Япония, день 3: Шибуя и Синдзюку

Утром Нобу отвёз нас с чемоданами на вокзал, и мы поехали в Токио. Отель наш был довольно далеко, и на JR туда было не добраться – пришлось использовать метро. Покупать билеты в автомате – легко и просто, можно платить и мелочью, и банкнотами, и картой. Правда, Андрей говорил, что наши карты тут почти нигде не принимают, но мы в итоге ими нигде и не пользовались. Автомат даёт сдачу и билетики – по форме как парижские, но с изнанки – абсолютно чёрные. Билеты тут, кстати, вставляются и в начале поездки, и в конце, причём в конце турникеты их не выдают – что, в общем, разумно – нет постоянного мусора из билетов, как в Париже. На станциях метро поют птички, в записи, но всё равно очень приятно. 

Ещё одна необычная вещь в Японии – адресная система, которая кардинально отличается от европейской. Главной единицей измерения у них является не улица, а квартал, так что названия есть далеко не у всех улиц. Адрес будет вида Toyo 4-4-3, что означает, что мне нужен 3-ий дом в 4-ом квартале 4-ого микрорайона района Тойо (перед которым, на самом деле, есть ещё два названия более крупных районных делений, определяющие его положение в Токио). Зато очень часто встречаются карты ближайших улиц и домов, по которым весьма просто ориентироваться – так что отель мы нашли без труда, он был там даже подписан. Забавная деталь – карты расположены не севером кверху, а той частью, которая находится сзади карты – т.е. согласно точке наблюдения.
 Доехали до отеля, оставили багаж, и пошли гулять. Поехали в Шибую. Прямо при выходе с вокзала – знаменитый памятник Хатико, верному псу. 


Наверное, все знают эту историю, или хотя бы слышали – в 1920х годах Хатико каждое утро провожал до станции своего хозяина, профессора Императорского университета. После того, как профессор скоропостижно умер от инфаркта на работе, Хатико ещё девять лет ежедневно продолжал приходить к вокзалу. Бронзовый памятник ему поставили ещё при жизни – в 1934 году.

Напротив – инфоцентр в зелёном вагончике, где можно взять подробную карту Шибуи.

Стоит пройти несколько шагов, и  окажешься перед знаменитым перекрёстоком, который можно пересекать во всех направлениях (Shibuya crossing).

Выглядит не так впечатляюще, т.к. недостаточно сверху,
и людей уже мало, но – действительно во всех направлениях.

Неподалёку от перекрёстка, в торговом центре Mark City, в переходе, соединяющим здание центра со станцией, висит гигантское тридцатиметровое полотно под названием “Миф о завтрашнем дне”. Картина изображает атомную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки, и была написана японским художником Таро Окамото для отеля в Мехико в 1969 году, однако отель разорился и работа 30 лет пролежала на складе, пока не нашла своё место в Токио.


Вернулись обратно на улицу, разглядывать, что творится. Много игровых автоматов, прямо рядами. Причём не только такие, за которыми сидят, но и те, где надо вытаскивать игрушки – видела где-то зал с дюжиной таких коробок.
Выбрались из вереницы сверкающих витрин Шибуи и пошли в сторону храма Мейдзи-дзингу (Meiji-jingu). Напротив входа в парк, где он прячется, расположен Национальный стадион, за который его автор Кэндзо Тангэ получил высшую архитектурную награду – Притцкеровскую премию.


Храм Мейдзи-дзингу был построен в 1920 году в честь императора Мейдзи и его жены. Однако теперешнее здание не оригинальное – во время войны он был разрушен и восстановлен лишь в 1950-х.
Он находится в огромном парке, и на пути к нему стоят три 12-метровых тории из стволов тысячелетних кипарисов. Деревья аж из Тайваня, так как в Японии таких не нашлось. 

На полпути к храму зашла в сувенирный магазин, и меня немного понесло – купила себе кучу всего бесполезного, зато порадовала душу. 
Рядом с магазинчиком – две стены бочек, одна напротив другой. Слева – бургундское вино, предложенное знаменитыми французскими виноградниками, с идеей мира и дружбы между Францией и Японией. 
С другой стороны, справа – бочки сакэ. Эти бочки каждый год приподносятся разными производителями сакэ в знак уважения к покойному имератору.

Вверху видно пустое место для следующих бочек

Император Мейдзи сыграл весьма важную роль в истории Японии – при нём она из закрытой милитаризованной страны превратилась в современное свободное государство. Своим примером он пропагандировал принятие западной культуры, среди прочего – западной еды и вина, как написано на табличке рядом с вином. Он также поддерживал промышленность и технологический прогресс, как написано на табличке рядом с сакэ.
Свернули на аллейку налево, и вдоль роскошных кустов хризантем (откуда они там, не знаю) подошли, наконец, к храмовому комплексу.




Здесь фонтан, вода из которого отпугивает злые силы, очевидно, пользуется популярностью – это видно по количеству лежащих там ковшиков.
При входе и внутри вдоль стен, окружающих двор, – сборные конструкции из настоящих овощей. Что они значат, я не узнала, но забавно.


Эма, таблички обетов для личных молитв и благодарности божествам храма Мейдзи (т.е. духам имератора и его жены). На утренней церемонии, проходящей каждый день, они предлагаются божествам (каким образом, не знаю), и монахи молятся за высказанные на них пожелания.


Внутрь храма, как оказалось, зайти нельзя. Можно только подойти, кинуть монетку, и помолиться, глядя внутрь во двор: два раза поклониться, два раза хлопнуть в ладоши и ещё раз поклониться.
Совершив обряд, я отправилась искать, где бы мне поставить гошуин. Оказалось, очень вовремя отправилась. Подошла к лавочке , продающей амулеты, постояла в очереди, после меня было ещё пару человек, а потом они закрылись. И действительно, начинало темнеть, а храм закрывается с закатом солнца. Около храма, кстати, было гораздо больше традиционно наряженных женщин, более того, были даже дети – видимо, в честь какого-то события. Мы задержались ещё немного, и служители начали выгонять народ.

Главное здание храма

В итоге из парка мы выходили практически в одиночестве, и к выходу шли сквозь тёмный лес. Но ничего, вышли за ворота, прошли немного, и оказались в Синдзюку, сверкающему вывесками магазинов и едален. 

Маленькая улочка чуть в стороне
от главных проспектов с высокими зданиями.

Погуляли немного бессистемно. Случайно вышли на какой-то канцелярской магазин (Sekaido), я, получая от таких магазинов удовольствие, зашла и… пропала. Там были такие красивые открытки! Такие милые наклейки! И, о боже, чего там только не было с муми-троллями! Я, однако, себя сдерживала, и потратила не очень много. Зато вышла счастливая-пресчастливая, и отправилась искать другой магазин – книжный, а именно Kinokuniya. Громадный магазин – 8 этажей, в лифте – прелестная японка в красной шляпке, нажимающая на этажи, и объявляющая каждую остановку, оставаясь при этом повёрнутой в сторону кнопок, над которыми висит объявление – не фотографировать. Я хотела купить там томик манги, в которой ничего не понимаю – моя знакомая сказала мне “привези мне что-нибудь красивое, неважно что”. Угу. Зашла я. Там целый громадный этаж, и как я там что-то выберу?? Более того, все книжки – закрытые, в полиэтиленовой упаковке. Попыталась спросить продавщицу. Но по-английски она не говорила, а я, кроме слова kirei, ничего выдать не могла. В итоге она подвела меня к полке, распечатала какой-то томик. Сильно красивым он мне не показался, но куда деваться? Все остальные – запечатанные, что там внутри, непонятно. А в этом вроде хоть не ужасы. Сказала спасибо, пошла сама смотреть. Нашла ещё какой-то, с красивой обложкой. Пока ходила дальше, девушка снова подошла, предложила открыть упаковку. Открыла – а там внутри что-то ваще никакое. На этом я бросила свои попытки что-то найти и пошла на кассу. Я и покупка манги – это дело такое, сложное. 
Вечер мы закончили в западной части района. Хотелось посмотреть на высотки и на глаз на стенке перехода, который, согласно путеводителю, должен был сверкать и переливаться всеми цветами радуги. 
Однако глаз не сверкал, высотки скрывались в темноте,  то тут, то там, попадались целые домики бомжей из картонок и полиэтиленовых полотен – размера метр на полтора – на два с половиной.  Более того, я не могла найти ни одной мусорки и была этим очень недовольна. С мусорками в Японии почему-то большая проблема – их действительно нигде нет, как они живут, не понимаю. В общем, я разочаровалась, так что мы поехали в отель – заселяться. 
Приехали, заплатили, я удивилась – сказали, что багаж уже наверху. Приходим в номер – небольшой совсем, тесный, но зато – две пары тапочек, две пижамы, на каждого – расчёска, бритва, зубная щётка. Мне ещё на ресепшене дали пакетик с какими-то пробниками – масло, лосьон, что-то ещё. Одним словом, отель приятно удивил. Ещё одна деталь – если оставить специальную бумажку “не менять бельё и полотенца” (экология, экология), то они приносят бутылку воды. Я, на самом деле, уже отвыкла от того, чтобы полотенца меняли каждый день и, помню, на Крите меня это даже возмущало. 

Из интересных мелочей. 
На светофорах у них горят рядом с человеком по две полоски, которые уменьшаются по мере приближения смены сигнала. 
В вагонах метро есть courtesy seat (для пожилых, беременных и т.п.), рядом с которыми висит знак – мобильные телефоны должны быть выключены. Причём именно выключены, ибо в остальных частях вагона они должны быть поставлены в беззвучный режим. Помимо courtesy seat, бывают также вагоны women only – куда по утрам в час пик с 7:30 до 9:00 доступ разрешается только женщинам.
Кстати, во всех вагонах над сиденьями, что удобно, есть полочки, куда можно положить объёмные сумки.
По городу иногда перемещаются грузовики с какой-нибудь картинкой во весь кузов и раздающейся откуда-то музыкой и речью. Видимо, такая передвижная реклама. 
Полицейские тут – почти джедаи, ходят с красной светящейся палочкой.
На главном вокзале (а потом ещё и в одном из магазинов) видела на ступеньках нарисованное количество калорий, которое ты сжигаешь, если идёшь пешком – на последней и на каждой десятой, и количество ступенек. По-моему, очень здорово. На сегодня вроде бы всё. Ура, спать!

Follow:
Поделиться