Япония, день 7: Никко

Сегодня мы встали ещё раньше чем вчера – в шесть утра – и поехали в Никко. Туда можно ехать на JR – сначала на шинкансене, потом на электричке, в общей сложности два часа. Приехав в Никко, я, не разобравшись, купила билет за 500 йен, решив, что это билет на автобус и в храмы. Потом, правда, выяснилось, что это только автобус. А билет на одну поездку стоит 300 йен. В этом случае покупать его имеет смысл только если идти вам совсем лень.
Все достопримечательности находятся в парке на краю города. Мы в итоге туда поехали на автобусе, а обратно пошли пешком. От края парка идти всего полчаса.


Если не ехать на автобусе, а пойти пешком, то первый объект перед входом в парк – красный мост Синкё (Shinkyo) через речку Дая. Длиной 28 метров, шириной 7 метров. Вроде бы, по нему можно пройти, заплатив какую-то денюжку, но я в этом не вижу никакого смысла – вид на мост интереснее вида с моста.

Вход в парк. Надпись на камне – World Heritage

Никко считался священным местом уже больше тысячи лет назад: первые кумирни, посвящённые духам гор, появились здесь в VIII веке. Восемь столетий спустя сёгун Иэясу Токугава, тот самый, основавший династию, которая правила в Японии почти 270 лет, оставил чёткие инструкции, как следует поступить с ним в случае смерти. Среди прочего, в Никко следовало построить святилище – здесь в обожествлённой форме сёгун собирался защищать Эдо с севера – направления, откуда обычно приходили неприятности.Однако начнём по порядку. Доехав до середины парка, мы вышли к Ринно-дзи, основанному в 766 году Содо Сонином. Главное здание – Санбуцу-до, Павильон трёх Будд – находится на реставрации до 2021 года, но внутрь всё равно пускают (можно купить объединённый билет с Тайюин-бё за 900 йен).Вокруг храма надстроен дом, почти в два раза выше храма (силуэт которого нарисован). Внутри – три гигантских изваяния Будды – Будды Амиды, тысячерукой богини милосердия Каннон и Каннон с головой лошади, покровительницы крестьян и скота. Как раз последняя, если не ошибаюсь, была на реставрации, так что мы увидели только двух, зато с очень близкого расстояния. Были ещё какие-то предметы, но убранство храма было скрыто – мы ходили по временным конструкциям, по занавешенным проходам. 

На здание самого храма можно было посмотреть, залезши на седьмой этаж временной внешней оболочки. Мы залезли, и что бы вы думали? А нету храма! Его полностью разобрали. В какой-то комнатке посередине пути даже показывали ускоренное видео, как его разбирают. Там же – какие-то картинки и объяснения про жуков, которые, нехорошие, храм подъели. Некоторые детали можно таки разглядеть сверху – лежат. Но к сбору ещё пока не приступили. Так что в Никко надо возвращается через семь лет.

Садик рядом

Рядом стоит другой храм Dai Goma-do (храм Священного Огня),совсем современный – 1998 года, зато с роскошным нарисованным драконом на потолке. Причём мой путеводитель ничего про этот храм не говорил, а прочитала я про него в книжке по парку Никко, подающейся там за 500 йен, что совсем немного.
Уходим от Ринно-дзи, и по широкой аллее движемся к главному святилищу – Тосёгу.

На дереве повязаны белые бумажки – то ли с пожеланиями, то ли ещё с чем – не знаю.
 Обычно под это есть специальная стойка.

Тосёгу, пожалуй, пока самое дорогое удовольствие, которое мы устроили себе в Японии – входной билет стоит аж 1300 йен. Но оно того стоит. Тем более, цена в сравнении с швейцарскими музеями далеко не заоблачная.
Именно здесь похоронен Иэясу Токугава. По его замыслу, первое святилище было возведено в 1618 году. Однако его внук решил, что оно недостаточно роскошно для деда, и к 1634 году здесь был создан новый, невероятно пышный комплекс.
Эти непрезентабельно выглядящие тории – единственное, что осталось от первого храма.


За ними – пятиэтажная пагода в 34 метра высотой и ворота Омотэ-мон, куда пускают уже только с билетами. Пройдя ворота, попадаешь в двор с несколькими складскими помещениями (да не просто какими-нибудь там, а Священными).


Страж Нио на воротах
Деталь ворот

На фронтоне одного из складов – удивительный рельеф слонов, выполненный мастером, никогда живых слонов не видевшим.



Напротив – три знаменитые обезьянки, с принципом не вижу зла, не слышу зла, не говорю о зле. Картинка на здании, на самом деле, не одна – их там целый ряд, рассказывающий о цикле жизни. 




Пройдя дальше и поднявшись по лестнице, оказываешься перед знаменитыми Ёмэй-мон, “Воротами Солнечного Света”, украшенными пятью сотнями резных животных, над которыми трудились тысячи мастеров. Одну из колонн специально поставили вверх ногами, чтобы боги не разгневались, увидев в руках людей такое совершенство.
Естественно, сейчас они оказались на реставрации, и тоже ещё примерно на 7 лет.

Вид от ворот назад
Стены, тянущиеся вправо и влево от ворот, тоже украшены искусной резьбой.


Если не идти сквозь ворота, а повернуть перед ними налево, то окажешься перед Хондзи-до, храмом с “ревущим драконом”. Называют его так потому, что на потолке изображён дракон, который издаёт эхо, когда монах пощёлкает дощечками, что он и делает перед каждой новой партией туристов.
За Ёмэй-мон находятся другие ворота, Кара-мон, стоящие перед  основным святилищем Хонся. Сквозь эти ворота простому смертному уже не пройти – вход в основной храм находится сбоку.

Деталь ворот
Единственное, что я увидела от Ёмей-мон, – это эти фигуры.

Путь к последнему объекту комплекса – могиле Токугавы – проходит через очередную пару ворот. На первых изображена фигурка спящего кота – nemuri neko, а на вторых, с противоположной стороны – воробьи. Говорят, что кот спит и поэтому не ест чирикающих воробьёв – аллегория мира в стране.



За воротами – лестница вверх, к скромной могиле Иэясу Токугавы.

На этом комплекс закончился, и мы отправились дальше, к Футарасан-дзиндзя, основанному в 782 году.
 После Тосёгу особого впечатления он не производит.
Более того, ничего непонятно, –  английские надписи отсутствуют как класс.

Храм изнутри – совсем простенький

Заплатив 200 йен, можно зайти на внутреннюю территорию, но ничего особенного там нет, кроме бронзового фонаря Бакэ-торо. Когда-то в нём якобы жил злой дух, из-за которого фонарь иногда превращался в человека и нападал на путников. Так продолжалось до тех пор, пока одна из жертв не ударила его мечом – с тех пор фонарь стал вести себя мирно, а царапина сохранилась до сих пор.




Тайюинбё, последний храм на сегодняшний день, интереснее. Там похоронен внук Иэясу Токугавы, Иэмицу Токугава.

Нио-мон, первые ворота перед мавзолеем.
Священный фонтан
Яша-мон – пеоновые ворота, по изображению пеонов на дверях и других частях ворот.
Охраняют их четыре демона
Абацумара – один из четырёх демонов.
Этот весь зелёный, остальные – белый, синий и красный.

Карамон – китайские ворота.
Деталь китайских ворот
Ворота Кока-мон – вход в закрытый внутренний храм.

Время уже было позднее, так что мы отправились в обратный путь. Посмотрели на красный мост Синкё, и – пешком к станции.
Только придя домой, я нашла в своих записях совет быстренько пропустить храмы и идти гулять. И действительно, карта показывала, что там есть какие-то дорожки, леса-леса и даже водопад.
Хотя, может, и хорошо, что не пошли никуда – останется на следующий раз. Обидно, что мы ехали на сезон красных листиков, а застали лишь самый его конец – большинство деревьев уже облетело.
Ещё одно впечатление сегодняшнего дня – в очень многих местах – почти в каждом храме – надо было снимать обувь и идти босиком. Тапочек, правда, как в самом первом храме в Чибе, не выдавали. Но меня это удивлять перестало, я уже привыкла.

Здание вокзала в Никко

Вечером, вернувшись в Токио, мы решили не ехать сразу в отель, а посмотреть немного на Акихабару – район техники и анимешников. Косплейных девушек на улице особо не было, наверное, мы пришли не в то время. Были какие-то школьницы в коротеньких юбочках, раздающие рекламу. Игровые автоматы. Магазины техники. Сексшоп, куда на два из четырёх этажей был разрешён доступ только мужчинам. Много анимешных фигурок. Я подумала, что некоторые мои знакомые должны мне завидовать страшной завистью – уж они бы развернулись, оказавшись в Акихабаре, а я ничего не понимаю и из всего множества узнаю лишь покемонов, Наруто и Сейлор Мун.

Follow:
Поделиться