Афины. Сокровища национального музея

Афинский национальный музей — ещё один обязательный пункт культурной программы при посещении Афин. Ведь здесь хранятся копии знаменитой Афины Парфенос Фидия, античные бронзовые скульптуры (большая редкость) и микенское золото Генриха Шлимана.

View Post

Море эмоций в музеях Лиссабона

Лиссабон — совсем не тот город, в котором я думала найти что-то особо интересное в музеях. Однако именно здесь я застряла в небольшом (по сравнению с Эрмитажем) музее Гюльбенкяна на полдня и с восторгом переходила от одного экспоната к другому.

View Post

Эрмитаж в Лозанне

Ещё только приехав в Лозанну, я очень обрадовалась, увидев на карте города отметку «Эрмитаж». Куда ни поедешь, Эрмитаж, получается, всегда с тобой 🙂 Однако добралась до заветного музея я только спустя почти пять лет.

View Post

Три дня в Лозанне. Выставка Ай Вэйвэя и другие впечатления

Возвращаясь в Лозанну — пусть всего на три дня — я испытывала необычные ощущения. С одной стороны, это в каком-то смысле было возвращение домой — ведь я прожила там почти пять лет. С другой стороны, дома у меня там уже не было. Зато осталось много друзей, а также желание обежать в короткий промежуток времени как можно больше любимых мест.

View Post

100-летию революции посвящается: советский фарфор в Базеле

На выставку советского фарфора я попала совершенно случайно. В Базеле я оказалась, приехав в гости в подруге, с которой мы вместе купили билеты на Notre Dame de Paris. Она мне и рассказала о выставке, и я, не долго думая, сказала — конечно, пойдём. Мы и пошли, в итоге и сама выставка, и музей игрушек, в котором она находилась, превзошли все мои ожидания.

View Post

Музей игрушек в Базеле

В Базельский музей игрушек я попала совершенно случайно. Если быть честной, сама, по свой воле, я бы не пошла в музей игрушек, ведь в Базеле столько всего другого интересного, а игрушки — это, конечно, весело, но несерьёзно и для детей.
Однако вмешалась судьба в виде проходившей там выставки советского фарфора, и вот я оказалась в царстве плюшевых мишек, кукольных домиков и миниатюрной мебели.

И провела там полдня, жалея, что у меня нет возможности остаться на целый. Это был полный восторг!

View Post

Музеи Ареццо

Когда мы покупали билет на фрески Пьеро делла Франческа, мы решили не мелочиться, а взять сразу комплексный билет в несколько музеев. Мама хотела сходить в Археологический, а я соблазнилась домом-музеем Вазари, который художник сам себе строил и расписывал — кстати, один из тех редких примеров, когда дом простоял нетронутым в течение веков. С него мы и начали.

Семья Вазари происходит из Кортоны — другого Тосканского городка. Прадедушка Джорджо Вазари, Лаццаро де Тальди, переехал в Ареццо, а дедушка, работавший горшечником (vasaio) сменил имя Тальди на Вазари. Став главой семьи в довольно раннем возрасте — его отец умер от эпидемии, когда ему было 16, Вазари однако купил собственный дом лишь после того, как пристроил всех своих сестёр: обеспечим двоим хорошее приданое, третья же ушла в монашки. Хотя Вазари редко бывал в своём доме, поскольку часто выполнял заказы в других городах Италии, однако считал его лучшим местом для жизни.Джорджо с женой занимали комнаты второго этажа, в то время как прислуга и его дядя жили на третьем, а первый использовался как магазин.Хотя контракт на дом был подписан в 1541 году, отделка была закончена лишь после 1568. Согласно завещанию художника, после смерти последнего из его рода, в 1687 году дом перешёл во владение братства Мирян, а в 1911, в честь 400-летия со дня рождения живописца, дом был куплен государством.Музей небольшой — для осмотра доступен всего один этаж — однако очень приятный, такой тихий, камерный.
Первая комната дома — комната Славы — с автопортретом самого Вазари, а также с портретами других выдающихся деятелей — Лаццаро Вазари (его прадедушки), Луки Синьорелли, Спинелло Аретино, Бартоломео делла Гатта, Микеланджело и Андреа дель Сарто.

В центре потолка комнаты Аполлона и муз — Аполлон с колчаном стрел за спиной и традиционными символами певца и поэта: струнный инструмент в одной руке и лук в другой. Две маленькие лавровые ветки растут из пня, и два ангела коронуют его лавровым венком.По четырём углам потолка — 9 женских фигур — муз: Каллиопа (эпической поэзии), Клио (истории), Эрато (любовной поэзии), Евтерпа (лирической поэзии), Мельпомена (трагедии), Полигимния (гимнов), Талия (комедии), Терпсихора (танца), и Урания (астрономии). (Помню, когда-то я хотела наконец их всех запомнить, но ничего из этого не вышло — я даже не уверена, могу ли перечислить все смертные грехи, а их всего семь).Только четырёх из муз можно легко идентифицировать: Мельпомена с маской, Урания с глобусом, Каллиопа с книгой и Терпсихора с лирой. Среди муз Вазари изобразил и свою жену —  Никколозу Баччи.

9 мая 1548 года Вазари начал работать над комнатой Авраама — своей свадебной комнатой. Резной потолок был сделан плотником Марсилио — по образу других работ Вазари, выполненных им в Венеции.В центре — Бог, благославляющий Авраама и его потомков. Четыре женские фигуры вокруг центрального изображения взяты из Ветхого Завета и олицетворяют качества, которыми должна обладать каждая хорошая семья.Комната неслучайно называется свадебной — спустя два года, в 1550 году, Вазари женился на 14-летней дочери Франческо Баччи, богатого жителя Ареццо.


Самая интересная комната дома — комната Триумфа Добродетели. Работы в ней начались 30 июня 1578 года и велись около месяца. Это было то время, когда Вазари заканчивал последние страницы первого издания своих Жизнеописаний. В этой комнате с массивным камином переплетаются аллегории и классические фигуры, настоящие виды и фантастические картинки.На потолке — 17 картин. На центральной восьмиугольной панели Вазари изобразил аллегории Добродетели, Удачи и Зависти. Вазари специально построил композицию именно такой: в зависимости от точки наблюдения, фигуры находятся на разных позициях — иногда выигрывает добродетель, иногда удача, иногда зависть — как и в реальной жизни.

Вокруг — 4 сезона, соответствующие четырём возрастам человека, а по краям — 8 панелей с изображением античных богов и соответствующим им знакам Зодиака. Вот тут слева не пойму кто, в серединке — слева близнецы, справа телец, а в самом правом углу — скорпион вроде (мелкие такие изображения на двух верхних панелях).

Фигура Дианы Эфесской означает дикую природу, которая торжествует над творением человека, на что указывают изображения руин. 

На противоположной стене — скульптурное изображение Венеры, как символ искусства, которое вдохновлено природой, однако способно преодолеть уничтожающее действие времени.

Единственная комната, где я помню, что стены тоже расписаны. И окошко такое милое — с двумя встроенными скамеечками.

Выходим из дома Вазари, и бегом-бегом в Археологический музей, чтобы вовремя успеть в церковь на фрески.

Археологический музей Гая Цильния Мецената был основан в XIX веке и изначально располагался в другом месте. (Для тех, кто не знает — Меценат, в честь которого назван музей — очень важный деятель времён императора Августа, покровитель искусств, происходил, кстати, из Ареццо). Нынешнее помещение, принадлежавшее когда-то Оливетанскому монастырю, музей занимает только с 1937 года. А сам монастырь был построен в 117-138 годах до н.э. на развалинах древнеримского амфитеатра III века до нашей эры. Согласно некоторым реконструкциям, аретинский амфитеатр вмещал 18000 зрителей и был размером 71.5х42.8 метров (для сравнения — размеры Колизей 85.5х53.6). Всё, что от него теперь осталось — это невысокая стеночка и большая зелёная лужайка.

Музей оказался больше, чем я ожидала, так что мы его пробежали бодрым шагом — надо было успеть на наш сеанс Пьеро делла Франчески.Самое интересное, пожалуй — это аретинская красная керамика, которую делали в I веке до н.э. и торговали по всему Средиземноморью — производство было налажено в массовом масштабе.

Эта керамика господствовала на рынке более 100 лет, пока её не сменила галльская продукция.


Это — матрицы для изготовления керамических чаш. Удивительно, какой тонкий рисунок!


На изделиях ставились фирменные клейма мастерских или изготовителей. Если не ошибаюсь, то вот здесь справа сверху видно такое клеймо — буквы MRAB или что-то похожее.


Этрусская ваза канопа — типичная антропоморфная погребальная урна. Первая  половина VI века до нашей эры. Смешная.


Крошечные стеклянные вазы.


Не смогла удержаться и не сфотографировать — никогда в жизни не запомню все эти названия греческих ваз, но теперь хоть буду знать, куда смотреть в случае чего.


Фигурки — тоже маленькие, сантиметров пять от силы. Уже не помню, что там про них говорили, но что-то типичное.


Ещё мы сходили в музей Средневекового и Современного искусства. Три этажа, много картин, немного скульптур, надгробия. Парочка работ Вазари. Больше ничего не помню.
А, ещё довольно неплохой вид из окон. Если погода хорошая.

Ballenberg — музей под открытым небом

В позапрошлые выходные у меня были гости, и я в очередной раз лелеяла надежду забраться на Пилатус. Но увы! погода была совсем не та. Мы поехали в Интерлакен, надеясь, что тучи разойдутся. Однако они не разошлись, наоборот, висели настолько низко, что не было видно вообще ничего. Так что мы решили пойти в Ballenberg, музей под открытым небом, — там горки смотреть не нужно, да и я давно хотела туда попасть.
До музея надо добираться на автобусе из Бринца, в который легко попасть из Интерлакена. Входа есть два — западный и восточный. Какой из них лучше, я не знаю, мы зашли с ближайшего — с западного, и до восточного так и не добрались.
В Балленберге собраны домики со всех уголков Швейцарии. Как правило, деревенские, крестьянские, разных периодов, от XVI до XIX века. Почти все можно посетить.

Первая область, в которой оказываешься — это Bernese Midlands.

№361, вилла индустриалиста, Бургдорф, кантон Берн, 1872.

Первый объект на пути — трёхэтажная вилла индустриалиста. Внутри представлены костюмы, местная музыка. Чудесные узорчатые батареи!


Музыкальные инструменты из подручных средств


На следующий дом мы только глянули и прошли мимо, стремясь вперёд — а зря, ведь именно там оказался магазин, где продаётся вкуснющая местная колбаса и где к вечеру уже совсем нет местного хлеба (мы там оказались, когда уже двигались к выходу).

№331 — Farmhouse, Ostermundigen BE, 1797

№321, Farmhouse, Madiswil BE, 1709

Дом этот был рассчитан на две семьи — все жилые помещения в двойных экземплярах, однако общая кухня, но с двумя печами. Дом был отдан музею в 1968 году. Фермеры, населявшие подобные дома, занимались в основном сельским хозяйством и коровами.
Внутри — ткацкий станок.


Там же — колбасы! Сначала думала, что муляжи, но нет, настоящие, и именно их продают в местном магазинчике — называется Ballengerg wurst. Внутри сильно пахнет дымом, и все стараются побыстрее пройти, далеко не всегда замечая, что у них над головами — ведь для этого надо задрать голову к потолку.


Из особых зданий, не обычных жилых или подсобных, видела только аптеку — с работающим магазинчиком и садиком медицинских растений. Правда, если я правильно поняла, исторически аптеки там не было. Дом хотели продать и снести, но из-за каких-то разногласий музей смог купить его в 1982 году.

№381, Craftsman’s House, Herzogenbuchsee BE, 1779.


На втором этаже была очень интересная экспозиция. Вот эти четыре шкафчика представляют товары разных лет, которые можно найти у нас в аптечке. Если не ошибаюсь, там были 1930, 1945, 1970(?) и 2013 годы. А на стенке рядом — витринки, каждая с двумя товарами, как он выглядит сейчас и как выглядел когда-то раньше (мыло, порошок, моющие средства и т.п.). Очень забавно сравнивать.


Переходим в Central Midlands — интересные дома с громадной соломенной крышей. А также упитанными курами и кроликами удивительной расцветки.

Central Midlands, №231 и №221.
№221, Farmhouse, Oberentfelden AG, 1609.

А посмотрите, как крыша-то устроена!


В одном из домов — работающая шляпная мастерская. Рядом — табличка, где рассказывается о семье, зарабатывавшей шляпным делом на жизнь — что они смогли это делать, т.к. у них сложился достаточный круг клиентов, и, например, в 1955 году они сделали 5000 шляп для праздника виноградарей.
Это чердак, там шляпки, судя по всему, сушатся.


Кухня, уже не помню, в каком доме.





Смотрим два небольших дома в Юре — кантоне Jura — и снова возвращаемся в Bernese Midlands — они чуть ли не самые большие — и встречаем повозку с лошадками, везущую каких-то индусов.



А вот эта избушка на курьих ножках — уже западная Швейцария, т.е. как раз та, где живу я.

№532, Granary, Ecoteaux, VD, 1500-1530.



Последняя область, до которой мы успели дойти — это итальянское Тичино. Внимание сразу же привлекают козлики, резвящиеся на развалинах какого-то строения. Табличка рядом поясняет, что т.к. в деревнях пожары были часты, такой вид был вполне привычным, и поэтому после того, как этот дом сгорел, его восстанавливать не стали.

№811, Farmhouse, Primadengo/Faido TI,
1683, сгорел в 1994.

Самое большое строение, которое мы видели — дом с внутренним двором, где расположилось кафе. Разросшись с годами, оно принадлежало каким-то ломбардским графам, а в начале XIX века его отдали под госпиталь.

№851, Farmstead, Novazzano TI, XIII-XIX век.

Зернохранилище — камень внизу предохранял от мышей, а курьи ножки обеспечивали хорошую вентиляцию.

№832, Granary, Campo/Campo Vallemaggia TI, 1515.

В какой-то момент тучи слегка разошлись, и я с удивлением обнаружила, что нас окружают горы! Я даже не подозревала об этом вначале.

№892, Grain Drying Racks, TI — реконструкция

Есть в Балленберге и свой виноград — правда, пока зелёный.

Есть и табак — громадные кусты!

 
 В музее мне очень понравилось, обязательно поеду ещё раз, но уже с другого входа — посмотреть мы успели почти половину, но всё же чуть меньше.

Музей школы Нанси

Музей школы Нанси расположен в здании бывшей виллы мецената Корбэна, по адресу 36-38 rue de Sergent-Blandan. И это — превосходная коллекция предметов в стиле Ар Нуво. Ходишь и уже просто нет сил восхищаться, так его много.

Музей школы Нанси, вид из парка

Музей школы Нанси


Красота начинается сразу же как заходишь внутрь. Это — касса.

Стол, сделанный Эмилем Галле — прямо при входе.

Эта скамейка, оказывается, не скамейка вовсе, а ящик для хранения бильярдных киев.




Комната с вазами Эмиля Галле.








По вилле, конечно, надо брать экскурсию, потому что иначе красиво, но ничего непонятно. Мы озабочиваться не стали, а зря, наверное.

Столовая

Потолок столовой

В вилле два этажа. На лестнице, как водится, витраж.




На втором этаже — ещё одна витрина с творчеством Галле.




Совершенно чудная кровать — называется «Рассвет и сумерки», тоже Эмиль Галле. Для меня он, кстати, был прежде всего мастером по стеклу, а оказывается — не только. 




В общем, сплошные ахи и разбегающиеся глаза.

Олимпийский музей в Лозанне

В этом году наконец-то открылся после долгой реставрации наш Олимпийский музей. Я, проникшись духом олимпиады, решила таки туда сходить пару недель назад.
У нас потихоньку начинается весна, везде цветочки, зацветает магнолия, и — прекрасный вид на горы.


Музей находится почти на берегу озера. Как водится, на горочке — к которой надо подниматься по ступеням, на которых выгравированы года всех олимпиад (Сочинской, правда, пока ещё нет)




По сторонам — разнообразные скульптуры на спортивные темы. Перед входом — палка для прыгунов, отмечающая мировой рекорд — то ли женский, то ли мужской, не помню.



В связи с Сочинской олимпиадой в музее проходила выставка что-то вроде «Спорт и Авангард». Показывали советские плакаты, журналы, отрывки из фильмов 30х годов.






Особенно мне понравился мультик 1927 года «каток».




Помимо временных выставок, в музее есть и постоянная экспозиция. Сначала рассказывают про историю олимпийских игр, с древнегреческих времён до наших дней.


 Кстати, именно здесь хранятся все олимпийские факелы (сочинского опять же ещё не было).



Показывают вещи с разных олимпиад, видео-отрывки, игрушки-символы.








Почти в самом конце — одежда, обувь и спортивный инвентарь, принадлежащий участникам и оставленный в дар музею.



Наконец, в последней секции — немножко развлечения, где можно пощёлкать кнопочки, погонять шарики и пострелять в биатлоне.




«Биатлон» — сначала стреляешь в 5 целей, потом бежишь, потом ещё стреляешь.


Выхожу на улицу — а там цветочки! И горы…