме (тоже @maybeeabroad), но всего за несколько минут.


Помимо вина была, конечно же, и еда – блины, паэлья, сосиски с чечевицей, вкуснющий хлеб. Были и развлечения – мы видели, правда, только одно: надо было определить 8 запахов. После моих мучений на курсах по дегустации эти были очень лёгкими.




Вон там вдалеке – Монтрё (почти не видно за мысом) и Шильонский замок (который, впрочем, тоже не виден, потому что очень мелкий).


Машинка, на которой, предполагаю, ездят по виноградниками и собирают корзины винограда. В действии не видела – это, видимо, надо осенью как раз приезжать.

Сен-Сафорен – конечная точка маршрута.

Ну и как же без нас с бокалами 🙂

Когда очень много дел, а мне предлагают что-то интересное, меня это порой ввергает в жуткие метания – что же выбрать? Быть хорошей девочкой и заниматься делами? Или быть хорошей девочкой и пойти тренировать ножки и смотреть красоты?
Хоть и с большими сомнениями, но хайк всё-таки перевесил. С утра я выползла из дома без энтузиазма – в Лозанне шёл дождь, идти никуда не хотелось. Однако в итоге я безумно рада, что всё-таки пошла. Крокусы! Целые поля крокусов! Как же это прекрасно… 

это я! photo by Iakov Davydov

Хайк, который предлагал мой знакомый, начинался с остановки, о которой не знала даже система продажи билетов – её там попросту не было, пришлось купить билет до соседней остановки, и тот – после долгих выяснений, действительно ли его покупать – было очень странно узнать, что в базе данных CFF есть не все станции.Хайк в этот раз был круговой, начинался с Chesières, Hôtel du Soleil и там же заканчивался. Ехать туда – на поезде до Эгля (Aigle) и потом полчаса автобусом куда-то вверх. Чуть больше 11км, 800 метров подъёма (и спуска).

Шезьер – типичная швейцарская деревушка.



Однако неожиданности встречаются даже в такой далёкой глуши. Обычно скульптурные изображения являются гномами или зайчиками, на крайний случай коровами. 

Горы то скрывались в облаках, то снова выглядывали.


В некоторые моменты облака наползали и прямо на наш маршрут. Даже шёл дождь, но, к счастью, недолго.


Сначала я радовалась просто одуванчикам, справа – белым, слева – жёлтым. А потом увидела прекрасное фиолеотовое, подошла поближе, и осознала, что это дикие орхидеи!


Цветы становились всё разнообразнее. Что вот это синее, я не знаю, но в горах часто встречается.

А потом… снежные прогалины и крокусы! Целое поле маленьких диких крокусов! (вот оно, счастье)


Честно говоря, крокусы меня радовали даже больше, чем окрестные виды. Виды они тут всегда есть, а крокусы отцветут и ещё год их не будет. Да и не факт, что через год я их увижу – в этом году я впервые видела такие поля, а ведь это мой четвёртый май – кто знает, что там будет через год?


Крокусы

В одном месте наш маршрут пролегал мимо железнодорожной станции, на которую не ходят поезда. Видимо, она зимняя – специально для лыжников.Прямо на станции был такой милый зверь. Кто-то вспомнил Гигера, придумавшего Чужого, я подумала на трилобита, и оказалась права. Стою, здороваюсь.

photo by Iakov Davydov


Под конец даже распогодилась и домой я вернулась чуть подгоревшая. Мораль: если с утра плохая погода, это совершенно не значит, что нужно сидеть дома.

Всю зиму я ждала – когда же, когда же наступит хорошая погода и можно будет снова выбираться на природу!
Весна пришла, а хорошая погода то не наступала, то наступала, но в будни, а если вдруг приходилась на выходные, так непременно находились какие-нибудь обязательные дела. Так что получилось, что сезон хайков я в этом году открыла только 5 мая.
Мы долго выбирали, куда же нам пойти. Хотелось и недалеко, и чтобы не слишком простенько, но и не слишком сложно. В итоге решили пройти из Шармэ в Грюер. Один такой хайк мы уже как-то делали, поэтому в этот раз пошли по другой дороге – посложнее, через гору.

Вот эта радостная и довольная палками кверху – это я!
photo by Yuliya Gazizova


Charmey – деревенька, с которой начинался наш маршурт. Там даже были какие-то люди, а ещё – подъёмник куда-то наверх, туристический офис и (!) музей. Что там есть в музее, не имею ни малейшего понятия, но сам факт его существования меня позабавил.

А вот сам маршрут. Высшая точка – 1548 метров, примерно в середине пути, низшая – 702. Длина – 18 километров, 846 метров подъёма и 1012 метров спуска. Оценочное время – 6 часов 20 минут. За сколько мы прошли, не помню уже.

Почти сразу начался подъём в гору (что, к сожалению, не означало, что потом подниматься надо будет меньше – но к такой особенности Швейцарии я уже привыкла).


Обязательная составляющая почти каждого хайка – мелодичный звон коровьих колокольчиков.

Эти коровы, кстати, были какие-то очень активные. Сначала просто на нас смотрели, пока мы их фотографировали, потом решили подойти поближе. Мы, убоявшись, пошли вперёд по дороге. Коровы не отстают. В какой-то момент они стали скакать по своему холму (который был выше, чем дорога). Потом был забор, и за нами они идти уже не могли. Вместо этого погнались за вороной. Не догнали, ворона слиняла. А коровы вон, стоят, сбившись в кучу у границы пастбища.

Забравшись в горку, мы, конечно же, пошли вниз.

А спустившись, снова стали подниматься…

Пока не дошли до снега, по которому шли, проваливаясь до середины голени. Пожалуй, впервые в жизни увидела цветы в снегу.

Тут мы прошли…

Полоса снега резко обрывалась, а за ней… целое поле белых и сиреневых крокусов!

Взгляд на пройденный путь

Забравшись, наконец, на гребень, устроили пикничок с прекрасным видом.

И потихоньку начали спускаться вниз, в одуванчиковые поля.

А вот эти штуки, встреченные в лесу, называются – вы не поверите – тоблерон, из-за своей похожей на шоколад формы! “Тоблерон” одназначно лучше звучит, чем “противотанковые надолбы”. У нас в кантоне Vaud у подножия Юрских гор есть даже целая “линия Тоблеронов”, построенная перед Второй Мировой – из более чем 2700 кубов бетона весом 9 тонн каждый.
А Тоблерон-шоколад появился в 1908 году в Берне.


Переходим речку и снова в горку, к Грюерскому замку – теперь уже почти бегом, чтобы успеть на поезд, который ходит раз в час.

Под (почти) замковыми стенами пасутся козочки.

В Грюере – жуткие толпы (это мне ещё повезло кадр сделать, где их хоть немного поменьше).


А на поезд мы всё-таки успели.

Два года назад я начала участвовать в обмене открытками с людьми по всему миру – посткроссинге. За это время я отправила уже более 450 открыток, в каждой из которой обязательно что-то писала. Поскольку самое простое было рассказать о себе и о месте, где я живу, я выучила какие-то базовые факты про Лозанну – пятый город в Швейцарии, население 130 тысяч (а в начале я писала 126 – город растёт), известна как Олимпийская столица, единственный город в стране, где есть метро – этот набор я знаю наизусть.
А вот про Швейцарию сказать могу мало. Поэтому я подумала – почему бы мне не полазить по википедиям и не узнать, в какой стране я живу? Ну или хотя бы, наконец, выяснить некоторые вопросы, которые меня давно интересовали.


Начну, пожалуй, с географии.
Территория страны занимает чуть больше 41 тысячи квадратных километров – 133я в мире. Это – в два раза меньше, чем Ленинградская область.
Выяснять, сколько в каком городе жителей – то ещё занятие. Википедия на разных языках говорит, естественно, разное, плюс данные от года к году меняются.
Крупнейшие города – Цюрих (396 тысяч), Женева (201 тысяча), Базель (175 тысяч), Берн (141 тысяча), Лозанна (133 тысячи). В Люцерне, оказывается, всего 81 тысяча – а я всегда считала его крупным городом.
Население страны – чуть больше 8 миллионов человек. Сравните с нашим пятимиллионным Петербургом.

Швейцария – конфедерация, и делится на 26 кантонов. Здесь примерно как в Штатах – в каждом кантоне свои законы. Кстати, Берн – столица только де-факто, а де-юре столицы нет.

Швейцария входит в состав стран Шенгенского соглашения (иначе я не могла бы так свободно путешествовать по окрестной Европе). А вот в ЕС – не входит, поэтому каждый раз, как я вижу в музеях, что студенческие скидки только для жителей ЕС, скрежещу зубами.

А ещё Швейцария – самая гористая страна Европы. Альпы занимают 61% территории страны. Наивысшая точка – гора Дюфур, 4634 метра. Интересно, что я об этом впервые слышу – мне знакомы совсем другие вершины. Это Маттерхорн (4478 м), который изображён на упаковке шоколада Тоблерон, а также три вершины в Интерлакене – Айгер, Мёнх и Юнгфрау. На Юнгфрау, кстати, находится самая высокогорная железнодорожная станция в Европе – Юнгфрауйох (3454 метра).
А Лозанна, пожалуй, – самый гористый город в стране, как минимум, среди крупных.

Женевское озеро, на берегу которого расположена Лозанна – второе по величине в Центральной Европе (после венгерского Балатона). На франзцуском, кстати, оно называется совсем не Женевское, а озеро Леман (Lac Léman).

Здесь четыре государственных языка – немецкий (65%), французский (18%), итальянский (10%) и швейцарский ретороманский, он же романшский.
Романшский я в своей жизни никогда не слышала. Говорят на нём в некоторых областях кантона Граубюнден (на востоке страны). Романшский – это на самом деле даже не один язык, в нём различают 5 основных диалектов (хотя на самом деле их больше). В 1982 году был создан унифицированный романшский, который является полуофициальным языком страны – то есть, он является официальным для общения с людьми, говорящими на этом языке. На романшском говорит 60 тысяч человек, из которых для 35-39 тысяч он является основным языком – примерно 0.5% общего населения.

Большинство населения Швейцарии говорит на немецком. Но если вы учили немецкий, это совсем не значит, что вы сможете понимать швейцарцев. Местный немецкий – совсем другой, не только по лексике и звучанию, но даже и по грамматике. И более того, в каждом кантоне свой диалект, разница между которыми может быть такой, что люди из одного кантона не всегда могут понять людей из другого кантона. Сложнее всего понять валлийцев (из кантона Valais, он же Wallis – названия кантонов на разных языках разные).

Я живу во франкоговорящей части страны. Швейцарский французский почти не отличается от французского французского. Во всяком случае, друг друга швейцарцы и французы прекрасно понимают. Однако есть некоторые слова и выражения, использующие только в Швейцарии. Самое известное – это числительные 70, 80, 90. Французы их называют “60-10” (soixante-dix), “4-20” (quatre-vingt) и “4-20-10” (quatre-vingt-dix). Швейцарцы не парятся и говорят septante, huitante, nonante (от 7 – sept, 8 – huit, 9 – neuf).
Есть ещё некоторые швейцарские выражения, которые французы не понимают. Например, здесь часто говорят “ça joue” (играет) вместо “ça marche” (идёт) – и то, и другое значит что-то вроде “окей, хорошо, пойдёт”.
Местные могут различать по акценту, из какой части французской Швейцарии происходит человек, но я не уверена даже, что отличу швейцарца от француза. Единственное, мне кажется, что французы говорят быстрее.

С итальянским история, я думаю, такая же, как с французским, но точно не знаю – говорят на нём в единственном итальянском кантоне Тичино, до которого мне ехать пять часов, так что я не очень часто там бываю.

В основном в каждом кантоне определён собственный официальный язык, но есть и три билингвальных кантона – Берн, Вале и Фрибур. На некоторых остановках поездов даже прямо на платформе название города написано на двух языках, например Biel/Bienne – потому что город находится ровно на границе франкоговорящей и немецкоговорящей части страны.

А на продуктах у нас этикетки пишут всегда на трёх языках – немецкий (нормальный, не швейцарский), французский, итальянский. Иногда на четырёх – добавляя швейцарский немецкий.

В Швейцарии всегда было много русских. В Лозанне когда-то жила Марина Цветаева. Ленин провёл долгое время в Женеве. Набоков и Стравинский жили в Монтрё, Рахманинов имел имение на берегу Люцернского озера, Солженицын провёл в Цюрихе 2 года. Здесь жили Гоголь и Чайковский, сюда уехал Герцен.

Про швейцарских художников говорить не буду, всё равно их за пределами страны мало кто знает. (Читай: до приезда в Швейцарию я никогда о них не слышала).

Из известных писателей – Фридрих Дюрренматт (имя знала до приезда сюда, но не читала – пока так и не добрались до него руки). Герман Гессе здесь прожил довольно долго, хоть и родился в Германии. А вот известный француз Жан-Жак Руссо родился, наоборот, в Женеве.

О, вот ещё один интересный факт: на швейцарских банкнотах изображены известные граждане страны (ссылки идут на википедию, кому интересно):

Когда я приехала сюда, я не знала никого из них. Теперь знаю двух – Ле Корбюзье и Джакометти.

Фото отсюда, там же можно почитать про появление франка как валюты.

Кстати, скоро (или не очень) этих бумажек не станет. В апреле этого года швейцарский банк выпустил купюру в 50 франков нового образца, за ней обещают и другие. Как выглядят новые франки, не знаю, не видела, но такими яркими они уже не будут.

Должна заметить, что в отличие от евро, здесь нет никаких проблем с крупными купюрами что в 100, что в 200 франков (хотя последняя встречается реже). Разве что тысячную в некоторых мелких магазинах не принимают. И кстати, в большинстве мест можно наряду с франками расплачиваться и евро (со сдачей во франках) – курс, правда, будет не очень выгодный. А я, когда езжу в еврозону, снимаю евро прямо в банкомате своего банка – очень удобно, никаких обменников.
Напоследок хочу остановиться на названии страны. Аббревиатура Швейцарии – CH. Почему? Расшифровывается это с латинского как Confoederatio Helvetica. Название происходит от кельтского племени гельветов, населявшего эти земли во времена Римской империи. А имя “Швейцария” было получено в честь кантона Швиц, после того, как три кантона – Швиц, Ури и Унтервальден, – дали клятву защищать друг друга 1 августа 1291 года. Первое августа теперь – национальный праздник, и здесь на Женевском озере по всему берегу можно видеть феерверки.

А ещё я к своему удивлению узнала, что девиз Швейцарии – “Один за всех, все за одного”. Привет, Дюма.

А что вам бы хотелось ещё узнать о стране? Делитесь в комментариях, быть может, я найду вдохновение на ещё один подобный пост, или же просто сразу вам отвечу. Основные вопросы, интересующие меня, я, наконец, выяснила 🙂

А ещё напоминаю, что у меня теперь появилась рассылка, в рамках которой я раз в две недели шлю вам письма с анонсами постов и небольшими историями, не попадающими в блог. Подписаться можно тут: http://eepurl.com/bUgLsz

Привет.
Это таки случилось – я вышла в перископ!
Для тех, кто не знает: перископ это такая новая штука от твиттера. Нечто вроде ютуба в режиме реального времени. Человек делает трансляцию того, что вокруг него происходит, показывает или даже рассказывает, а слушатели могут оставлять комментарии (которые, впрочем, довольно быстро исчезают) и посылать сердечки.
Как это работает, я знала только приблизительно – видела пару трансляций про блоггинг, сделанных в домашних условиях. Однако подумала – это же очень круто, можно показать людям город прямо таким, какой он есть, да ещё и рассказать что-то.
Целый месяц об этом думала, но всё было страшно – а что я скажу? А как это будет выглядеть? А что, если никто не придёт меня посмотреть?


Оказалось, не так страшен чёрт, как его малюют. Не знаю, как меня находили люди – видимо, просто решили посмотреть трансляцию из Женевы, потому что комментарии были на трёх языках. В какой-то момент у меня было аж 179 зрителей – правда, под конец из них осталось только 11, но я всё равно очень довольна. Морально была совершенно не готова, но знакомые потом сказали, что было интересно, так что ничего, живём. Ну и в следующий раз будет уже не так страшно 🙂
Итогом сегодняшнего дня являются три видео.

  1. Неожиданное утреннее из Женевского Кафедрального собора, где я стараюсь говорить что-то шёпотом под звуки органа. Полезной информации там мало, потому что ничего я не знаю про женевский кафедраль.
  2. Про Университет и стену Реформации, коротенькое.
  3. Прогулка на 25 минут по центру Женевы и до озера. Без знаменитого Женевского фонтана, потому что был ветер, а в ветер фонтан не работает.
Видео можно посмотреть по адресу periscope.tv/maybeeabroad, они будут доступны ещё примерно 12-17 часов. Это такой принцип перископа – трансляцию можно посмотреть только в течение 24 часов после её окончания. Поэтому, если не хотите пропустить мои следующие рассказы – а они ещё обязательно будут, и гораздо более интересные – подписывайтесь!

Ну а под катом – немножко фотографий Женевы, тех мест, которые не вошли в трансляцию.

Интересные скульптурные фигуры. Что они значат и почему они там на этой площади – мне неизвестно. Но выглядят здорово.




И просто домик – очень люблю расписанные стенки.

В этом году ощущение Нового года пришло ко мне только 31 декабря. Суета, дела, погода – серая, питерская, совершенно без снега – всё это как-то не давало нужных ощущений.
Однако вчера я нарядила ёлку, сегодня просматривала фотографии рождественской Лозанны, и, наконец, осознание пришло: Новый год!

Как известно, в Европе Рождество – более важный праздник, чем Новый год. Рождественские рынки работают только до 24 декабря, и даже магазины за три дня до рождества работают не до 19, как обычно, а аж до 22. Сразу после рождества уже начинаются скидки, и хотя иллюминация ещё висит, чувствуется, что главный праздник прошёл.
Несмотря на огромную кучу предновогодних дел, однажды вечером я таки выбралась из дома, поэтому сейчас покажу вам, как выглядит рождественнская Лозанна.


На фото – непривычно пустынная торговая улочка, и супермаркет coop city, в который я всегда хожу за продуктами.

Обежала я не ведь город, но что обежала – покажу. Это – Рипонн, можно сказать, главная площадь города. По средам и субботам, утром, тут располагается рынок. Справа – подсвеченный кафедральный собор (подсветка, кстати, тоже рождественская, синяя), слева – дворец Рюминых, где находится кантональная библиотека и целая куча различных музеев.


На дворце Рюминых в этом году сделали какую-то видео-проекцию. Не Берн, конечно, но всё равно здорово.


На улицах висят разнообразные звёздочки и снежинки. Вот эта большая перед коопом даже мигает.




На rue Centrale, перед канцелярско-художественным магазином Kramer&Krieg – такие чудесные карандашики, рекламирующие фирму Caran d’Ache (которая по-французски, не поверите, читается как “Каран даш”). Основатель фирмы Арнольд Швейцер был большим поклонником художника Эммануэля Пуаре, который взял себе псевдоним Caran d’Ache, отсюда и такое название.


Ёлка у нас в Лозанне тоже есть, совершенно чудесная и даже как будто снежная. Стоит она на площади Палю (place Palud), в центре старого города.


Стоит ёлка прямо рядом с фонтаном с цветной фигурой. Такие фигуры можно найти во многих городах Швейцарии. В Лозанне такая только одна, а вот в Берне они встречаются чуть ли не на каждой площади, самая знаменитая – людоед, поедающий детишек.


Рядом со снежинками – тут же и весенние цветочки 😉



На площади Saint-François – гигантское сердце, меняющее цвета. К нему прилагается стенд, на котором цветами можно управлять.


Напротив, на здании банка UBS, пожелание счастливых праздников – Joyeuses fêtes!


Справа от UBS – улочка, ведущая к вокзалу, на которой тут и там парят разнообразного мультяшного вида животные.


От Флона – когда-то промышленного, а теперь торгово-административного квартала, где находится единственная пересадочная станция метро в городе, – виден какой-то подарок.


Я думала, что это просто новогодняя декорация, устроенная на каком-то пафосном отеле.


А оказалось, всё не просто так – этому отелю в этом году аж целых сто лет! А ещё там, оказывается, олени живут – я их заметила уже только дома на фотографии.


На Флоне – светящиеся домики. Какой за ними сакральный смысл, я не знаю, но выглядит забавно.



Деревья так подсвечены зелёным, что кажется, будто это ёлочки там растут, хотя на самом деле нет.


Вход в метро – весь в бабочках, меняющих цвет – выглядит восхитительно!


А с другой стороны – одуванчики.


Одуванчики растут над трамвайной линией, которая начинается под землёй, и только где-то потом за центром выходит на поверхность.


Такая вот у нас рождественская Лозанна. Мне кажется, что раньше было меньше инсталляций, в этом году оно гораздо лучше выглядит, интереснее.А как у вас украшают город?

Мой последний – всего четвёртый – хайк в этом сезоне оказался таким же прекрасным, как и предыдущие.
В этот раз мы поехали в Вале – на ледник Алетч, самый длинный ледник в Европе, являющийся, вместе с Юнгфрау, всемирным наследием Юнеско.


С погодой повезло – хоть солнышка было немного, однако не было слишком облачно и виды были.
Поехали мы громадной группой в 12 человек по маршурту, представленному тут, однако в моих 32 most enjoyable hikes есть очень похожий.
Пунктом отправления был Fiesch, откуда мы поднялись на фуникулёре в Fiescheralp. Уже оттуда были видны снежные горы и рыже-зелёные лесные пейзажи.


Первый ледник на нашем пути – Fieschergletscher, ледник Фишер.



Fieschergletscher быстро промелькнул, начался снег, стало холоднее. Прошли мимо серого озера и одинокого домика.


И вот, наконец, впереди показался Алетч! Однако на пути к нему надо преодолеть уже не просто снежные участки, а даже заледеневшие.







Никогда раньше, пожалуй, не видела такой тихой спокойной воды.



Ещё в свой первый год здесь я, посмотрев на озеро и на многочисленные лодочки, решила – хочу тоже! На самом деле, решила я так прежде всего после того, как посмотрела на курсы, предлагаемые местным спортцентром – можно было поучиться водить моторку или плавать на доске с парусом.
На второе лето я таки собралась с духом и позвонила в спортцентр. Там меня отправили куда-то в водные виды спорта. Позвонила туда – они сказали, что они этим не занимаются, но есть клуб – мол, свяжитесь с ними. У клуба телефона нет, если только фейсбук и почта. Написала туда и туда – мне ответили через полгода, сказали, что никаких курсов нет, и всё у них держится на энтузиастах.
Где-то меня явно дезинформировали, ибо курсы всё-таки есть. Но где и какие – я так и не знаю. Однако без озёрных прогулок я не осталась.


В какой-то момент, прогуливаясь по одному из местных сайтов (что-то вроде групона), я наткнулась на акцию, предлагающую подешёвке 5 занятий на паруснике – bateau à voile.  Не моторка, но на безрыбье и рак рыба. И потом, я не уверена, что из них круче 🙂
На моторку, на самом деле, я изначально хотела получать пермит (то бишь права). На парусник тоже думала – надо, не надо, решила, что не надо – мороки много, денег платить много, а пригодится ли мне это потом – кто знает.

Вот на одной из таких лодочек я каталась

Занятия все, естественно, на французском. Несколько инструкторов – разных возрастов, с разным опытом, в том числе являющиеся спасателями и победителями разнообразных регат. Один даже настоящий морской волк, с седой бородой и с трубкой.

Конструкция в порту Уши. Декоративная.

То, что занятия на французском, особых проблем для меня уже давно не составляет. Но парусники – это отдельная песня, тут очень специфичных много слов и выражений, что и французам всё запоминать надо. Даже право и лево у них – не gauche и droite, а bâbord и tribord.


Занятия длятся по два часа. На каждом может быть от одного до трёх учеников. Если нет ветра, то занятие либо отменяется, либо проводится в порту – учимся приставать к причалу и подходить к буйкам.

Парус моей лодочки.
Целая лодочка в кадр не влезает – большая.

Обычно от стоянки отходишь на моторе, не выходя из порта, цепляешься за буёк (уж простите, вся лексика у меня французская по этой теме, как сказать правильно по-русски, не знаю) и ставишь паруса. А затем – на открытую воду!

Вон те две большие белые кляксы – это лебеди,
а маленькая белая точка справа – кажись, буёк, но я не уверена.

Очень довольна, что таки взяла эти пять занятий – сначала тяжело и ничего непонятно (что куда в какую сторону двигать – запутаешься), к четвёртому начинаешь как-то немного разбираться и становится лучше. Продолжать пока не планирую, но если у меня вдруг появятся друзья с какой-нибудь яхтой, буду очень рада 🙂

В конце сентября ко мне приезжал в гости мой знакомый итальянец из Вероны. Я отправилась показывать ему город, и, конечно же, в один прекрасный момент мы оказались у кафедрального собора Лозанны. Зашли внутрь – а там служба, люди сидят, в холле некоторое количество туристов слоняются. К нам подходит служительница и говорит – что вот, в данный момент в церкви проходит свадьба, поэтому вы не можете её посетить и не можете ходить по боковым галереям, но вы можете постоять тут или даже сесть на последние ряды, если хотите. Я сказала – окей, и собиралась в общем-то уходить. И тут мой друг мне говорит – слушай, а там два мужика сидят. А я даже не посмотрела. – Спроси, говорит, это как? Церковь всё-таки.
Я помялась, помялась, ну и спросила девушку – а где невеста. Как и следовало ожидать, невесты не было – это оказалась гомосексуальная свадьба. Сначала она мне сказала, что это разрешено не во всех кантонах, а потом даже сказала, что разрешено только в кантоне Во (и только в протестантской церкви). Проголосовали за это в 2012 году, к 2013 году утвердили церемонию. Добавила, что это первая подобная свадьба в кафедрале, и поэтому они все немножко волнуются.
Такие дела. Мы потом даже дождались, когда они вышли. Оказались такие немолодые дядьки, один в юбке. И громадная толпа гостей. И небольшой ударный оркестр им играл – почему-то в форме гвардии Её Величества Английской Королевы.

В позапрошлые выходные у меня были гости, и я в очередной раз лелеяла надежду забраться на Пилатус. Но увы! погода была совсем не та. Мы поехали в Интерлакен, надеясь, что тучи разойдутся. Однако они не разошлись, наоборот, висели настолько низко, что не было видно вообще ничего. Так что мы решили пойти в Ballenberg, музей под открытым небом, – там горки смотреть не нужно, да и я давно хотела туда попасть.
До музея надо добираться на автобусе из Бринца, в который легко попасть из Интерлакена. Входа есть два – западный и восточный. Какой из них лучше, я не знаю, мы зашли с ближайшего – с западного, и до восточного так и не добрались.
В Балленберге собраны домики со всех уголков Швейцарии. Как правило, деревенские, крестьянские, разных периодов, от XVI до XIX века. Почти все можно посетить.

Первая область, в которой оказываешься – это Bernese Midlands.

№361, вилла индустриалиста, Бургдорф, кантон Берн, 1872.

Первый объект на пути – трёхэтажная вилла индустриалиста. Внутри представлены костюмы, местная музыка. Чудесные узорчатые батареи!


Музыкальные инструменты из подручных средств


На следующий дом мы только глянули и прошли мимо, стремясь вперёд – а зря, ведь именно там оказался магазин, где продаётся вкуснющая местная колбаса и где к вечеру уже совсем нет местного хлеба (мы там оказались, когда уже двигались к выходу).

№331 – Farmhouse, Ostermundigen BE, 1797

№321, Farmhouse, Madiswil BE, 1709

Дом этот был рассчитан на две семьи – все жилые помещения в двойных экземплярах, однако общая кухня, но с двумя печами. Дом был отдан музею в 1968 году. Фермеры, населявшие подобные дома, занимались в основном сельским хозяйством и коровами.
Внутри – ткацкий станок.


Там же – колбасы! Сначала думала, что муляжи, но нет, настоящие, и именно их продают в местном магазинчике – называется Ballengerg wurst. Внутри сильно пахнет дымом, и все стараются побыстрее пройти, далеко не всегда замечая, что у них над головами – ведь для этого надо задрать голову к потолку.


Из особых зданий, не обычных жилых или подсобных, видела только аптеку – с работающим магазинчиком и садиком медицинских растений. Правда, если я правильно поняла, исторически аптеки там не было. Дом хотели продать и снести, но из-за каких-то разногласий музей смог купить его в 1982 году.

№381, Craftsman’s House, Herzogenbuchsee BE, 1779.


На втором этаже была очень интересная экспозиция. Вот эти четыре шкафчика представляют товары разных лет, которые можно найти у нас в аптечке. Если не ошибаюсь, там были 1930, 1945, 1970(?) и 2013 годы. А на стенке рядом – витринки, каждая с двумя товарами, как он выглядит сейчас и как выглядел когда-то раньше (мыло, порошок, моющие средства и т.п.). Очень забавно сравнивать.


Переходим в Central Midlands – интересные дома с громадной соломенной крышей. А также упитанными курами и кроликами удивительной расцветки.

Central Midlands, №231 и №221.
№221, Farmhouse, Oberentfelden AG, 1609.

А посмотрите, как крыша-то устроена!


В одном из домов – работающая шляпная мастерская. Рядом – табличка, где рассказывается о семье, зарабатывавшей шляпным делом на жизнь – что они смогли это делать, т.к. у них сложился достаточный круг клиентов, и, например, в 1955 году они сделали 5000 шляп для праздника виноградарей.
Это чердак, там шляпки, судя по всему, сушатся.


Кухня, уже не помню, в каком доме.





Смотрим два небольших дома в Юре – кантоне Jura – и снова возвращаемся в Bernese Midlands – они чуть ли не самые большие – и встречаем повозку с лошадками, везущую каких-то индусов.



А вот эта избушка на курьих ножках – уже западная Швейцария, т.е. как раз та, где живу я.

№532, Granary, Ecoteaux, VD, 1500-1530.



Последняя область, до которой мы успели дойти – это итальянское Тичино. Внимание сразу же привлекают козлики, резвящиеся на развалинах какого-то строения. Табличка рядом поясняет, что т.к. в деревнях пожары были часты, такой вид был вполне привычным, и поэтому после того, как этот дом сгорел, его восстанавливать не стали.

№811, Farmhouse, Primadengo/Faido TI,
1683, сгорел в 1994.

Самое большое строение, которое мы видели – дом с внутренним двором, где расположилось кафе. Разросшись с годами, оно принадлежало каким-то ломбардским графам, а в начале XIX века его отдали под госпиталь.

№851, Farmstead, Novazzano TI, XIII-XIX век.

Зернохранилище – камень внизу предохранял от мышей, а курьи ножки обеспечивали хорошую вентиляцию.

№832, Granary, Campo/Campo Vallemaggia TI, 1515.

В какой-то момент тучи слегка разошлись, и я с удивлением обнаружила, что нас окружают горы! Я даже не подозревала об этом вначале.

№892, Grain Drying Racks, TI – реконструкция

Есть в Балленберге и свой виноград – правда, пока зелёный.

Есть и табак – громадные кусты!

 
 В музее мне очень понравилось, обязательно поеду ещё раз, но уже с другого входа – посмотреть мы успели почти половину, но всё же чуть меньше.