Япония, день 1: прилёт, океан, Токио

Прошёл мой первый день в Японии, и уже столько впечатлений! Даже не знаешь, как приступить к рассказу.Из Женевы вылетели с опозданием на час – самолёт поздно прилетел. В итоге в Париже вместо двух часов пересадки остался всего один. Мы бежали и добежали, а вот багаж наш, как потом выяснилось, не успел.Самолёт Париж-Токио был большой, прямо-таки громадный – с двумя проходами. Я удивлялась, как маленькая девочка – ведь до этого ни разу не летала на большие расстояния. Ещё, кстати, было два прохода в самолёт. Не поняла, правда, зачем – по-моему, оба были в начало самолёта.Прошли пафосные сиденья бизнес-класса, дошли до своих мест. У каждого была подушка и покрывало (очень тонкое), раздали ещё потом наушники и маску на глаза. Почему-то только в самолёте до меня дошло, что лететь нам аж 11 часов – я думала, часов восемь. Я сразу же завалилась спать, но ненадолго – вскоре понесли напитки, а потом и еду. Еду можно было выбрать японскую и неяпонскую. Я, естественно, выбрала японскую – рис с говядиной, мисо-суп, холодная паста с овощами в качестве закуски. К этому – булочка, мандарин и кусочек камамбера. Ну и маленькая бутылочка белого вина. В общем, весьма неплохо.Вскоре выключили свет, и я наконец уснула. В общем, большую частью полёта в итоге проспала, хотя, конечно, это была не тёплая кроватка дома. Очень забавно – мы как будто пролетели ночь. Улетали утром в сторону ночи, летели, летели, а потом из этой ночи вылетели опять в утро. В один момент пролетали, кстати, почти над Петербургом.И вот – Япония. Тихий океан с белой бахромой волн. Линии электропередач сквозь поля – белые вышки, а каждая пятая – раскрашенная красным.


Наконец, приземлились. Вышли, пошли. Прошли мимо health control – для прибывающих из Гвинеи, Сьерра-Леоне и откуда-то ещё. Кстати, забавно, обратила внимание на надпись – на японском написано добро пожаловать домой, на английском – добро пожаловать в Японию.На паспортный и таможенный контроль надо было заполнять бумажки – их раздавали в самолёте. Ничего особого – стандартная информация, разве что надо знать адрес, где будешь жить в Японии. Я написала адрес первого отеля. На паспортом контроле ничего не спрашивали. Сняли отпечатки двух указательных пальцев и сделали фотографию. Поставили в паспорт наклейку temporary visitor и прикрепили бумажку, которую надо будет отдать при выезде.Когда дошли до багажной ленты, багаж уже вовсю выдавался. Стоим, ждём. Тут проезжает чемодан с прикреплённой к нему дощечкой. На дощечке – наши фамилии и просьба подойти к стойке Airfrance. Подошли. Багажа нет. Заполнили бумажки, потом с этими бумажками и с девушкой пошли к таможне. Нас в итоге даже не проверяли. Вышли, пошли вниз – получать JR pass. Получили без проблем – девушки говорили по-английски, более того, подробно объяснили и написали, как добраться, куда нам нужно.Пасс выглядит книжечкой, показываешь его при каждом входе и выходе с вокзалов – там большими цифрами нарисована дата окончания действия.Сели в поезд. Поезд был как наше метро, но шире и чище. Доехали до Нариты – зашла куча японцев. Большинство в итоге либо спало, либо сидело в телефонах. Много тут, кстати, людей в масках – ещё в самолёте заметила. Мне потом сказали, – не знаю, насколько правда, – что это что-то вроде субкультуры – как наши наушники – я ношу маску, не трогайте меня.
Вообще, впечатление первого дня – очень много японских лиц. Причём не людей вокруг, а на журналах и на рекламе – абсолютно везде одни японцы. Вполне логично, но мне как-то оказалось неожиданно. Вышли в Мобаре, где жил наш хост – он нас встретил на машине. Поскольку багажа не было, поехали смотреть океан. Океан прекраааааасен.



Много сёрферов в чёрных костюмах. И пенистые волны, где тихонько накатывающиеся на берег, где разбивающиеся о каменные преграды. На песке – небольшая полоска даров океана – ракушек. Я не удержалась, набрала с горсть.Нобу – наш хост – отвёз нас в три места на берегу. Второе было самое красивое на океане.

Осторожно, камнепад

Третье место оказалось самым интересным. Над морем возвышался холм с монументом, посвящённым кораблекрушению 1609 года испанского галеона, направляющегося из Филиппин в Мексику. Легенда утверждает, что людей, дрожащих от холода и голода, спасли женщины местной деревушки, согрев своими телами. Выжившие прожили в Японии почти год, побывали на нескольких аудиенциях, а потом им выдали корабль, на котором они благополучно вернулись домой в Мексику.
На тропинке, ведущей к монументу, увидела – что бы вы подумали? – цветущие нарциссы! А с площадки неподалёку был вид на океан. Там же – маленькие домики-святилища.



Потом Нобу отвёз нас на вокзал, и мы поехали в Токио встречаться с однокурсником Андреем.Договорились встретиться на главном вокзале у старбакса, надеясь, что старбакс там будет один. Приехали. Дошли с платформы по переходам до вокзала. И поняли, что абсолютно непонятно, куда идти. Огляделись, спросили в информации. Оказалось, надо на выход. Вышли. Легче не стало. Идти можно в любую сторону, на карте названий кафе-магазинов нет, куда идти – непонятно. В итоге написали Андрею, он нас нашёл, и пошли мы искать пищу.Искали какое-то пафосное место, оно оказалось закрыто. Пошли напротив, сели. Повезло – была девушка, которая неплохо говорила по-английски. Пока она нам объясняла, что там есть в меню – несмотря на то, что оно было на английском, было всё равно непонятно, – мы внезапно осознали, что это место специализируется на угрях. Так что теперь я знаю, как по-английски будет угорь.Церемония ужина оказалась обалденной. Сначала нам принесли туго свёрнутые в трубочку полотенца, горячие и влажные – вытереть руки перед едой. Затем – по чашке зелёного чая. Наконец, через какое-то время, принесли еду – суп из угря в чашке с крышкой, немного овощей в маленькой розеточке, шарик из молодой редиски, сидящий в соусе, и угря на ложе из риса. И разумеется, есть полагалось палочками.


Андрей, проживший здесь месяц, управился в итоге быстрее всех. В конце принесли по чашке чёрного чая и ещё раз салфеток. Заплатили поместным меркам прилично, но по швейцарским, в общем, не очень дорого – в районе 30 франков, чуть больше.В 10 вечера нам надо было уже быть в Мобаре, так что потопали обратно к вокзалу, распрощались, и на поезд. Поезд на платформе уже стоял, но двери были закрыты, перед каждой потихоньку вырастала аккуратная очередь. Наконец, одна из дверей открылась, и оттуда стали выходить уборщики – много, штуки по две на вагон! И только после этого нас пустили. Как выяснилось в последующие дни, каждый раз, когда поезд прибывает на конечную станцию, его убирают – поэтому они, видимо, такие чистые.Здорово, кстати, объявления в вагонах делаются и на японском, и на английском, хотя переводят, конечно, не всю информацию. Остановки обычно объявляют как brief stop – забавно. Наверное, из-за того, что есть какие-нибудь долгие. По поездам ходит контролёр, у которого можно купить билет и который всех спрашивает, куда они едут. Бывают вагоны с зарезервированными местами, и с нерезервированными. Первого-второго класса пока не видела. Таблички на платформе, объявляющие поезда, тоже на двух языках – то на японском, то на английском, но опять-таки, переводят только одну строчку из двух.Приехав в Мобару, зашли в 24-часовой магазин (о счастье!), купили чего-то на завтрак. Поняла, что магазин – это тяжко – непонятно иногда совсем, что это. Даже если я знаю, что молоко – это гюню, мне от этого никакого толку, потому что кандзи под молоко я не знаю. Половили интернет в SevenEleven – сетевом супермаркете. На удивление с вайфаем в Японии гораздо лучше, чем я думала – в Нарите (аэропорту) – есть, на главном вокзале в Токио – есть, вон, в этих магазинах (а их тут много) – тоже есть.И, наконец, нас привели домой. Спать нам предстояло одним в, видимо, доме родителей Нобу. Как и полагается, сразу после входа – деревянная приступочка, перед которой надо снять обувь и затем поменять её на тапки. Дальше, к моему удивлению, вполне европейский вид – большой обеденный стол и диван с креслами. Зато ванная японская: разделена на две половинки, первая на ступеньку глубже пола и с душем, вторая – нечто вроде ванной (тут она, правда, была закрыта чем-то сверху), в которую полагается залезать только предварительно помывшись в душе.Кровать тоже была самая обычная. Зато в дальнем конце дома был, наконец, ещё один японский кусочек: комната с некоторыми окнами из бумаги (очевидно, стоявшими поверх окон стеклянных), низкий столик, какие-то фигурки и буддистское место для молитвы – для почитания предков, как сказал Нобу.


Проёмы дверей, кстати, не очень высокие, ниже, чем у нас в Европе. А, унитаз с кнопочками, но не включённый в розетку – так что пользовались мы обычным рычажком. Вода в раковине включается не поднятием ручки вверх, а нажатием вниз – постоянно ошибалась.
А ещё было безумно холодно. Но после бессонной ночи, перелёта, и целого дня, да ещё под тёплым одеялом, – спалось отлично.

Follow:
Поделиться