Парижский модерн

Так получается, что в Париж я всегда выбираюсь буквально на пару дней. Учитывая, что в эти пару дней обязательно надо сделать какие-нибудь важные дела (например, купить себе курточку для хайкинга), времени на сам город уже почти не остаётся. А приезжать в Париж дольше чем на выходные как-то слишком большое излишество – столько ведь других мест, где я ещё совсем не была.
Одним словом, каждый раз, как я приезжаю в Париж, я бегаю.
В этот раз я бегала по Парижу модерновому.


Вся суббота у меня ушла на магазины. При этом побывать я успела только в двух – в художественном Boesner и в спортивном Decathlon, и на этом день закончился.
Зато вечер я провела в компании французов, в большом доме, где наконец своими глазами увидела, что такое франзцуское colocation – совместное проживание в снятом жилье. Впечатлений вечера было два: во-первых, прекрасное блюдо под названием aligot (алиго), про которое я сначала думала, что это какое-то неизвестное мне животное, а в процессе приготовления оказалось, что это пюре из картошки с сыром со сметаной. Смешно.
Второе впечатление вечера – это чудесная батарея с дверцей! Говорят, очень старая, начала прошлого века. Причём если батарей с узорами на металле я повидала уже немало, то батарей со шкафчиками посередине я не видела никогда! Внутри – решётка, можно носки сушить. Чудо, разве нет? И почему сейчас таких больше не делают…
(Хотела её сфотографировать при свете дня, и забыла. В итоге только вечернее фото с телефона).

Воскресенье с точки зрения осмотра города было гораздо более насыщенным. Я встретилась со своей знакомой, много лет живущей в Париже, и мы устроили забег по разбросанным то тут, то там домам в стиле модерн.

Один из главный Парижских архитекторов стиля модерн – это Эктор Гимар (Hector Guimard). Знаменитый модерновый вход в метро (который в этом посте на самой верхней фотографии) был спроектирован именно им.

Rue Jean de la Fontaine, 17


Самое известное его здание – это Castel Beranger, “Замок Беранже” (rue Jean de la Fontaine 14).

Строительство началось в 1895 году. Интересно, что изначально здание предполагалось в совершенно другом стиле, однако Гимар вскоре после получения заказа совершил поездку в Брюссель, где познакомился с Виктором Орта и его домом Тасселя 1893 года, который считается первой в мире постройкой в стиле модерн. Вернувшись во Францию, Гимар убеждает вдову Фурнье, заказавшую ему постройку дома, изменить дизайн.
Согласившаяся вдова не прогадала – в 1898 году дом выиграл первое место на конкурсе фасадов города.
Смотрите, какие чудные маскароны на решётках балкона!

Сам архитектор, кстати, жил некоторое время на первом этаже этого дома. Среди первых съёмщиков был и Поль Синьяк, известный художник, работавший в стиле пуантилизма.

Внутрь, как теперь всегда бывает, не попасть – можно разве что в вестибюль заглянуть. Однако несколько фотографий интерьеров можно посмотреть в английской википедии.

А кот! Посмотрите, какой фаустовский кот!

А вот тут видно, что окна балконов – с витражами! А над верхним окном – чудо-юдо рыба-кит. И декоративные дракончики, напомнившие мне немного Гигера, придумавшего “Чужого”.

После Лозанны было очень здорово ходить по Парижу и вертеть головой во все стороны. То тут, то там обязательно находилось что-то интересное.
Вот – просто кусочек дома №9 по rue du Père Brottier, 1912 год, архитекторы G. Plateau и Duval.

Многие сохранившиеся особняки в стиле модерн теперь зянаты всякими серьёзными организациями. Вот тут, например, теперь находится посольство Алжира – по адресу rue Boileau, 40. Одно из первых зданий, построенных из цемента в 1907 году и декорированное плиткой. Архитекторы – Joachim Richard и Henri Audiger, один из наиболее известных тандемов эпохи модерна.

А это – деталь совсем незаметного домика 1894 года, наполовину скрытого забором, по адресу rue Molitor, 1. Архитектор – всё тот же Гимар, придавший этому дому – отелю Delfau (Дельфо) некое средневековое настроение.

Гимар родился в Лионе, учился в Париже. Замок Беранже принёс ему известность, и на него посыпались заказы. В 1909 году он женится на американской художнице Аделине Оппенхайм, дочери богатого банкира.
В том же году Гимар строит для своей новой семьи дом, известный как Hôtel Guimard – вот он, по адресу avenue Mozart, 122.

Гимар умер в Нью-Йорке, забытый и никому ненужный. Отчасти он оказался жертвой своего собственного стиля: его проекты были слишком дороги для большинства заказчиков, а его попытки стандартизации не отвечали его собственным стремлениям.
Спустя шесть лет после смерти мужа, в 1948 году, его вдова захотела передать дом со всеми интерьерами и мебелью, также спроектированными Гимаром, в подарок городу Парижу с целью создания музея. Однако Париж отказался, и в итоге дом сейчас в плачевном состоянии, музея Гимара в городе так до сих пор и нет, и лишь часть мебели сохранилась (кое-что можно увидеть в Малом дворце Пти-Пале) – всё остальное было распродано на аукционе.
Только в 1960 годах интерес к Гимару вновь проснулся, однако к этому времени очень много его строений уже было разрушено.

Белочка к Гимару никак не относится, просто деталь на доме напротив.

Уделив должное внимание Гимару, мы вернулись обратно в центр.
Вот этот дом, известный как Hôtel Mercédès, находится совсем рядом с Триумфальной аркой, на углу rue de Presbourg и avenue Kléber. Хоть он и оказался частично на реставрации, всё равно видны мягкие волны его фасада. К сожалению, поближе мы не подошли – а оказывается, дом может похвастаться довольно интересными рельефами и маскаронами, посвящёнными автомобилям и их водителям – которые в то время были ещё новшеством. Архитектор – Georges Chedanne (Жорж Шедан), который, среди прочего, проектировал Галери Лафайет.

Вторая крупная фигура ар-нуво, с которой мы успели немного познакомиться – это Жюль Лавиротт (Jules Lavirotte). Как и Гимар, Лавиротт родом из Лиона, учился сначала там, потом в Париже.
Один из самых известных его домов, по адресу 29 avenue Rapp, мы не увидели, а жаль – на картинках он выглядит очень интересно.

А другой его знаменитый дом, оказывается, я уже видела в свой предыдущий приезд. Это 34 avenue de Wagram, Céramic Hôtel . Декорация, как можно догадаться, вся из керамики – ею занимался Александр Биго (Alexandre Bigot). Дом построен в 1904 году.

Внутри отель, но никаких интерьеров, по крайней мере при входе, не сохранилось. Зато из вазонов снаружи растут оплетающие дом керамические растения, похожие на глицинию.

И да, этот дом тоже выиграл конкурс фасадов Парижа – в 1905 году.

Вид на Ceramic Hotel с противоположной стороны улицы.

Ещё один дом Лавиротта – 23 avenue de Messine, 1907 год, совсем не такой вычурный, однако тоже интересный.


Пока писала пост, нашла чудесный блог на французском про модерн в Париже – надо будет поизучать перед следующей поездкой.
А ещё я расстаралась, и желающие могут посмотреть приблизительную карту наших перемещений – по домам Гимара и по центру (три последних дома).

Ну и напоследок – ещё из забавного. На станции метро Madeleine с большим удивлением обнаружила курицу, на которой было написано “Metro de Moscou”. Глаз заметался в поисках других надписей, обнаружил “Московское метро”, а потом – серп и молот (в нескольких экземплярах), спутник, орла, красную звезду, часы на Спассокой башне, купола, и только в самом конце наткнулся на золотое яйцо. Рядом с яйцом обнаружилась сказка про курочку Рябу. На французском. Справедливости ради надо заметить, что с другой стороны от курицы была она же на русском.
Оказывается, это Московское метро сделало такой подарок городу Парижу в 2009 году. И (читаю я в википедии, удивляясь) – оказывается, это не просто так, а ответ на оформление французами одного из входов “Киевской” в 2006 году. И как бы вы думали они его оформили? А по знаменитому дизайну Эктора Гимара, как на самой первой фотографии этого поста.

Пока писала пост, снова захотелось в Париж – досматривать не увиденный мной модерн.
А у вас есть какие-нибудь любимые дома в Париже? Или просто какие-нибудь интересные места, находящиеся вне проторенных туристических маршрутов?

Follow: