Название Монблан я впервые услышала довольно давно, ещё на курсах французского в Петербурге. Однако так вышло, что за два с половиной года житья в Швейцарии я его так ни разу и не увидела. Единственное, что я знала, так это то, что его видно то ли из Моржа, то ли из Ньона, однако ни в том, ни в другом городе мне побывать так и не довелось.
В этом году, летя из Рима, я имела возможность полюбоваться этой самой высокой вершиной Франции – была хорошая видимость, и пилот объявил, что мы пролетаем Монблан. Горки действительно были прекрасно видны, снежные, красивые, но вот которая из них Монблан – а кто ж его знает.
Но вот моя мама, приехав по мне на Пасху, заявила, что хочет поехать в Шамони, и у меня появился шанс наконец-таки увидеть знаменитую вершину.
С погодой повезло, билет, к моему удивлению, оказался недорогим – всего 34 франка (в одну сторону с моей скидкой в полцены), дорога наполовину знакомая – через Мартиньи (Martigny).
В Мартиньи мы пересели на горный поезд, который начал медленно взбираться по склону. В какой-то момент мы попали в туннель, а когда вынырнули, оказались уже с другой стороны горы, и вокруг стало больше снега. Вскоре стали видны и белоснежные пики. Вид открывался то с одной, то с другой стороны, и мы постоянно перебегали от окошка к окошку, пользуюсь тем, что людей в поезде немного. Чёткого плана, что делать в Шамони, у нас не было – из интернетов мы так и не поняли, куда можно сейчас забраться, поэтому решили первым делом пойти в тур офис и узнать там.
Рядом с туристическим офисом располагалось табло, на котором были подписаны названия окрестных горок. Среди них был, естественно, и Монблан. Так я впервые увидела эту махину в 4810 метров. Увидела – и очень удивилась. Я всегда рисовала себе Монблан как выдающуюся красивую заметную вершину. Тем не менее, снизу он казался даже ниже соседних вершин, – одним словом, на Маттерхорн (эмблему Тоблерона), который, правда, я тоже так до сих пор не видела, он совершенно не походил.

Монблан – это покатая вершина в правой части снимка,
в ложбинке, справа от выступа с облачком.

Сам Шамони ничего особенного из себя не представляет, если туда ехать, то исключительно из-за гор. В тур офисе нам предложили три возможности: забраться на Aiguille du Midi (57 евро) – самую высокую точку, с которой можно наблюдать Монблан; забраться на Brevent (Бреван) (30.50 евро), откуда тоже можно было посмотреть на Монблан; и посмотреть на  Mer de Glace (30.50 евро), уже без Монблана, но зато с Ледниковый пещерой.
Про Aiguille нас сразу же огорошили: очередь за билетами час, очередь за на то, чтобы подняться, ещё час. Мы подумали, подумали, и пошли на Бреван, тем более, подъём на него был ближе всего. Купили билет на целый день за 58 евро, решив, что хотя бы два из трёх объектов мы обязательно посетим. Очень странным было стоять в одной очереди вместе с лыжниками, я чувствовала себя какой-то ущербной. До сих пор помню свои ощущения от китайцев, которых я увидела, в первый раз отправившись кататься на бороде.  Мол, туристы с фотоаппаратами – и что им  городах не сидится. Впрочем, пешеходами мы были не единственными – в очереди на подъёмнике заприметила ещё несколько людей без лыжной обмундировки. Наверху – кругом снег, сразу же начинается трасса, и тихонечко стараешься идти по краю, чтобы тебя ненароком не зацепил какой-нибудь лыжник. Горки гораздо красивее, чем снизу, хотя мне вид вбок, на долину, нравится гораздо больше, чем снежный Монблан.


Садимся на следующий подъёмник, чтобы проехать ещё выше, с Plan Pratz в 1999 метров на сам Brevent в 2525 метров. Монблан по-прежнему не очень впечатляющ, но сверху выглядит всё-таки повыше, чем его соседи.

Покатая вершина Монблана – снова с правой стороны.

Если ты не лыжник, делать наверху особо нечего, и мы, полюбовавшись видами, отправились обратно вниз.

Подъёмник на Pran Platz – видно, что снег уже потихоньку сходит.
Маленькая красная точка в небе над белыми горками – подъёмник на Brevent.

Немного подумав, мы всё-таки решили попробовать забраться на Aiguille. Название, кстати, переводится как Полуденные Иглы – красиво.  Подошли к кассе, взяли номерок – очереди не было. Ждать, как и предсказывали, надо было примерно час – номерок выдавался по номеру отправляющийся вверх кабины, получалось примерно 10 кабин в час. Решили провести время с пользой и быстренько перекусили в ресторанчике неподалёку. Что удобно, номер отправляющейся в данный момент кабины светится крупным шрифтом на фасаде здания, так что видно его издалека – не надо подходить к самому подъёмнику.
Этот подъемник было повеселее предыдущих – на столбах он раскачивался, чем вызывал громкогласные возгласы едущих. Здесь туристов было больше, чем лыжников, однако лыжники тоже имелись. Путь состоял из двух отрезков. На пересадочный станции мы не стали терять времени, и сразу же отправились на следующий подъемник – в принципе, ничего особенного там не было.

Второй подъёмник. Впереди – Aiguille du Midi.
Называется тоже Иглы, но какие именно, уже не помню.
Пожалуй, наиболее понравившиеся мне горки.

Снег внизу – весь в дорожках. В основном, полагаю, от скатывающихся комочков снега, но некоторые – от лыжников, – на обратном пути я видела две фигурки, скатывающиеся чуть ли не по девственному снегу.


Наверху же оказалось холодно, очень холодно, более того, даже морозно-морозно. Передвигаться приходилось быстрыми перебежками. Монблан отсюда действительно гораздо ближе, однако я считаю, что с Brevent он выглядит интереснее.

На эту дорожку пешеходам нельзя – только лыжникам, собирающимся спускаться вниз по трассе,
до которой, впрочем, надо ещё добраться.
Вот он, Монблан – на заднем плане.
Вид на долину. Бреван – где-то напротив, но, полагаю, за кадром справа.

Долго находиться наверху мы не могли – холодно очень, да и не хотелось нам рассиживаться, – мы решили добраться и до третьего пункта, до ледника. Но в принципе, наверху и кафешка какая-то есть, и сувенирный магазин, и почтовый ящик, открытки из которого помечаются особым штампом Монблана.
Спустились вниз, минут за 10 дошли до вокзала, перед котором стоял макет старого паровозика, стали ждать поезда. Поезд оказался маленьким, и сквозь прозрачную кабину с переднего места можно было наблюдать за дорогой и за машинистом.


Людей почти не было, поэтому удалось пересесть на левую сторону, с которой открывались прекрасные виды назад на долину.


Примерно минут через двадцать мы доехали до места, вышли и… Красота! В леднике, расположенном на высоте 1913 метров от уровня моря, можно было посетить какую-то пещеру, к которой вёл отдельный подъемник вниз, однако мы для этого приехали слишком поздно, поэтому просто любовались видами.


Далеко внизу я разглядела маленьких человечков – лыжников, катавшихся, видимо, по леднику, правда, где они начинали и как они туда добирались я не знаю. Также рядом со станции располагался небольшой Музей кристаллов, где был выставлен в основном кварц и что-то ещё, из окрестных гор и из Бразилии. Особо запомнился мне одиночный кристалл весом в 160 кг (не местный, бразильский).

Человечки-человечки.
Ледниковая пещера, видимо, тоже где-то там.

Обратно мы отправлялись на последнем поезде в 17 часов, полностью забитом. Вокзал SNCF находился недалеко от Gare du Montenvers, куда мы вернулись, так что нам ничего не оставалось, как идти за билетами домой. У мамы был билет туда и обратно, а я поскольку имела возможность после семи вечера ездить бесплатно, была без билета – не знала, от какой станции мне он понадобится. Ехали мы не на последнем поезде, так что границу пересекали ещё до семи вечера. Я спросила билет до нужной мне станции в кассе – мне сказали, такой станции у них нет, до этой станции продать билет они не могут, могут продать до предыдущей (остановка на этой станции была только по требованию). Я узнала цену – выяснилось, что билеты до границы стоит пять евро (5.50). а билет до нужной мне станции – 15 евро. Таким образом, мне нужно было бы заплатить 10 € за проезд в длиной в 20 минут. Я не впечатлилась и купила билет только до границы, решив что это грабёж и что швейцарский билет я куплю в Швейцарии по интернету. И действительно, сэкономила я на этом деле пять евро. Так что мой вам совет, узнавайте цены с обеих сторон – и на французском, и на швейцарском сайте. А ещё ехать лучше всё-таки летом, а не весной – тогда и потеплее, и погулять можно было бы по пока ещё занесённым снегом маршрутам.

Хотела добавить про Страсбург всего пару слов, думая, что я про него уже рассказывала. Стала искать свой предыдущий пост, чтобы дать на него ссылку – и не нашла. Оказалось, в Страсбурге я была в самом начале моего швейцарского житья, когда блог ещё не вела, так что придётся рассказывать подробно.
Фотографии в основном из предыдущих поездок, и только немного из этой. Информацию про город, кстати, можно почитать на всё том же замечательном сайте, который я упоминала в рассказе о Кольмаре.
Как и во многих других городах, первое здание, которое предстаёт перед глазами – это здание вокзала. В Страсбурге оно весьма современное, как огромная полупрозрачная капля, но выглядит весьма органично – на большой площади, не очень высокое, оно хорошо вписывается в окружающую среду.

От вокзала в центр идёт улица больших магазинов, которые мы в этот раз как-то все пропустили.


Есть тут и Galerie Lafayette, внутри которой, кстати, можно взять прекрасную бесплатную карту (в тур офисе тут дают фиговый листочек, а не карту, у них нормальную карту только купить можно).

В городе много маленьких забавных деталей – где часы с петухом, где фонтан с коронованным бегемотом…


Пробежав сквозь пару площадей, выходим, наконец, к Страсбургскому собору Нотр Дам. Высота его единственного шпиля – 142 метра. Второй шпиль не построили, в первую очередь, из за нехватки денег, а кроме того, боялись, что сооружение обрушится.
Этот собор – не первая церковь, построенная на этом месте. Первая появилась в конце седьмого века, а нынешнее здание датируется 1176-1439 годами.


Собор имеет совершенно удивительный фасад, очень ажурный, весь в скульптурах.
Один из сюжетов – мудрые девы (с другой стороны от двери) и неразумные девы. Неразумных дев соблазняет Искуситель, по спине которого ползут жабы и змеи – ну разве не прелесть?


Изнутри Нотр Дам выглядит как обычный готический собор, но зато какая шикарная роза!

Корпус органа справа – 1491 года!
витражи собора, в основном – средневековые

Особый интерес в соборе представляют астрономические часы, находящиеся в трансепте справа от алтаря. Часы эти – XVI века, создавались с 1547 по 1574 год. В 1788 году часы испортились и оставались в нерабочем состоянии до 1838 года, когда началось создание нового механизма. В 1842 году часы вновь пошли, теперь ещё и с церковным календарём и мини-планетарием и шествием апостолов, остальное же осталось таким, каким было раньше.
Помимо времени и даты, часы также показывают знак зодиака, фазу луны, положения планет и некоторые другие астрономические данные.
Каждый день в 12:30, за смешные деньги и выстояв километровую очередь (вход через южный портал – справа), можно посмотреть на работу часов (у которых в этот момент наступает полдень).
Сначала оживают два ангела, что по краям от маленьких круглых часов в середине, один отбивает час, второй переворачивает песочные часы. Затем наверху, в первом ряду фигурок, перед смертью проходят четыре возраста. После этого, рядом выше, перед Иисусом проходят апостолы, каждого из которых он благословляет. Во время прохода Петра кукарекает петух, находящийся на колонне слева – и так происходит трижды.

Античные боги, символизирующие дни недели
Ангелы, начинающие представление

Северный фасад собора
Северный портал

Если пойти вдоль северного фасада собора на восток, то по пути будет русский магазин – матрёшки, фарфор ЛФЗ и советские плакаты.


На площади перед собором – фахверковые домики.

Самый знаменитый дом Страсбурга – дом Каммерцеля на Соборной площади – был построен в 1427 году. Удивительно богатый резной фасад относится, правда, к 1589 году. Нижний этаж считается средневековым, остальные – ренессансными. Дом сейчас носит имя своего последнего частного владельца, бакалейщика. Внутри теперь ресторан, в котором я не была, но, судя по картинками, интерьеры там весьма интересные.

Деталь дома Каммерцеля
Деталь дома Каммерцеля

В один из предыдущих своих приездов я забралась на башню собора, с которой открываются прекрасные виды на город.

Вид на дворец Роганов, где сейчас расположены музеи.

Вид на улицу перед собором и на площадь Гутенберга с белыми шатрами 

Современные здания – быть может, что-то связанное с Евросоветом?
Но это я пальцем в небо.

Уже не помню кто, но забавен – с монетками на голове

Аисты – обязательный атрибут региона – в Страсбурге везде, в том числе и на домах…


По местной речушке можно прокатиться на кораблике – хоть летом, хоть зимой, но мне пока как-то не довелось.


Ещё одно знаменитое место города – так называемая Маленькая Франция. Забавно, что квартал получил своё название в честь так называемой “французском болезни” – когда-то здесь располагался госпиталь, где лечили от сифилиса солдат Франциска I. Впрочем, никаких напоминаний об это уже давно нет, а сам квартал совершенно очаровательный.



Уже совсем в другой части города – замечательный мостик 1900-1901 годов, называется passerelle du Faux-Rampart.

Франции – никуда без сыра, а Страсбургу – без pаin d’épices – пряничного хлеба.

Ярмарка на площади Гутенберга

Нуга и pain d’épice в витрине магазина

Ну и пара зданий из этой поездки.
Первое – отличнейший пример стиля модерн, находится на rue du Général de Castelnau, 22. Здание 1903 года, обыкновенный доходный дом.


Второе – Египетский дом, построенный в 1905-1906 годах, находится на rue du Général Rapp, 10.


Ну и просто бородатый старичок с витражиком над входом в один из домов в том районе.

Начало – тут.
Как я уже говорила, в Эльзас мы поехали на Пасху. Зная, что в Швейцарии Пасха – мёртвое время, я ничего особенного не ждала. Как оказалось, я была не права – Кольмар нас встретил пасхальной ярмаркой! Сначала – на площади около Доминиканской церкви, где (в церкви, не на площади) выставлены работы Мартина Шонгауэра,  одного из самых знаменитых уроженцев Кольмара, художника XV века.
На площади же – пасхальные декорации, живые курочки-уточки-зайчики в оборудованных клетках и загонах, и лавочки-лавочки-лавочки, со всякими вкусностями и красивостями.

Вторая часть – около Старой Таможни, уже менее интересная, хотя и тут нашлось, чему удивиться.


Например, вот эти маленькие кустики. Я сначала даже не поняла, что это такое. А потом читаю названия – шассла, мускат… и понимаю – да это же виноградная лоза! Впервые увидела, как её продают.


А в самом здании Старой Таможни проходила выставка-продажа пасхальных яиц из разных материалов – натуральных, из дерева, из камня, расписанных и украшенных, на любой вкус и размер. Мне больше всего понравились вот эти – чудесные, сделанные, как я понимаю, из настоящей скорлупы.


Отоварившись сыром и фуагрой, оставляем лавки позади и идём смотреть город дальше.
Зелёный дом – “У воротничка” – rue des Marchands, 9, с забавной деревянной статуей на углу. За ним – башенка дома Пфистера, на углу с rue Mercière, построенного в 1537 году.


Дом Пфистера был построен для шляпных дел мастера Людвига Шерера. Несмотря на отчасти средневековый вид, дом является первым примером Ренессанса в Кольмаре. Своё имя он получил благодаря семье, которая его отреставрировала и жила в нём в 1841-1892 годах. На втором этаже фасада, в основном со стороны улицы Mercière – росписи на библейские темы.
Подробнее о доме и о росписях можно почитать тут.

Дом Пфистера, вид с rue des Marchands.

Уже точно не уверена, откуда эта картинка, но подозреваю, что с Дома паломника (Grand’Rue, 25a). Аисты, как известно – символ региона, поэтому в Кольмаре и в Страсбурге их встречаешь на каждом шагу.

Не помню где, но мне понравилось оформление магазинчика.

В Страсбурге есть Маленькая Франция, а в Кольмаре – Маленькая Венеция. Название это появилось в XIX веке. Летом тут можно прокатиться на лодочке. Не знаю, можно ли было сейчас, но мы не пошли – и так думали провести в Кольмаре лишь несколько часов, а в итоге остались на целый день, и время близилось к вечеру.




Говорят, самые лучшие рождественские рынки во Франции – в Страсбурге. Насчёт рынков не знаю, но самые украшенные дома наверняка именно там. В Кольмаре же увидела – не так много, как на рождество в Страсбурге, но всё же немало – дома, украшенные для пасхи. Обычно, конечно, зайчиками да курочками, но ничто не останавливает полёт фантазии местных жителей – вот вам дом, украшенный стульями.


Наш обратный путь к вокзалу снова лежал мимо карусели. Я на таких каруселях не каталась ни разу в жизни – у нас в России такого нет, а когда я стала ездить заграницу, уже была подросшая и интереса не было. А тут подумала – такой случай, самая большая карусель во Франции, а стоит – копейки, всего 1.70…

Утром карусель ещё закрыта – начинает работать с двух.

И я решилась – нельзя же упускать такой шанс, потом жалеть буду! Подождав, пока закончится круг, мы с мамой пошли выбирать себе лошадок. Выбор был на любой вкус – и не только лошадки! Помимо машинок-вагончиков-самолётов можно было обнаружить поросёнка, слона (на втором этаже), жирафа и даже аиста!



Внутри по наружным стенам – репродукции картин Тулуз-Лотрека, по внутренним – афиши начала XX века, их же можно увидеть и на потолке карусели.


Мама выбрала в итоге аиста, я – лошадку рядом, и мы закрутились. Я получила большое удовольствие – но скорее не от самой карусели, а от факта, что я, такая взрослая, сижу на детской лошадке и смеюсь.


Так на радостной ноте закончилось наше пребывание в Кольмаре.

Так получается, что на пасху, если я не еду домой, то еду во Францию. В этом году я посетила пасхальный Альзас. В Страсбурге я уже бывала раньше – осенью и перед Рождеством, а вот в Кольмар заглянула впервые. 

Вокзал Кольмара
Приключения в поездке начались почти сразу. На пересадку в Базеле было всего 20 минут. Добежали быстренько до французских платформ – покупать групповой билет, который ни по интернету не закажешь, ни на ближайшем французском вокзале не купишь. Касс нет, билетный автомат один, к нему приличная очередь, до отправления поезда 15 минут. Встали, стоим. После нас ещё народ набежал. Потихоньку двигаемся. Доходим наконец до автомата, времени – 4 минуты (пара человек из очереди перед нами ушли без билета, решив не ждать). Автомат дурацкий, где вместо кнопок – рычажок, который крутишь, переходя между разными частями экрана. Накрутили, ладно. Пихаем карточку – не принимает, что делать, непонятно. Плюнули, пошли без билета – я знаю, что на французских поездах, в отличие от швейцарских, вроде бы можно купить у контролёров.

Отъехали, едем. Контролёры обычно сначала просто так проходят, и их можно остановить, если, например, не успел проштамповать билет – тогда они его штампуют, но не штрафуют. А если их самостоятельно не остановишь и билет не проштампуешь, будет тебе штраф.

Смотрю – идут. Я им было сказала Bonjour, но дядя, шедший первым, не среагировал и прошёл мимо – пришлось останавливать шедшую за ним тётю. Тётя спросила, куда я еду, что-то подумала и выдала мне бумажку, на которой было написано Bale-CLM и ещё что-то непонятное, возможно, её имя. Сказала – как пойдёт контроль, показать бумажку. И ушла. 

Что интересно, мама мне потом рассказала ,как она видела сквозь стекло между вагонами, как в следующем вагоне дядя кому-то выдавал билеты. Контроль до Кольмара в итоге так и не прошёл, так что мы сэкономили 10 € на билетах – хорошо, что я дядю не остановила.

Я потом, на обратном пути, спросила – что будет, если сядешь без билета. Сказали, если из Базеля, то ничего, а если из другого места, то 7 дополнительных евро надо будет заплатить. Думаю, это верно только для Альзаса и региональных поездов.

Посмотрите, какие зайчики на окнах – Пасха!
Кольмар мне понравился сразу. Тепло, солнышко. Пройдя немного от интересного здания вокзала в сторону центра, вышли к парку – на газонах анютины глазки, тюльпаны, нарциссы – красота! 

Пара генеральских памятников и пара фонтанов, там же – самая большая карусель во Франции, о которой я расскажу позже.
Приехала я подготовленная – нашла прекрасный сайт, где очень подробно (я бы сказала, даже слишком подробно) описаны местные достопримечательности.

Для меня же Кольмар теперь – это, прежде всего, город фахверковых домов и чудесных вывесок Hansi.

 

Памятник дядюшке Анси

Дядюшка Анси (Oncle Hansi), он же Жан-Жак Вальц (Jean-Jacques Walt), – французский художник-иллюстратор. Мы ведь находимся в Эльзасе, который вместе с Лотарингией отходил то французам, то немцам. Анси родился в Кольмаре в 1873 году, через два года после того, как Эльзас был аннексирован Германией. Учился в Лионе, где осознал свою ностальгию по Франции. Вернувшись в Эльзас, работал дизайнером текстиля, пока в 1909 году не решил посвятить себя только рисованию. Сначала его работы были вдохновлены анти-немецкими настроениями, затем, когда Эльзас вновь вернулся ко Франции – он был автором идиллических картин французского Эльзаса, которые, однако, не соответствовали действительности. Анси становится дядюшкой Анси, и теперь уже рисует для детей. Забавно, что во время Второй Мировой войны он оказался в Лозанне, откуда после её окончания снова вернулся в родной Кольмар, где и окончил свои дни в 1951 году.
История взята отсюда.
В городе от дядюшки Анси, помимо чудесных открыток с детьми и видами города. остались совершенно замечательные вывески, сделанные по его эскизам.
Вот эта – самая известная, на rue des Têtes, 22, 1932 года, когда-то относилась к колбасной лавке братьев Финкер”У двух братьев” – “Aux deux frères”. Нашла информацию, что весит она более трёхсот килограмм, а в ширину – около трёх метров (и действительно, громадная вывеска!).
На той части, которая крепится к зданию – изображение Святого Антония (для тех кто не понял – даже подпись есть, а вообще он считается покровителем животных и свинопасов). Над поросёнком – силуэт трёх замков Эгисхайма, которые мы видели где-то далеко-далеко на холме из окна поезда, по дороге из Базеля в Кольмар – ещё заинтересовались, что это.
На второй части вывески – сами братья, с ножами у пояса и свиной продукцией, на фоне зданий Кольмара. Ну и наверху – девушка, хворостиной гонящая гусей.



Ещё одна вывеска – почти напротив – rue des Têtes, 25 – на этот раз для булочной, была сделана в 1947 году. Батон, брецель и эльзасский кугельхопф (kugelhopf) с французскими флагами. Вверху в уголке – мышка, по-немецки Müslein – созвучно фамилии Musslin.



На той же улице чуть дальше, на углу, по адресу rue des Têtes, 31 (на углу с rue des Boulangers) – старинная аптека Лебедя – Pharmacie du Cygne, с ещё одной вывеской Анcи, сделанной в 1927 году. Замечательный аптекарь, варящий что-то в гигантской ступе, змея Эскулапа, и лебедь – символ аптеки.


Эта вывеска находится уже чуть дальше, на rue des Serruriers, 7. Она была сделана в 1930 году для колбасной Циммерлин. Сообщество мясников имело обыкновение собираться в таверне “У Льва”, о чём нам и свидетельствует лев с мясницким топором в лапе.


Больше вывесок дядюшки Анси мы не увидели, хотя в Кольмаре их 8. Кроме них, ещё 3 можно найти тут же, в Эльзасе, в городке Рикевир (Riquewihr), и три было в Париже, из которых две не сохранились.
Про ещё две кольмарские вывески – у Кафе Клебер на Place de la Cathédrale и у магазина Saint-Martin Waldner-Stephan на rue des Marchands, 5, – можно почитать тут (на французском). Последние две – Au fin Gourmet, на rue Schongauer и Café de la République, на rue de la Sinn.
На этом сайте (тоже на французском) можно найти адреса вывесок во всех трёх городах.
В подражание вывескам Анси есть в городе и много других вывесок – например вот, с прялкой, на углу с rue des Têtes. Где-то был утюг (мне сразу вспомнился Таллин), где-то ещё что-то – в общем, в Кольмаре надо не зевать, а вертеть головой по сторонам.


Rue des Têtes названа так, полагаю, в честь дома 100 голов (дом номер 19). Издалека не очень понятно, почему дом так называется, а если подойдёшь поближе…

какое разнообразие – все разные!

Дом был построен в 1609 году для Антона Бургера (Anton Burger). Всего этих рожиц – 106 штук. На верхушке фасада – скульптура виночерпия. Когда-то здесь располагалась винная биржа, а теперь – отель с рестораном.

Главный собор Кольмара – церковь Св. Мартина, построенная в 1235-1365 годах. Много расписывать про неё не буду, желающие могут почитать тут, расскажу только о паре деталей.


Южный портал собора, второй половины XIII века, посвящён Св. Николаю. Забавное сочетание двух стилей – нижний ярус тимпана романский, а верхний – готический. Слева – три девушки, которых святой спас от позора, справа – три юноши, которых он, по легенде, воскресил. В готическом ярусе – Страшный суд и воскрешение из мёртвых.


Гаргульи собора поражают разнообразием. Кроме собак, львов, козлов и мифических существ, тут можно также найти даже евреев, изображённых со свиноматками (не очень, на самом деле, на свиней похожих). Эта фигурка – на западном фасаде, справа от центрального входа. Вторая – собственно горгулья – на юго-восточном фасаде, тут уже на одну свинью приходится четыре еврея, сосущих её вместе с поросятами.


Недалеко от собора – чудесное розово-модерновое кафе, У Позолоченного Круассана (rue des Marchands, 28). Внутрь не заходили, только полюбовались на витрины с граммофоном и старыми банками из-под чая.


Продолжение следует…

Азе-ле-Ридо – последний посещённый нами замок.

В 1510 году Жиль Бертело получает титул сеньора, а также укреплённый замок Азэ, и начинает реконструкцию восхитительного строения в итальянском стиле. Эта роскошь должна была подчеркнуть высокое положение, обретённое благодаря посту королевского секретаря – нотариуса.После женитьбы на Филиппе Лесбаи, богатой наследнице окрестных земель, этот проворный финансист, заручившись поддержкой своего родственника Самблансе, суперинтенданта королевских финансов, во времена правления Франциска I делает блестящую карьеру. После того, как Самблансе обвиняется в растрате и его казнят, Бертело спасается бегством. В 1537 году Франциск I захватывает замок и дарит его своему боевому товарищу Антуану Раффену.
 До XVIII века в замке живут потомки Антуана Раффена. В 1791 году, во время Французской революции, имение приобретает маркиз Шарль де Биенкур. Этот аристократ и его потомки восстанавливают былую роскошь замка. Они, в часности, разбивают большой романтический парк. В конце XIX века последний из маркизов, разорившись, вынужден был продать имение. В 1905 году государство покупает замок и часть парка.Фасады с симметричным порядком наложения оконных пролётов являются типичным образцом архитектуры раннего Возрождения. На каждом уровне проёмы обрамляют пилястры, которые пересекают горизонтали лепных карнизов, образуя таким образом декоративную архитектурную сетку. Ряды высоких слуховых окон на крыше подчёркивают иллюзию устремлённости ввысь, что усиливается благодаря декору парадной лестницы. Со стороны реки жилые помещения украшены выступающими угловыми башенками.

 Конструкция парадной лестницы включает в себя три яруса лоджий, поднимающихся к фронтону и создающих иллюзию устремлённости ввысь. Её фасадная часть в изобилии украшена готическими мотивами – небольшими архитектурными орнаментами, навесными альковами, а также элементами отделки, характерными для эпохи Возрождения: ветвеоборазными фризами, путти, канделябрами и ромбовидными пилястрами. Эта лестница, находящаяся в центре жилого здания, а не в соседней башне, согласно средневековому обычаю, является одним из первых образцов лестниц с прямым маршем во Франции. Внутри над каждым пролётом, ведущим вверх, возвышается кессонный потолок, украшенный портретами в овальных рамках.

Парадная лестница
Парадная лестница, потолок

Вид с лестницы в сторону входа

С лестницы можно попасть в мансарду – оригинальную строительную конструкцию, сделанную из дуба близлежащих лесов в 1522 году. В XIX веке мансардная зона была разделена на помещения для слуг, в стену у выхода даже встроен умывальник.

Мне очень понравился плетёный пол – необычно выглядит.

На понедельник у нас оставалось не так много времени, и поэтому всего два замка. Первым был Ланже. Сайт замка по-английски можно найти тут.


Замок Ланже весьма интересен и отличается от других. Первая крепость здесь была построена в начале X века. Однако затем она была разрушена, и от неё осталась лишь одна стенка, правда, одна из наиболее старых сохранившихся до наших дней.
В 1465 году Людовик XI решает построить новый замок. Несмотря на то, что выглядит он как крепость, настоящей крепостью он уже не является.




Именно в этом замке произошло важное для Франции событие: свадьба Карла XVIII и Анны Бретонской, которая принесла в качества приданого Бретонское герцогство. В этом зале подробно рассказывается история этого события в лицах.

Вот она, тысячелетняя стенка.
На последнем этаже – выставка старого костюма.



На тысячелетнюю стенку можно забраться и посмотреть оттуда на замок.



Парк небольшой, но со всякими развлечениями для детей – на меня наибольшее впечатление произвёл домик на дереве.

Амбуаз – небольшой приятный городок, по которому мы почти совсем не погуляли, хотя хотелось. Тут есть сайт замка на русском с разнообразной информацией.


Замок, как положено, находится на возвышенности. Нынешнее его здание Карл VIII начал строить в 1492 году, пригласив архитекторов-итальянцев. Считается, что именно в этом замке появился первый за пределами Италии регулярный сад.

Замковая капелла


Капелла Св. Хьюберта была построена в стиле пламенеющей готики в 1491-1496 годах.


Неподалёку от замка, в Кло Люсе, где его поселил Франциск I, в 1519 году окончил свои дни Леонардо да Винчи. Согласно его воле, его похоронили  в приделе Св. Флорентина. Останки, предположительно ему принадлежащие, были найдены в 1874 году и помещены в капеллу Св. Хьюберта.

Подробностей про замок рассказать не могу. Помню, что больше всего меня впечатлила дверь с резьбой в виде листочков и жучков.

Самый большой зал замка – зал советников.

Комната Генриха II.


Можно выйти на террасу, полюбоваться видом на Луару и на замковые территории.






Большая внутризамковая лестница.
Элемент лестницы


В саду был целый выводок таких вот обалденных шариков.





Вторым замком, посещённым в воскресенье, был Шенонсо. Парковка там тоже бесплатная, при подъезде к замку есть справа и слева. С одной стороны мест мало, зато с другой должно обязательно хоть что-то свободное найтись. Что облегчило жизнь, там стояли специальные мальчики, которые подсказали, куда ехать.
Сайт замка с полезной информацией тут, частично переведённый на русский, частично нет. Вход 12.50 евро, студентам до 27 – 9.50 евро. Летом работает примерно с 9 до 19, точнее смотрите на сайте.


Замок построен на береку реки Шер. Раньше на этом месте располагалась настоящая боевая крепость, возведённая по всем правилам фортификации и окружённая рвами с водой. Именно эта крепость участвовала во всех войнах, происходивших между Францией и Англией в период Средневековья.Замок Шенонсо в нынешнем его виде был заложен Томасом Бойе в период с 1513-1521 год. Его наследнику пришлось продать замок, отдав его во владение Франциска.


В 1547 году был коронован Генрих II и наперекор всем существующим на то время во Франции законам, Шенонсо был просто подарен любимой фаворитке Генриха – Диане де Пуатье. Именно по её приказу возвели мост и разбили сад.После смерти короля Диане пришлось уступить замок Екатерине Медичи. Та выстроила на мосту двухэтажную галерею, вид которой делает замкок таким узнаваемым.
Перед тем, как дойти до замка, необходимо пройти через парк. Совсем недалеко от входа в парке есть лабиринт, зелёный, но простой и не очень интересный. Ещё в парке живут ящерки! Ну и имеются разнообразные цветочки и фонтанчики.Во дворе перед замком – старинный колодец.

Одна из особенностей замка, которая мне особенно понравилась – это цветы. Прекрасные букеты цветов почти в каждой комнате! Говорят, при замке есть специальный флорист (или даже несколько), который каждый день составляет новые букеты.


Из окон замка сквозь открытые окна открываются виды на речку Шер, на сады и на сам замок.


Так выглядит мост-галерея над рекой внутри

Что мне ещё понравилось, так это то, что из замка можно выйти с другой стороны, несмотря на то, что парк на другом берегу уже не является замковой территорией. При выходе сидят две девушки, которые выдают замковые бумажки, которые надо потом вернуть при возвращении.





Среди замковых помещений помимо жилых комнат, можно посетить также и кухню.

Переход к кухне
Одно из помещений кухни
По реке Шер можно покататься на лодочке…

Немного интерьеров…


Лестница на второй этаж




… и экстерьеров




На обратном пути можно погулять по садикам, виденным из окон замка, зайти в ресторан в оранжерее (куда мы не заходили), или же заглянуть в местный погребок за вином. Вино, кстати, там весьма неплохое.

Информация взята из буклета замка.

На воскресенье у нас было запланировано три замка. Начали мы с Шомона. Не знаю, есть ли у него какая-то специальная парковка. Мы запарковались забесплатно прямо на улице, идущей вдоль замкового парка.
Информацию про замок можно найти тут. Посещение замка с парком – 10.50 евро, с международным фестивалем цветов – 16 евро. Работает замок с 10 утра до как минимум 17, как максимум до 19, в зависимости от времени года.
Фестиваль цветов – это, кстати, интересное зрелище. Проходит каждый год, и каждый год посвящено какой-то определённой теме. Мы на него сходили, так что ниже расскажу.
Запарковавшись, мы купили билеты и вошли на территорию парка. Тропинка шла вверх, постепенно открывая нам вид на Луару.
Поскольку времени было мало, мы, долго не раздумывая, сразу побежали осматривать замок.


Замок Шомон на Луаре основан примерно в тысячном году Эдом I, графом Блуа, для охраны границы, разделявшей графства Блуа и Анжуйское. С тех пор он был разрушен и сожжён, после чего восстановлен и несколько раз перестроен.
В 1550 году замок приобрела Екатерина Медичи, супруга Генриха II. Замок королева использовала для охоты и в качестве пристанища на пути из замка Амбуаз в Блуа.
После смерти Генриха II Екатерина Медичи, ставшая регентшей, просит Диану де Пуатье уступить ей Шенонсо, в обмен на который она отдаёт Диане Шомон. Диана останавливается в замке лишь ненадолго, но продолжает его строительство. Именно при ней замок приобретает в основном свои сегодняшние очертания.


С тех пор замок сменил несколько владельцев, пока в 1938 году его не купило государство.

Справа от входа в замок – эмблемы Дианы де Пуатье.

Забавная мозаичная сценка охоты на сводах.

Комната Руджиери названа так из-за изображённого на каминном колпаке символа – греческой буквы дельта и трёх колец. Сначала он трактовался как каббалистический знак Руджиери, одного из придворных астрологов Екатерины Медичи. Однако он может быть и напоминанием о Диане де Пуатье.
Сам камин – XVI века – замечателен сохранившимися красками и напоминает о том, что раньше все камины раскрашивались в разные цвета.


Помимо камина, стоит обратить внимание на кровать с балдахином конца XVII века.


В часовню можно зайти и снизу, но сверху она выглядит как-то интереснее. Украшена резьбой в стиле пламенеющей готики. Витражи, созданные в 1888 году художником по стеклу Жоржем Бардоном, повествуют об истории замка от самого основания.


Совещательная комната славится своим великолепным плиточным полом из майолики XVII века, который был привезён из сицилийского палаццо.


В комнате стражников можно увидеть уникальный сейф конца XVI века весом более 250 килограмм. Лично меня всегда восхищало устройство замков в старинных сундуках…


Парадная винтовая лестница служит великолепным примером постепенного усвоения итальянского стиля французскими мастерами около 1500 года. Трёхдольные готические мотивы уступают место орнаментам в виде листьев эпохи Возрождения, а выполненные в итальянском стиле арабески покрывают нижнюю часть небольшйх колонн. Окна украшены великолепными витражами  с геральдическими мотивами и гербами семейств, которые в разное время владели имением.
По этой лестнице можно подняться наверх, в помещения, где в настоящее время выставляется современное искусство.

Современное искусство, с моей точки зрения, так себе. Зато оно в весьма интересных интерьерах – запылённых предметах мебели – лампы, стулья, шлемы – всё что угодно, в каждой следующей комнате что-то новое. А ещё с этого этажа можно выглянуть в окошко и полюбоваться на Луару.



Спускаюсь снова вниз и оказываюсь в столовой с великолепным камином, созданным Антуаном Марготеном, учеником знаменитого архитектора Поля-Эрнеста Сансона (про которого, кстати, я ничего не знаю).


В бильярдной – уникальный многоцветный потолок. На несцщей балке – виды замка конца XIX века, а также гербы семейства д’Амбуаз и де Брогли (владельцев замка).


Последняя комната – большой салон, обстановка которого относится к середине XIX века и выполнена в духе королевского замка блуа. Вся мебель относится к эпозе Наполеона III или к концу XIX века. Парча жёлтого цвета с огромными цветочными мотивами, украшающая стены комнаты, была заново выткана в 2007 году на основе оригинальных эскизов конца XIX века.


На камине – дикобраз, эмблема Орлеанского дома. Из девиз был “Cominus et eminus”, что значило “издалека и в упор” – считалось, что дикобраз может не только ранить врагов своими иглами, но и бросать их на расстоянии.


Выйдя во двор, можно осмотреть старый колодец, ещё раз полюбоваться Луарой, зайти в часовню, и по пути на выход заглянуть в кухни.


Чуть дальше замка расположены конюшни. Строил их как раз тот самый знаменитый Поль-Эрнест Сансон в 1877 году.


В шорной мастерской, считающейся одной из самых красивых во Франции, хранятся роскошные конские сбруи, многие из которых были созданы всемирно известным Домом Hermes в конце XIX века.



Как я уже упоминала вначале, каждое лето (с апреля по ноябрь) начиная с 1992 года в Шомоне проводится фестиваль цветов, каждый год на какую-то определённую тему. В этом году сады были посвящены семи смертным грехам.
Фестиваль представлял собой около 30 отдельных небольших мм.. цветочных инсталляций. Каждая имела собственное имя, которые, к сожалению, я уже не все помню.
Некоторые сады вызывали чувство недоумения, некоторые были весьма интересны.

Кажется, это “Когда жадный мечтает”, но не увеерна.

“Высокая культура” – цветочные платья.

Возможно, “Сад в банке”.

Не помню название. Но это белый круглый стол,
за которым можно сидеть, а в середине – красные цветочки.

Тоже не помню названия… Возможно, “Воскрешение”.

“Любовь к Тонгариро”.
Сад посвящён новозеландской легенде о том,
как два вулкана влюбились в третий.
Эти горки даже пар выпускали.

Возможно, “Чистилище”. Вот эти чёрные штуки – куски покрышек и шин.
Запах ужасающий.
Положенные рыбки 🙂

Куриный сад

Когда я услышала название фестиваля в этом году, я скептически подумала – ну и о чём это будет? Оказалось в итоге весьма занимательно. Особо интересно было сочетание облика садов и их названий.


Информация взята в основном из буклетов замка и фестиваля.

Первым замком на нашем пути был Шамбор. На его странице есть полезная информация, но только на французском. Работает летом с 9 до 18, зимой с 10 до 17. Стоимость 11 евро, до 25 лет 9 евро (если не из ЕС, из ЕС – бесплатно).
Рядом с замком есть парковка. Утверждается, что платная – 4 евро за день. Однако мы стояли где-то на травке среди кучи машин, никаких проверяющих не заметили и, не поняв, надо ли платить за парковку, в итоге за неё не заплатили. Автомат для оплаты видели, он от той парковки был далеко, т.е. если платить, то надо было бы видимо не сразу, а по возвращении. Возможно, мы до платной парковки не доехали – мы свернули на первую, которую увидели. Не знаю.
Замок Шамбор начал строить Франциск I в 1519 году, после похода в Италию, увлечённый итальянской архитектурой эпохи Возрождения. Однако он не увидел его законченным – достроили замок только его сыновья. В собственности государства замок оказывается в 1930 году.


Сохранив в концепции внешний вид средневековой крепости – центральный донжон с четырьмя большими башнями по бокам и два крыла, окружённые внушительной крепостной стеной – Шамбор представляет собой удивительный синтез форм, унаследованный от прошедших веков, и новаторской архитектуры итальянского Ренессанса.
156 метров в длину, 56 метров в высоту, 77 лестниц, 282 камину и 426 комнат. Как и во многих замках Луары, здесь при строительстве много использовался белый песчаник.


В центральной части донжона расположена знаменитая двойная лестница, которая ведёт к трём верхним этажам замка. Она состоит из двух винтовых лестниц, расположенных вокруг полого центрального сердечника. На этой конструкции возвышается башенка с фонарём.


Можно идти по двум разным частям лестницы, и так и не встретиться друг с другом. Разве что только помахать друг другу в окошко.


На каждом этаже вокруг лестницы расположено четыре вестибюля. Эти залы ведут к четырём совершенно одинаковым апартаментам.


 Эта чрезвычайно необычная планировка для Франции и остроумное устройство центральной лестницы наводит на мысль, что одним из вдохновителей её проекта был не кто иной, как Леонардо да Винчи.


На сводах – монограмма “F” короля Франциска и его эмблема в виде саламандры.


Последняя символизирует девиз короля “nutrisco et extinguo”, что можно перевести как “я питаюсь [хорошим огнём] и гашу [плохой огонь]”.


На одном из этажей есть выход на верхнюю террасу, с которой можно полюбоваться видом на крыши, являющиеся странным сочетанием поздней готики и итальянского Ренессанса в исполнении французских мастеров, и на парк.

Поместье, окружённое оградой протяжённостью в 32 километра с шестью воротами, простирается на 5440 гектаров – это площадь Парижа в черте города. На сегодняшний день это поместье представляет собой самый большой огороженный лесопарк в Европе. Здесь на полной свободе живут многочисленные дикие животные, например, кабаны и олени. Мы, правда, никого не видели, но и по парку сильно не гуляли – просто проехали на машине сквозь него к замку.

 


На втором этаже замка представлены различные варианты обстановки жилых помещений замка с XVI до XIX века.
Поскольку Шамбор существует благодаря увлечению Франциска I охотой, в замке довольно много посвящённых ей элементов. В этом коридоре под каждой парой рогов подписано, где и когда было убито то или иное животное.


Среди апартаментов можно увидеть палаты Франциска I, парадные апартаменты XVIII века, апартаменты королевы (где жили две супруги Людовика XIV, Мария-Тереза Австрийская и маркиза де Мэнтенон), апартаменты XVIII века. Есть в замке, конечно же, и часовня, которая представляет собой самое большое помещение замка.

К сожалению, уже не помню, что это за комната.

Два зала предоставлено под музей графа Шамборского. Он был владельцем замка с 1821 по 1883 год, но пробыл в нём всего лишь три дня. Последний из Бурбонов, он должен был вступить на престол Франции в 1871 году после поражения Франции в войне с Пруссией. Отказавшись от трона, он отправился в изгнание, и во Франции была провозглашена Третья Республика.

Информация взята в основном из буклета, предоставляющегося в замке.