Сегодня мы наконец-таки смогли встать рано, и вышли из дому в 9 утра. Поехали в Асакусу – в храм Сенсо-дзи. Вышли из метро – на улице противнейший дождь. Почти сразу нас поймал парень, что-то спросил, показал карту, а потом предложил – а я рикша, а не хотите прокататься – тепло и не каплет? К счастью, он не настаивал, и мы пошли пешком к храму. Видели потом ещё рикш в Киото, но сколько это удовольствие стоит, я так и не узнала.
Сенсо-дзи – старейший храм города, основанный в VII веке и посвящённый богине милосердия Каннон. Как утверждает путеводитель, храм был всегда одних из самых любимых у горожан, и не последнюю роль тут сыграло то, что он стоял на пути в Ёсивару, окружённый стенами и чуть ли не рвом квартал красных фонарей, куда сёгун выселил в 1656 год всех проституток.
Храм начинается с огромных “Ворот Грома” – Каминари-мон, которые охраняют бог ветра Фудзин (справа) и бог грома Радзин (слева).


За воротами начинается длинная сувенирно-торговая улочка. Среди прочего там есть совершенно замечательные веера (хотя веера надо покупать в Киото – там выбор гораздо больше), а так – всякая лабуда, тапочки, сладости. Попробовали нечто под названием агеманжди – с черри и с зелёным чаем (чай лучше). Тёплые, свежие, с пылу с жару, хрустящие, в такую погоду – вдвойне красота!


Проходом сквозь ворота Ходзо-мон, в которых хранятся китайские сутры XIV века. Кидаем взгляд на пагоду, и движемся дальше к храму.


Впереди – храм (и долгожданное укрытие от дождя!)

Прямо по курсу – курильница, в которой стоят пучки палочек, иногда вынимаемые людьми и перекладываемые с места на место (точнее, ближе к центру) специальным человеком. Вокруг – толпа людей, машущих руками на себя – считается, что дым приносит добро и благодать и изгоняет злых духов.

Заходим в сам храм. Тут, как и в других местах до этого, можно за 100 йен взять бумажку с предсказанием – омикудзи. Я это сделала в Мейдзи-дзингу, чему очень рада. Во-первых, все фразы там придуманы специально для гадания либо императором либо императрицей Мейдзи, а во-вторых, мне понравилось то, что мне выпало. В Мейдзи-дзингу было два варианта: на японском и на английском. Во многих местах был только японский, а где-то я видела такой: один на японском, а другой на всех остальных языках – корейский, китайский, английский, может, ещё какой-то.


Выходим сбоку, любуемся буддой под сенью красных листиков. В поисках гошуина проходим по небольшому японскому садику, с мостиками и ручейками, полными рыб.


Кидаем последний взгляд на храм, и топаем в музей – подальше, подальше от этого дождя.

Музеев на день у нас их было запланировано два. В первый мы пытались попасть в предыдущий день – это Токийский Национальный, находящийся за парком Уэно. Комплекс музея состоит из нескольких зданий.
В главном здании – Хонкане – двадцать залов, посвящённых истории и культуре Японии, начиная с ранних дней (около 12 000 лет назад) и до конца 19 века.
Что хорошо, были надписи  на английском – описание зала, эпохи, и выставленных предметов, название каждого экспоната. Но вот объяснения про тот или иной объект на английском были далеко не всегда.
Выставлялось всего понемножку – какие-то древности, предметы чайной церемонии, манускрипты с иероглифами, сутры, кимоно, ширмы, маски, костюмы и оружие. В общем, интересно, зайти стоит. Немного даёт представление о разных эпохах.

Моя единственная фотография из музея.
Что это, уже не помню. Но забавные такие фигурки.

Помимо основного здания, на территории музея есть ещё несколько (всюду вход по одному билету).  Есть японская археология, галерея сокровищ храма Хорю-дзи, здание, посвящённое искусству неяпонской Азии, постоянно проходят какие-то временные выставки. Времени однако у нас не было, так что мы больше ничего не смотрели, а побежали в следующий музей – музей Эдо-Токио.
Этот музей рассказывает про историю города Токио (Эдо – его бывшее название). Он мне, пожалуй, понравился ещё больше, чем Токийский Национальный. С английским там дела обстоят точно также, зато экспонаты более наглядные. 
Начинается всё с копии в натуральную величину оригинального моста Нихонбаши (“Японского моста”), который давно уже совсем другой и каменный. Деревянную версию построили в 1603 году, и от него брал начало тракт, соединяющий Токио – тогдашний Эдо – и Киото. С тех пор этот мост служит нулевым километром для всей Японии.

Макет театра кабуки в натуральную величину.
Кажется, это чей-то загородный дворец, но точно уже не помню.
Макет Эдо, подробностей тоже уже, увы, не помню.
Театр кабуки

Что очень здорово – в музее рассказывается про многие аспекты жизни людей в Эдо эпоха за эпохой. Макеты, инсталляции, парочка машинок. Очень интересно. В конце рассказываю про вторую мировую и про жизнь после неё.

На этом день почти закончился. Напоследок ещё несколько наблюдений. 
В Японии бывают эскалаторы, которые внезапно где-то посередине могут идти не вверх (или вниз), а горизонтально.
В магазинах и лавочках почти всегда использую специальную плошка для денег, в неё кладётся сначала плата, потом сдача. Наверное связано с какими-то традициями. Ещё – видела в городе специальные места для курения! Например, на Шибуе – слегка огороженное место, и толпа курящих в эпсилон окрестности. А на вокзале – это такая закрытая отгороженная комнатка, с прозрачными стенами и кучей дымящих людей. Лестницы здесь, как правило, разделены посередине перилами, чтобы отделить потоки вверх и вниз. Правда, на деле это часто никакое не посередине: три четверти пространства на один поток, и четверть на другой. Причём иногда основная масса идёт вниз, а иногда вверх. Непонятно.

Сегодня поехали в Уэно – хотели пойти в токийский национальный музей и по храмам вокруг. Вышли, зашли позавтракали – я съела сладкую булочку с беконом.

Милая японская выпечка

Потом пошли в парк Уэно, к поросшими лотосами прудам Синобадзи, посреди которых находится храм Бэнтэн-до, посвящённый синтоистской богине музыки, поэзии и мудрости. Внутри на потолке храма изображён роскошный японский дракон.

Зачахшие лотосы
Вход в храм. Можно помолиться, ударив в гонг.
Таких гонгов мы видели много, почти в каждом храме.
А вот колокол был только один, в первый день.

Пройдя мимо зоопарка, подошли к другому храму – святилищу Тосё-гу 1627 года постройки.

Название Тосёгу означает “свет востока” и относится к двумстам храмам, построенным по всей Японии и посвящённым Токугаве Иеясу, основателю сёгуната Токугавы, находившегося у власти в 1603-1868 (это про сёгунат, естественно).

Многочисленные бронзовые (48 штук) и каменные (около 200) светильники вокруг храма – подношения даймё со всех частей Японии. Титул даймё давался высшей знати периода Токугавы.


Перед храмом – Карамон – китайские ворота, построенные в 1651 году. Украшены золотой фольгой и искусной резьбой цветов и птичек, а также двух драконов, Восходящего и Нисходящего. Считается, что эти драконы являются работой Хидари Дзингоро. По легенде, по ночам они спускаются к пруду Синобадзи испить воды.

Карамон с внутренней стороны

У самого храма все двери и колонны тоже покрыты золотой фольгой. Внутрь не пускают, так что что там – неизвестно.
Рядом с храмом было священное дерево (camphor tree), обвязанное верёвочкой – возрастом более 600 лет, высотой 25 метров и 8 метров в обхвате.

Издалека увидела что-то цветное непонятное.
Думала, бусы, а оказалось – оригами.

С утра шёл дождь, что погода к прогулкам не располагала, и посему мы очень надеялись на музей – Токийский Национальный, расположенный рядом с парком Уэно. Однако, увы, музей оказался закрыт. Обычно музеи закрыты по понедельникам, но в предыдущий день был праздник, и поэтому музей был открыт и его пришлось закрыть во вторник. Ничего не по делаешь – пошли дальше. Кстати, забавно, – большинство японцев использует прозрачные зонтики. Отправились мы искать очередной храм. Храм не находился – только ворота и какие-то здания, да и те за забором.

Ворота в мавзолей Токугавы Цунаёши, если не ошибаюсь.

Однако я не сдавалась. Завернула за угол, прошла ещё немного, и таки наткнулись на  храм, совершенно этого уже не ожидая.


Пустынно, никого нет. На деревянных ступеньках почему-то наклеены ворсистые поверхности. Задумавшись, я раздлядела надпись shoes not allowed. Посомневалась, но разулась и пошла босиком. Оказалось, правильно сделала – вверху в мокрых ботинках ходить было точно нельзя – соломенные подстилки.

 
Я так до сих пор точно и не уверена, что это за храм. Раньше в этой части Токио был большой комплекс Канедзи (Kan-ei-ji), от которого после войны за Реставрацию 1868 года осталось лишь несколько строений. Но вроде бы, судя по бумажкам, которые мне там выдали, это – бывший храм Дай-дзи-ин, который затем переименовали в Компон Чу-до (Kompon Chu-do – главный зал). 
Фотографировать опять было нельзя, зато монах очень приятный оказался – говорил по-английски весьма прилично (на фоне всех остальных), спросил откуда мы, попытался что-то про храм рассказать, и даже разрешил себя сфотографировать. В конце даже вспомнил, как сказать по-русски “до свидания”.

Процесс создания гошуина

Обулись, и пошли дальше – в Янаку – старинный район, почти нетронутый ни бомбами, ни урбанизацией.
Сначала довольно долго шли через кладбище. Выглядит похоже на наши, только с использованием местных элементов и без крестов, конечно. Зато вот непонятная штука – деревянные дощечки, как лыжные палки, стоящие в специальных стойках, с какими-то иероглифами. Я потом спросила Нобу – он сказал, что это называется сотоба – их ставят в связи с погребальными ритуальными событиями.


Anryuin Temple – ничего про него не знаю, кроме названия, отмеченного на карте.

Зато интересен следующий за ним храм – Тенно-дзи, посвящённый синтоисткому божеству удачи и одному из семи богов счастья. Сейчас тут тихо и никого нет, а когда-то это было одно из трёх мест в городе, где продавались лотерейные билеты.
Теперь же храм привлекает своим сидящим под открытым небом бронзовым Буддой XVII века.

Вышли наконец с кладбища – весьма обширного, – и пошли в сам район, по улице Янака-Гиндза. Место, стоящее посещения – оно даёт представление о том, как выглядел Токио до всех этих небоскрёбов.


Двухэтажные домики, сохранившись со старинных времён. Интересна лавочка  Goto no Ame, которую фиг найдёшь по названию, ибо написано оно иероглифами. Я догадалась, что это нужное место, потому что там был знак no photo. Продают сладости, сделанные там же. Зашли, и глаза разбегаются – всё такое непонятное, кроме разве что множества разнообразных карамелек. Удивилась сушёным рыбкам с кунжутом и осьминогам. Даже не представляю, сладное это или солёное. Осьминоги потом в итоге оказались несладкими и острыми, так что рыбка, наверное, всё-таки тоже солёная.

Дождь не прекращался, музеи были закрыты, так что пришлось нам идти в магазины. Поехали на Шибую – меня заинтересовал прорекламированный накануне магазин, в котором 8 этажей – и всё только для женщин. Оказалось, действительно так. Очень много юбок, преимущественно коротких, и мягких пальто, преимущественно светлых. Я вот теперь думаю, не купить ли и мне тоже (в итоге не купила, слишком с бантиками, да и некогда было). Магазин состоял из многих маленьких магазинчиков, у каждого – свои девушки-продавщицы, как правило, одетые во что-то, что продаётся в ихнем магазине, на высоченных каблуках. Одна из них всегда находится где-то рядом с выходом, и кричит “Иррашаймасээээээ” – добро пожаловать. У меня эти крики до сих пор в голове звучат. Вообще много милых, девчачьих вещей. Думаю, может, мне приобщиться к японской моде?
Больше ничего интересного за день не произошло. Походили немного ещё по каким-то магазинам, уже не одёжным, и я поняла, почему мне так хорошо в Токио – я соскучилась по большим городам.

Утром Нобу отвёз нас с чемоданами на вокзал, и мы поехали в Токио. Отель наш был довольно далеко, и на JR туда было не добраться – пришлось использовать метро. Покупать билеты в автомате – легко и просто, можно платить и мелочью, и банкнотами, и картой. Правда, Андрей говорил, что наши карты тут почти нигде не принимают, но мы в итоге ими нигде и не пользовались. Автомат даёт сдачу и билетики – по форме как парижские, но с изнанки – абсолютно чёрные. Билеты тут, кстати, вставляются и в начале поездки, и в конце, причём в конце турникеты их не выдают – что, в общем, разумно – нет постоянного мусора из билетов, как в Париже. На станциях метро поют птички, в записи, но всё равно очень приятно. 

Ещё одна необычная вещь в Японии – адресная система, которая кардинально отличается от европейской. Главной единицей измерения у них является не улица, а квартал, так что названия есть далеко не у всех улиц. Адрес будет вида Toyo 4-4-3, что означает, что мне нужен 3-ий дом в 4-ом квартале 4-ого микрорайона района Тойо (перед которым, на самом деле, есть ещё два названия более крупных районных делений, определяющие его положение в Токио). Зато очень часто встречаются карты ближайших улиц и домов, по которым весьма просто ориентироваться – так что отель мы нашли без труда, он был там даже подписан. Забавная деталь – карты расположены не севером кверху, а той частью, которая находится сзади карты – т.е. согласно точке наблюдения.
 Доехали до отеля, оставили багаж, и пошли гулять. Поехали в Шибую. Прямо при выходе с вокзала – знаменитый памятник Хатико, верному псу. 


Наверное, все знают эту историю, или хотя бы слышали – в 1920х годах Хатико каждое утро провожал до станции своего хозяина, профессора Императорского университета. После того, как профессор скоропостижно умер от инфаркта на работе, Хатико ещё девять лет ежедневно продолжал приходить к вокзалу. Бронзовый памятник ему поставили ещё при жизни – в 1934 году.

Напротив – инфоцентр в зелёном вагончике, где можно взять подробную карту Шибуи.

Стоит пройти несколько шагов, и  окажешься перед знаменитым перекрёстоком, который можно пересекать во всех направлениях (Shibuya crossing).

Выглядит не так впечатляюще, т.к. недостаточно сверху,
и людей уже мало, но – действительно во всех направлениях.

Неподалёку от перекрёстка, в торговом центре Mark City, в переходе, соединяющим здание центра со станцией, висит гигантское тридцатиметровое полотно под названием “Миф о завтрашнем дне”. Картина изображает атомную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки, и была написана японским художником Таро Окамото для отеля в Мехико в 1969 году, однако отель разорился и работа 30 лет пролежала на складе, пока не нашла своё место в Токио.


Вернулись обратно на улицу, разглядывать, что творится. Много игровых автоматов, прямо рядами. Причём не только такие, за которыми сидят, но и те, где надо вытаскивать игрушки – видела где-то зал с дюжиной таких коробок.
Выбрались из вереницы сверкающих витрин Шибуи и пошли в сторону храма Мейдзи-дзингу (Meiji-jingu). Напротив входа в парк, где он прячется, расположен Национальный стадион, за который его автор Кэндзо Тангэ получил высшую архитектурную награду – Притцкеровскую премию.


Храм Мейдзи-дзингу был построен в 1920 году в честь императора Мейдзи и его жены. Однако теперешнее здание не оригинальное – во время войны он был разрушен и восстановлен лишь в 1950-х.
Он находится в огромном парке, и на пути к нему стоят три 12-метровых тории из стволов тысячелетних кипарисов. Деревья аж из Тайваня, так как в Японии таких не нашлось. 

На полпути к храму зашла в сувенирный магазин, и меня немного понесло – купила себе кучу всего бесполезного, зато порадовала душу. 
Рядом с магазинчиком – две стены бочек, одна напротив другой. Слева – бургундское вино, предложенное знаменитыми французскими виноградниками, с идеей мира и дружбы между Францией и Японией. 
С другой стороны, справа – бочки сакэ. Эти бочки каждый год приподносятся разными производителями сакэ в знак уважения к покойному имератору.

Вверху видно пустое место для следующих бочек

Император Мейдзи сыграл весьма важную роль в истории Японии – при нём она из закрытой милитаризованной страны превратилась в современное свободное государство. Своим примером он пропагандировал принятие западной культуры, среди прочего – западной еды и вина, как написано на табличке рядом с вином. Он также поддерживал промышленность и технологический прогресс, как написано на табличке рядом с сакэ.
Свернули на аллейку налево, и вдоль роскошных кустов хризантем (откуда они там, не знаю) подошли, наконец, к храмовому комплексу.




Здесь фонтан, вода из которого отпугивает злые силы, очевидно, пользуется популярностью – это видно по количеству лежащих там ковшиков.
При входе и внутри вдоль стен, окружающих двор, – сборные конструкции из настоящих овощей. Что они значат, я не узнала, но забавно.


Эма, таблички обетов для личных молитв и благодарности божествам храма Мейдзи (т.е. духам имератора и его жены). На утренней церемонии, проходящей каждый день, они предлагаются божествам (каким образом, не знаю), и монахи молятся за высказанные на них пожелания.


Внутрь храма, как оказалось, зайти нельзя. Можно только подойти, кинуть монетку, и помолиться, глядя внутрь во двор: два раза поклониться, два раза хлопнуть в ладоши и ещё раз поклониться.
Совершив обряд, я отправилась искать, где бы мне поставить гошуин. Оказалось, очень вовремя отправилась. Подошла к лавочке , продающей амулеты, постояла в очереди, после меня было ещё пару человек, а потом они закрылись. И действительно, начинало темнеть, а храм закрывается с закатом солнца. Около храма, кстати, было гораздо больше традиционно наряженных женщин, более того, были даже дети – видимо, в честь какого-то события. Мы задержались ещё немного, и служители начали выгонять народ.

Главное здание храма

В итоге из парка мы выходили практически в одиночестве, и к выходу шли сквозь тёмный лес. Но ничего, вышли за ворота, прошли немного, и оказались в Синдзюку, сверкающему вывесками магазинов и едален. 

Маленькая улочка чуть в стороне
от главных проспектов с высокими зданиями.

Погуляли немного бессистемно. Случайно вышли на какой-то канцелярской магазин (Sekaido), я, получая от таких магазинов удовольствие, зашла и… пропала. Там были такие красивые открытки! Такие милые наклейки! И, о боже, чего там только не было с муми-троллями! Я, однако, себя сдерживала, и потратила не очень много. Зато вышла счастливая-пресчастливая, и отправилась искать другой магазин – книжный, а именно Kinokuniya. Громадный магазин – 8 этажей, в лифте – прелестная японка в красной шляпке, нажимающая на этажи, и объявляющая каждую остановку, оставаясь при этом повёрнутой в сторону кнопок, над которыми висит объявление – не фотографировать. Я хотела купить там томик манги, в которой ничего не понимаю – моя знакомая сказала мне “привези мне что-нибудь красивое, неважно что”. Угу. Зашла я. Там целый громадный этаж, и как я там что-то выберу?? Более того, все книжки – закрытые, в полиэтиленовой упаковке. Попыталась спросить продавщицу. Но по-английски она не говорила, а я, кроме слова kirei, ничего выдать не могла. В итоге она подвела меня к полке, распечатала какой-то томик. Сильно красивым он мне не показался, но куда деваться? Все остальные – запечатанные, что там внутри, непонятно. А в этом вроде хоть не ужасы. Сказала спасибо, пошла сама смотреть. Нашла ещё какой-то, с красивой обложкой. Пока ходила дальше, девушка снова подошла, предложила открыть упаковку. Открыла – а там внутри что-то ваще никакое. На этом я бросила свои попытки что-то найти и пошла на кассу. Я и покупка манги – это дело такое, сложное. 
Вечер мы закончили в западной части района. Хотелось посмотреть на высотки и на глаз на стенке перехода, который, согласно путеводителю, должен был сверкать и переливаться всеми цветами радуги. 
Однако глаз не сверкал, высотки скрывались в темноте,  то тут, то там, попадались целые домики бомжей из картонок и полиэтиленовых полотен – размера метр на полтора – на два с половиной.  Более того, я не могла найти ни одной мусорки и была этим очень недовольна. С мусорками в Японии почему-то большая проблема – их действительно нигде нет, как они живут, не понимаю. В общем, я разочаровалась, так что мы поехали в отель – заселяться. 
Приехали, заплатили, я удивилась – сказали, что багаж уже наверху. Приходим в номер – небольшой совсем, тесный, но зато – две пары тапочек, две пижамы, на каждого – расчёска, бритва, зубная щётка. Мне ещё на ресепшене дали пакетик с какими-то пробниками – масло, лосьон, что-то ещё. Одним словом, отель приятно удивил. Ещё одна деталь – если оставить специальную бумажку “не менять бельё и полотенца” (экология, экология), то они приносят бутылку воды. Я, на самом деле, уже отвыкла от того, чтобы полотенца меняли каждый день и, помню, на Крите меня это даже возмущало. 

Из интересных мелочей. 
На светофорах у них горят рядом с человеком по две полоски, которые уменьшаются по мере приближения смены сигнала. 
В вагонах метро есть courtesy seat (для пожилых, беременных и т.п.), рядом с которыми висит знак – мобильные телефоны должны быть выключены. Причём именно выключены, ибо в остальных частях вагона они должны быть поставлены в беззвучный режим. Помимо courtesy seat, бывают также вагоны women only – куда по утрам в час пик с 7:30 до 9:00 доступ разрешается только женщинам.
Кстати, во всех вагонах над сиденьями, что удобно, есть полочки, куда можно положить объёмные сумки.
По городу иногда перемещаются грузовики с какой-нибудь картинкой во весь кузов и раздающейся откуда-то музыкой и речью. Видимо, такая передвижная реклама. 
Полицейские тут – почти джедаи, ходят с красной светящейся палочкой.
На главном вокзале (а потом ещё и в одном из магазинов) видела на ступеньках нарисованное количество калорий, которое ты сжигаешь, если идёшь пешком – на последней и на каждой десятой, и количество ступенек. По-моему, очень здорово. На сегодня вроде бы всё. Ура, спать!

На второй день особых проблем встать не было – спали мы всё-таки прилично. Последствий джетлега, кстати, я особо не ощутила. Да, в субботу днём мне иногда хотелось спать, но как-то с этим справлялась. Хорошо быть молодой.Часов в 11 к нам пришёл Нобу, и мы поехали, как он нам сказал, смотреть момиджи – красные кленовые листочки. Приехали в какой-то парк, стали взбираться вверх по лестнице. Тут, кстати, левостороннее движение – и среди пешеходов тоже. И тропинка вверх была разделена перилами на две части.

Сначала увидели дерево, к дуплу которого вела лесенка, по которой полезла какая-то девушка. Оказалось, это дерево – Косацукенокусу – приносит удачу детям.

Решила почувствовать себя дитём и тоже пролезть!

Затем – ворота, сувенирная лавка, несколько сооружений непонятного назначения, фонтанчик с водой, в котором можно отмыть руки от зла.

Страшенный охранник на воротах
Не помню, это то ли гадание, то ли желания, что-то в этом роде.
Источник-отпугивающий-зло
При фонтане-источнике – ковшики, которыми японцы поливают себе на руки.


Сверху из-за деревьев раздавался время от времени непонятный звон гонга. А впереди был храм.


Храм стоял на скале, и подниматься к нему надо было по лесенке, предварительно сняв обувь и надев тапочки. Поднялись, заплатили 200 йен за вход, пошли по деревянной галерее вокруг храма.
Храм называют Касамори Каннон, так как он посвящён 11-ликой богине Милосердия Каннон. Он был основан в 784 году, а основное здание было построено в 1028 году по указу императора. Утверждается, что такая конструкция – здание, поднятое вверх с четырёх сторон  (стиль Shiho Kakezukuri) – на около 60 столбах, – уникальна для Японии и является важным культурным наследием.
(Адрес: 302 Kasamori, Chonan-machi, Chosei-gun, Chiba-ken 297-0125)


Фотографировать в храме было нельзя, а интерьер был интересный. Посередине висел большой фонарь-лампа, к нему тянулись верёвки, все обвязанные полотенцами – видимо, какое-то подношение. Впереди перегородка, за ней – статуи, свечи, что-то ещё.Подошла к служительнице, спросила про гошуин. Гошуин – это такая книжечка гармошкой, в которую можно в каждом храме  попросить  оставить свой “штамп” – несколько печатей красного цвета и поверх них рисованные иероглифы. Стилизовано так, что даже зная японский, не всегда можно понять, что там написано.Пришлось объясняться двумя японскими словами, которые я знала, и маханьем рук. Выяснилось, что книжечки у них нет, надо пойти в омияге – сувениры, и там купить. Что делать, спустилась, купила (за примерно 20 франков – похоже, что самый дорогой, который можно было найти – позже, в других местах, видела намного дешевле), вернулась назад, вручила на подпись. Получив результат, я всё-таки смогла распознать хотя бы дату. Забавно, что год написали по эре императора – 26ой. Обидно только, что рисовали не при мне – ушли куда-то за перегородку, дав мне номерок, и прикрепив тот же номерок на мою книжку. Книжку потом вынес другой монах, выкрикнув номер – разумеется, на японском. Ещё дали бумажку, где написано, что это храм – 31й из 33 паломничества Канто. А вообще место знаменитое – когда-то здесь, читал что-то Мацуо Басё, и рисовал какой-то ихний художник (Utagawa Hiroshige). В общем, интересно.
Спустились с храма, пошли дальше. Дошли до вышки, с которой предполагалось наблюдать момиджи – красные листочки клёнов. Тут это оказалось неинтересно – далеко, да и загораживали кроны деревьев. Как наша золотая осень. Но посмотрим что будет дальше.
По дороге увидели вот такую афишу. Очень непохоже на наше “Берегите лес от огня”.

По дороге к храму. Часто, кстати, встречались фигуры,
укутанные в красные шарфы-шапки.

Вернулись к храму, прошли чуть назад, и увидели то, что гудело над лесом – большой колокол, вибрирующий от ударов бревна. Ударить в него мог каждый, положив в ящик монетку. Ударила и я – понравилось. Спросила Нобу, что это – он сказал, что сейчас это для туристов, а на новый год в него ударяют 108 раз, чтобы изгнать зло. Почему 108 – не знаю.
Очень здорово, что таки позвонила здесь, потому что больше нигде я такой возможности не видела, наоборот, везде стояли таблички колокол не трогать.

Нагулявшись, мы поехали обедать. Оказывается, суши – это японский фастфуд! А ещё это так весело… Садишься за овальный стол, перед тобой ездит дорожка с тарелочками суши, что нравится, то берёшь. Можно и заказать что-то – перед каждым есть экран (в том числе с английским меню!), выбираешь, что хочешь, заказываешь, ждёшь, и тебе оно приезжает – на крокодильем суши-шинкансене!


Оплачиваешь потом по количеству тарелочек, которое у тебя оказалось. Мы наелись этой вкуснотищи всего за 10 франков! (Да-да, очень удобно сравнивать цены со швейцарскими, нередко получается весьма выгодно).Сырая рыба, кстати, никак меня не испугала, и оказалась весьма вкусной.Поев, мы провели полчасика, остававшиеся до поезда, в парке, где был пруд с настоящими живыми черепашками, а затем поехали в Токио.


Особых планов на Токио мы придумать не успели, так что погуляли в округе вокзала – в районе Гинза. Дорогие магазины, светящаяся реклама. Огромная очередь в Apple Store непонятно за чем. Nordic Days в каком-то универмаге, из-за чего там продавались шарфики и кошельки с муми-троллями (хочу-хочу, но, боже, зачем это мне). В общем, прошлись, глазея на витрины.Вернулись на вокзал чуть пораньше – чего-нибудь перекусить. Хотелось якитори – шашлыков из курицы. Вокзал, кстати, – громадное здание в много этажей, где заблудиться легче лёгкого (что мы, собственно, вчера и подтвердили на своём примере). Более того, под ним – гигантские площади магазинов, уходящие дальше под соседние улицы. Есть целый уголок сплошь с едой – но нам не повезло, он уже почти весь закрылся. Пройдя ещё немного, развлеклись, наблюдая множество анимешных магазинов – посвящённых Кики и Тоторо, какой-то панде, покемонам, какием-то грибам, Наруто, и чему-то ещё, чего я совсем не знаю. Кстати, за весь день увидела трёх женщин в кимоно, и ещё одну в предыдущий день – так что их до сих пор иногда носят. Пришло время идти на поезд, и мы, оставшись без еды, пошли наверх. Свернули в довольно длинный проход к нашей платформе, и решили зайти в какой-то магазинчик из нескольких лавочек со сладостями. И тут нам улыбнулась удача! Лавочки оказались не только со сластями, – мы нашли столь желанные якитори! Они оказались обалденными. Более того, там были не только обычные шашлыки из курицы, но и из печени, из куриных котлеток, из шкурок и из хрящиков! Мммм… Эх. Вот сейчас пишу – опять их захотелось. На такой радостной ноте наш день почти закончился, и назавтра нас ждал переезд в Токио.

Прошёл мой первый день в Японии, и уже столько впечатлений! Даже не знаешь, как приступить к рассказу.Из Женевы вылетели с опозданием на час – самолёт поздно прилетел. В итоге в Париже вместо двух часов пересадки остался всего один. Мы бежали и добежали, а вот багаж наш, как потом выяснилось, не успел.Самолёт Париж-Токио был большой, прямо-таки громадный – с двумя проходами. Я удивлялась, как маленькая девочка – ведь до этого ни разу не летала на большие расстояния. Ещё, кстати, было два прохода в самолёт. Не поняла, правда, зачем – по-моему, оба были в начало самолёта.Прошли пафосные сиденья бизнес-класса, дошли до своих мест. У каждого была подушка и покрывало (очень тонкое), раздали ещё потом наушники и маску на глаза. Почему-то только в самолёте до меня дошло, что лететь нам аж 11 часов – я думала, часов восемь. Я сразу же завалилась спать, но ненадолго – вскоре понесли напитки, а потом и еду. Еду можно было выбрать японскую и неяпонскую. Я, естественно, выбрала японскую – рис с говядиной, мисо-суп, холодная паста с овощами в качестве закуски. К этому – булочка, мандарин и кусочек камамбера. Ну и маленькая бутылочка белого вина. В общем, весьма неплохо.Вскоре выключили свет, и я наконец уснула. В общем, большую частью полёта в итоге проспала, хотя, конечно, это была не тёплая кроватка дома. Очень забавно – мы как будто пролетели ночь. Улетали утром в сторону ночи, летели, летели, а потом из этой ночи вылетели опять в утро. В один момент пролетали, кстати, почти над Петербургом.И вот – Япония. Тихий океан с белой бахромой волн. Линии электропередач сквозь поля – белые вышки, а каждая пятая – раскрашенная красным.


Наконец, приземлились. Вышли, пошли. Прошли мимо health control – для прибывающих из Гвинеи, Сьерра-Леоне и откуда-то ещё. Кстати, забавно, обратила внимание на надпись – на японском написано добро пожаловать домой, на английском – добро пожаловать в Японию.На паспортный и таможенный контроль надо было заполнять бумажки – их раздавали в самолёте. Ничего особого – стандартная информация, разве что надо знать адрес, где будешь жить в Японии. Я написала адрес первого отеля. На паспортом контроле ничего не спрашивали. Сняли отпечатки двух указательных пальцев и сделали фотографию. Поставили в паспорт наклейку temporary visitor и прикрепили бумажку, которую надо будет отдать при выезде.Когда дошли до багажной ленты, багаж уже вовсю выдавался. Стоим, ждём. Тут проезжает чемодан с прикреплённой к нему дощечкой. На дощечке – наши фамилии и просьба подойти к стойке Airfrance. Подошли. Багажа нет. Заполнили бумажки, потом с этими бумажками и с девушкой пошли к таможне. Нас в итоге даже не проверяли. Вышли, пошли вниз – получать JR pass. Получили без проблем – девушки говорили по-английски, более того, подробно объяснили и написали, как добраться, куда нам нужно.Пасс выглядит книжечкой, показываешь его при каждом входе и выходе с вокзалов – там большими цифрами нарисована дата окончания действия.Сели в поезд. Поезд был как наше метро, но шире и чище. Доехали до Нариты – зашла куча японцев. Большинство в итоге либо спало, либо сидело в телефонах. Много тут, кстати, людей в масках – ещё в самолёте заметила. Мне потом сказали, – не знаю, насколько правда, – что это что-то вроде субкультуры – как наши наушники – я ношу маску, не трогайте меня.
Вообще, впечатление первого дня – очень много японских лиц. Причём не людей вокруг, а на журналах и на рекламе – абсолютно везде одни японцы. Вполне логично, но мне как-то оказалось неожиданно. Вышли в Мобаре, где жил наш хост – он нас встретил на машине. Поскольку багажа не было, поехали смотреть океан. Океан прекраааааасен.



Много сёрферов в чёрных костюмах. И пенистые волны, где тихонько накатывающиеся на берег, где разбивающиеся о каменные преграды. На песке – небольшая полоска даров океана – ракушек. Я не удержалась, набрала с горсть.Нобу – наш хост – отвёз нас в три места на берегу. Второе было самое красивое на океане.

Осторожно, камнепад

Третье место оказалось самым интересным. Над морем возвышался холм с монументом, посвящённым кораблекрушению 1609 года испанского галеона, направляющегося из Филиппин в Мексику. Легенда утверждает, что людей, дрожащих от холода и голода, спасли женщины местной деревушки, согрев своими телами. Выжившие прожили в Японии почти год, побывали на нескольких аудиенциях, а потом им выдали корабль, на котором они благополучно вернулись домой в Мексику.
На тропинке, ведущей к монументу, увидела – что бы вы подумали? – цветущие нарциссы! А с площадки неподалёку был вид на океан. Там же – маленькие домики-святилища.



Потом Нобу отвёз нас на вокзал, и мы поехали в Токио встречаться с однокурсником Андреем.Договорились встретиться на главном вокзале у старбакса, надеясь, что старбакс там будет один. Приехали. Дошли с платформы по переходам до вокзала. И поняли, что абсолютно непонятно, куда идти. Огляделись, спросили в информации. Оказалось, надо на выход. Вышли. Легче не стало. Идти можно в любую сторону, на карте названий кафе-магазинов нет, куда идти – непонятно. В итоге написали Андрею, он нас нашёл, и пошли мы искать пищу.Искали какое-то пафосное место, оно оказалось закрыто. Пошли напротив, сели. Повезло – была девушка, которая неплохо говорила по-английски. Пока она нам объясняла, что там есть в меню – несмотря на то, что оно было на английском, было всё равно непонятно, – мы внезапно осознали, что это место специализируется на угрях. Так что теперь я знаю, как по-английски будет угорь.Церемония ужина оказалась обалденной. Сначала нам принесли туго свёрнутые в трубочку полотенца, горячие и влажные – вытереть руки перед едой. Затем – по чашке зелёного чая. Наконец, через какое-то время, принесли еду – суп из угря в чашке с крышкой, немного овощей в маленькой розеточке, шарик из молодой редиски, сидящий в соусе, и угря на ложе из риса. И разумеется, есть полагалось палочками.


Андрей, проживший здесь месяц, управился в итоге быстрее всех. В конце принесли по чашке чёрного чая и ещё раз салфеток. Заплатили поместным меркам прилично, но по швейцарским, в общем, не очень дорого – в районе 30 франков, чуть больше.В 10 вечера нам надо было уже быть в Мобаре, так что потопали обратно к вокзалу, распрощались, и на поезд. Поезд на платформе уже стоял, но двери были закрыты, перед каждой потихоньку вырастала аккуратная очередь. Наконец, одна из дверей открылась, и оттуда стали выходить уборщики – много, штуки по две на вагон! И только после этого нас пустили. Как выяснилось в последующие дни, каждый раз, когда поезд прибывает на конечную станцию, его убирают – поэтому они, видимо, такие чистые.Здорово, кстати, объявления в вагонах делаются и на японском, и на английском, хотя переводят, конечно, не всю информацию. Остановки обычно объявляют как brief stop – забавно. Наверное, из-за того, что есть какие-нибудь долгие. По поездам ходит контролёр, у которого можно купить билет и который всех спрашивает, куда они едут. Бывают вагоны с зарезервированными местами, и с нерезервированными. Первого-второго класса пока не видела. Таблички на платформе, объявляющие поезда, тоже на двух языках – то на японском, то на английском, но опять-таки, переводят только одну строчку из двух.Приехав в Мобару, зашли в 24-часовой магазин (о счастье!), купили чего-то на завтрак. Поняла, что магазин – это тяжко – непонятно иногда совсем, что это. Даже если я знаю, что молоко – это гюню, мне от этого никакого толку, потому что кандзи под молоко я не знаю. Половили интернет в SevenEleven – сетевом супермаркете. На удивление с вайфаем в Японии гораздо лучше, чем я думала – в Нарите (аэропорту) – есть, на главном вокзале в Токио – есть, вон, в этих магазинах (а их тут много) – тоже есть.И, наконец, нас привели домой. Спать нам предстояло одним в, видимо, доме родителей Нобу. Как и полагается, сразу после входа – деревянная приступочка, перед которой надо снять обувь и затем поменять её на тапки. Дальше, к моему удивлению, вполне европейский вид – большой обеденный стол и диван с креслами. Зато ванная японская: разделена на две половинки, первая на ступеньку глубже пола и с душем, вторая – нечто вроде ванной (тут она, правда, была закрыта чем-то сверху), в которую полагается залезать только предварительно помывшись в душе.Кровать тоже была самая обычная. Зато в дальнем конце дома был, наконец, ещё один японский кусочек: комната с некоторыми окнами из бумаги (очевидно, стоявшими поверх окон стеклянных), низкий столик, какие-то фигурки и буддистское место для молитвы – для почитания предков, как сказал Нобу.


Проёмы дверей, кстати, не очень высокие, ниже, чем у нас в Европе. А, унитаз с кнопочками, но не включённый в розетку – так что пользовались мы обычным рычажком. Вода в раковине включается не поднятием ручки вверх, а нажатием вниз – постоянно ошибалась.
А ещё было безумно холодно. Но после бессонной ночи, перелёта, и целого дня, да ещё под тёплым одеялом, – спалось отлично.

Сегодня я вернулась из большой двухнедельной поездки в Японию – моей первой поездки в Азию. На самом деле, ехать я туда совершенно не предполагала, всё началось совершенно случайно. Огромное спасибо за это “случайно” моей однокурснице, Тане К.
Одно время она прожила в Японии около года, изучая японский язык. Мне подумалось – отличная же возможность съездить в страну с этими непонятными иероглифами, имея человека, который их понимает и сможет направить/подсказать/рассказать, что как. Мы даже начали обсуждать мою возможность приехать, но в итоге не сложилось – я была слишком занята. Таня вернулась домой, и в Японии знакомых у меня больше не осталось. Однако идея поехать туда уже засела у меня в голове.
Однажды я сказала себе – ну а почему нет? – и пошла учить японский в Лозанне. Курсы были очень так себе – раз в неделю по полтора часа, безумно медленным темпом. Однако я выучила хирагану и катакану (и даже – самостоятельно – сто первых кандзи), правда, как теперь выяснилось, не сильно это помогает. Но в любом случае, я могла хоть что-то сказать и чувствовать себя чуть более уверенно.
В один прекрасный весенний день я села и купила себе билеты. Дальше был долгий и мучительный процесс планировки маршрута, поиска гостиниц и т.п. С визой, кстати, оказалось всё довольно просто – видимо, из-за того, что местным швейцарцам она не нужна. Я просто заполнила анкету, не предоставляя данных контакта в Японии, а дальше билеты-гостиницы-план-банковские документы, две недели времени, и вот у меня в паспорте красивая японская виза на 30 дней. Что удивительно, бесплатная – за исключением тех денег, что я потратила на поезд в Женеву – консульство находится там.
Купить проездной на японские железные дороги – JR Pass – оказалось и того проще, я это сделала по интернету и он пришёл мне по почте. JR Pass оказался очень полезной штукой. С ним можно ездить, не платя дополнительных денег, почти по всем линиям государственной железной дороги (в Японии есть и частные). Единственная его особенность – его нельзя купить в Японии, т.е. покупкой надо озаботиться заранее.
И вот, две недели назад, я наконец полетела в Париж, где у меня была пересадка – на мой первый в жизни долгий рейс.
Оглавление:
День первый: прилёт, океан, вечер в Токио
День второй: храм Касамори Каннон, префектура Чиба
День третий: Шибуя и Синдзюку
День четвёртый: Уэно и Янака
День пятый: Асакуса и музеи
День шестой: Хаконэ, Фудзи!
День седьмой: Никко
День восьмой: Камакура, Великий Будда
День 9-10: Токио, переезд в Киото
День 11: Киото, Арасияма и много торий
День 12: Нара
День 13: Киото в дождь – Гинкаку-дзи и другие храмы
День 14: Кинкаку-дзи, Ниномару, Санджюсангендо
День 15: Токио, Одайба