В какой-то момент мы за обедом заговорили про хайкинг, и Лена (наша научная сотрудница, не знаю, как её должность обозвать по-русски) предложила организовать нам хайк. Да не просто хайк, а на тысячу метров.Набралось нас в итоге немного – всего пятеро (двое греков, двое русских и Лена), и в одну субботу мы поехали – на Лениной машине – вот сюда.Взобравшись по длинному горному серпантину куда-то наверх, мы оставили машину на стоянке (ибо дальше есть можно было только с разрешением, которого у нас не было, да и дорога была весьма крутой и не для Лениной машины).Сначала надо было подняться на 200 метров к озеру Таней (Lac de Tanay), откуда ещё 800 вело на вершину горы Grammont (2172 метров). Сложности начались с самого начала – дорога была в горочку и идти было непросто. Но мы справились с этим (а я даже нашла по дороге пару земляничин).

Вот оно, наконец, озеро. Наш дальнейший путь лежал на горки за ним. Вон те две вершины на заднем плане называются Близнецы.Мы остановились в каком-то ресторанчике выпить чашечку кофе. Кстати, ресторанов там два, но тот, который чуть подальше, тот получше – мы в него зашли на обратном пути.

Вот на эту горку мы взбирались.

Где-то по пути, под проволокой от коров (которая, кстати, оказалась таки под электричеством – меня стукнуло, но несильно) мы нашли целое поле земляники! Как давно я ждала этого момента…

Коровки вдали



Погода была так себе и всё время казалось, что вот-вот начнётся дождик. Поэтому мы сначала пошли забираться на горку попроще – на Alamont – она была чуть пониже.


Это мы почти добрались до края нашей первой горки

И вот, наконец – виды! Женевское озеро и река Рона.



Перекусив на вершине под ветром, мы решили, что вошли во вкус, и надо идти на вторую горку.



Вторая горка (Grammont) оказалась не только повыше, но и посложнее. Зато и виды были получше!


Город внизу, на этом берегу – St. Saforin, вроде бы по нему проходит граница между Францией и Швейцарией.

Местами до сих пор лежит снег.
Грязная Рона впадает в чистое озеро.


Увидев большую тучу, двигающуюся на нас, мы поспешили вниз. И вовремя: как только мы успели слезть с самой сложной части, пошёл дождик.К счастью, он шёл не больше минут двадцати, и к озеру мы вернулись уже без него. Зашли выпить кофе в другой ресторан – и ах, какие там прекрасные меренги…Наконец, мы решили, что нам всё ещё мало, и пошли не по короткой дороге, а вдоль озера.



На этом хайке я поняла, что во-первых, иметь специальную одежду – это хорошо (меня в моей курточке ветер продувал насквозь), а во-вторых, палки для ходьбы – это здорово и удобно! Я одолжила их у Лены, и они очень помогают, как когда карабкаешься в горку, так и когда слезаешь с неё. Доберусь до магазина – куплю себе такие же.

В этом году наш секретарь подала прекрасную идею – устроить совместный рождественский обед. Наш начальник Сеня подал другую прекрасную идею – попросить на это денег у профессора.
Так что в этот понедельник мы (10 человек) пошли в итальянский ресторан (Gina), находящийся в новопостроенном торговом комплексе у метро EPFL, и прекрасно провели там время (потратив около 750 франков).
Состав наш претерпел изменения. Теперь нас четверо русскоговорящих, двое греков и двое китайцев. Один китаец наш только наполовину – у него аспирантура совместно в двух лабораториях. И ещё одна девушка появилась, из Минска – scientific collaborator. До этого была в EPFL в другой лабе.
Обсуждали всего понемногу. Вспомнили то, как Сеня учил нас пить вино, когда мы провожали одного из студентов-арабов. Тест не выдержали – Сеня, посмотрев, что мы делаем, схватился за голову. В общем, повеселились.

А в этот четверг у нас было факультетское празднество. На факультетском празднестве раздают какие-то призы-награды, играет какая-то музыка, а потом дают еду. На официальную часть я ходила в прошлом году, ничего особо интересного там не было, так что в этом пошла на вторую, вкусную. Однако она меня в этом году тоже разочаровала – помню, в прошлом из всех устраиваемых мероприятий рождественский вечер мог похвастаться самой вкусной едой.

Из официальных фото – еда с прошлогоднего банкета.

В этом году ничего примечательного не было, более того, рис, например, давали в крошечных деревянных мисочках (сантиметров так четыре в диаметре). Зато много вкусных шашлычком – правда, тоже маленьких. Всегда есть вино, сок, вода, в этот раз было и пиво. Десерты – фрукты в стаканчике, торты с яблоками и сливами. Умиляют крошечные, словно игрушечные ложки и вилки. Кстати, бокалы здесь настоящие, стеклянные. И даже если они пластиковые (как-то было) – вино никогда не наливают в стаканы, обязательно это будет бокал на ножке.
А ещё у нас посреди EPFL ёлка стоит! Украшенная, с шариками. По вечерам светится.

Не так давно собрались мы в очередной раз – на этот раз у моей коллеги из Греции. Речь зашла об оливковом масле, и я узнала много интересных вещей.
Во-первых, итальянское оливковое масло – ужасно. Самое лучшее, конечно, греческое (вполне могу их понять, ибо лучшее – то, к чему привык с детства). Испанское ещё ничего, а вот итальянское… ух.
Кстати, то масло, которое для меня немного слишком горько, для них – весьма мягкое.
Потребляют они его в громадных количествах. Наш коллега грек сказал, что у него в семье уходит примерно сто литров оливкового масла в год. Бабушка его даже картошку фри делает на оливковом масле (по его словам, безумно вкусно).
Я помню, как-то до ужаса поразила одну греческую девушку (дада, у нас тут очень много греков), сказав ей, что мы всё жарим на подсолнечном масле. И в салат кладём подсолнечное масло. Она никак не могла поверить.
А семья этого моего коллеги, между прочим, сама производит масло. У них есть участок – деревьев так 60 – один из лучших сортов. Как раз в ноябре оливки собирают. Потом отвозят на давильный завод, где делают масло. После этого оно должно примерно полгода отстаиваться. Можно оставить на заводе, тогда его смешивают с другим маслом, а потом, когда попросишь просто выдают количество, соответствующее тому, которое ты принёс. Качество хуже не будет, потому что там всё масло хорошее. Но мой коллега (точнее, его семья) предпочитает забирать и хранить сам, а потом разливать по бутылкам, чем занимается какой-то их родственник, у которого тоже есть собственный участок и собственное масло.
Рассказал он ещё, что чем дерево старше, тем оливок больше и тем они лучше. Как мои яблоки, оливки на дереве бывают раз в два года – год много, год мало. Собирают их в два приёма – собирают сначала спелые, а недозрелые оставляют ещё на две недели. Вроде бы он сказал, что на один сбор у пяти человек уходит три дня.
Я, кстати, наконец-таки стала иногда пользоваться оливковым маслом (помню, когда-то давно оно мне не понравилось – мол, горькое, а сейчас ничего, неплохо идёт). Наверняка пользуюсь каким-нибудь неправильным и невкусным 🙂

У EPFL есть такая программа – студенты могут туда приехать на internship на три месяца. Называется наверное как-то вроде “Лето в EPFL”.
Прошлым летом, пока меня ещё не было, у нас было два студента. Один из Турции – я с ним немножко пересеклась, а второй и не знаю откуда.
Этим летом студентов было трое. Все арабы – ливиец, ливанец и ещё ливанец.
Каждого из них мы провожали. В прошлом году провожали походом в бар. В этом году первый провожаемый был человеком верующим, а посему не пил. Так что бар не годился. Пошли в ресторан. Второго провожали в блинной. Второй, кстати, пил, но удовольствия от этого не получал. Когда мы это обсуждали на первой провожалке (где наш начальник Сеня всё пытался уговорить того, непьющего, попробовать), Сеня заявил, что это он просто не умеет пить и стал учить нас пить. Пить вино, естественно.
Что вот, после того, как его налили, надо взять бокал в руку,  медленно покрутить (чтоб уровень воды наклонялся), поставить. Потом покрутить ещё, посмотреть какое оно на свет в самом узком месте, если наклонить бокал сильно-сильно. Потом понюхать, сказать “ах какой аромат” и снова поставить. Через некоторое время опять взять, покрутить, отпить глоточек, сказать “какой тонкий букет” и опять поставить.
У меня рассказ об этом получается сух и неинтересен, но Сеня был великолепен. Забавно было смотреть, как мы за ним пытались это повторить.
Вообще эти провожалки – здоровская штука. Мы как-то слишком редко встречаемся вне лабы, (хотя это надо менять), а так всё-таки куда-нибудь выбираемся.
Третьего  стажёра мы провожали на прошлой неделе. Я как-то с ним почти не общалась, почти ничего не знала. А тут разговорились за столом.
Он рассказывал, как живётся в Бейруте. Что там есть семьи, которые,  как члены мафии, стоят друг за друга горой. Что у них есть собственное “военное крыло”, которое лучше, чем местная полиция.
Рассказывал про войну 2006 года, когда их бомбили – несколько дней подряд. То и дело взрывы, какой тут сон. Однако они с отцом через два дня бомбёжки решили, что раз взрыв слышен – значит всё ок, можно жить. И смогли спать.
Ещё обсуждали тему жён – то, что у мусульман разрешено иметь четыре жены. Парень сказал, что в общем-то, никто так не делает (кроме каких-нибудь принцев). И что если у тебя несколько жён, то любить ты обязан всех одинаково. Мы шутили – одной шубку, и другой шубку, акции два по цене одного – как раз для таких случаев.

Такая разная у нас у всех жизнь. И та, другая – она совсем рядом, у таких же людей, как мы.

Уже второй сентябрь подряд наша лаборатория организует совместно с цюрихским университетом летнюю школу. Школа проходит во Франции, в городе Экс-ле-Бэн. Само действо начинается в понедельник утром, но большинство приезжает в воскресенье вечером.Сначала получаем бэдж и причитающиеся плюшки: красную пляжную сумку, два блокнота, флешку на 4гб в виде ключика. Значок в виде зонтика – чтобы местные работники знали, что нам положена еда и мы не с улицы пришли.Разбредаемся по номерам. Гуляем. Все вместе сползаемся на вечерний ужин. Столы на 8 человек. На столах – вода и вино, меню на английском и французском. Всё как положено – закуска (паштет из козьего сыра с мёдом), главное блюдо – какая-то птичка и десерт – тирамису. Знакомимся с людьми, общаемся. В этом году чувствую себя намного комфортнее, чем в прошлом – уже как-то разбираюсь в области и могу рассказать, чем занимаюсь сама. Проще слушать доклады. Расклад такой: три доклада в день, каждый по два часа (с одним перерывом). В середине обед. Нас – лабовских аспирантов – вовсю используют – мы снимаем на камеру выступающих, бегаем с микрофонами во время вопросов. Я ещё и штатный фотограф 🙂 Сам город, в котором проходит летняя школа, небольшой. Расположен на берегу озера Бурже. Известный термальный курорт с каких-то древних времён. Смотреть особо нечего – пара фонтанчиков, одни римская арка, здания бань, церковь и музей. Музей кстати неплохой – импрессионисты и Роден. Очень хорошего размера – как раз чтобы можно было всё не торопясь, читая надписи, всё посмотреть и при этом не устать.

В музее, чья работа, не помню.
Музей Faure.



До озера, увы, удалось дойти только один раз – всё остальное время либо какие организационные вопросы, либо ещё что.


Казино – вид из окошка  номера.

Сама школа выглядела примерно так:

Наш профессор

Помимо докладов, во время школы было ещё два social event. Первый из них – ужин в замке. Приехали туда на автобусах (участников – человек 80). Сначала – шампанское в фойе и хм.. что там к шампанскому подают? Тарталетки? Не знаю, как эти мелочи обозвать. Затем рассаживаемся за столами, а дальше всё как положено – три смены блюд, тарелка сыра перед десертом, три разных бокала и много приборов, вино разливают официанты… В общем, настоящий приём.

Профессорский стол.

Второе событие – поход в казино! Нет, не в игровые залы, а точно так же, на ужин. В казино оказались прекрасные интерьеры. Схема ужина была точно такая же, только ко всему прочему  добавилась живая музыка и в конце – танцы. Это было что-то с чем-то… Смотреть на танцующих дядей профессоров, до этого читавших нам серьёзные лекции, было очень смешно.


Последнее интересное событие случилось в последний вечер. За ужином ко мне подошла профессорская жена и пригласила от имени профессора в казино чего-нибудь выпить – мол, пойдут некоторые докладчики и ребята из лаборатории. Я удивилась – не ожидала такого от своего профессора, которого вижу редко и всегда серьёзного (нам он никогда почти не улыбается). Вот так вот я впервые оказалась в казино. Проверили ID на входе, пустили. Внутри – мильоны автоматов и сумасшедших людей (не понимаю, как можно на них играть). Прошли в бар, взяли по бокалу кто пива, кто вина. А потом потихоньку двинулись в сторону рулетки…Один из профессоров купил фишек на 50 евро, выдал их нашему парню, который рассказывал что-то про стратегию, и сказал – играй. Я смотрела, ничего не понимала и задавала тучу глупых вопросов. Когда я наконец начала что-то понимать и стала задумываться, а не купить ли мне тоже фишек на 10 евро, случайно завалявшихся в кармане, народ снялся с рулетки и пошёл в блэк-джек. Там к игре присоединилась уже и профессорская жена… Я на них посмотрела, посмотрела… и отправилась покупать фишки.Минимальная ставка – два евро, я решила, что на номера ставить не имеет смысла – всё равно проиграю – и ставила всё время на вторую треть. Как говорит Хмелевская, новичками везёт. Со своих 10 евро я радостно выиграла ещё 20. И… пожалуй, мне понравилось. Надо будет в следующем году тоже сходить 🙂

Давно, ещё в июле, у нас случилось Событие. Мы наконец-то выбрались лабой на природу!
Идея была подана ещё давно, чуть ли не в конце зимы. Но с осуществлением всё никак не получалось, то дела, то погода не та, то ещё чего. Но вот, наконец, ура-ура, оно свершилось! Мы организовали барбекю.
Организовывать что-то лабой очень удобно – во-первых, есть Ариан – наш секретарь, которая всё придумает и закупит. Во-вторых, если повезёт, Ариан может написать профессору и попросить нас проспонсировать. Профессор согласился, поэтому нам ни о чём не пришлось задумываться вообще.
Состав нашей лаборатории таков. Профессор – грек – бывает у нас в среднем раз в месяц, как правило только по пятницам. Иногда реже. Иногда чаще. Чаще было – аж раз в неделю появлялся – когда читал нам курс в прошлом семестре. Да и то его так хватило только на полсеместра, практику вёл наш начальник.
Начальник – Сеня – русский, тоже кстати заканчивал матмех (чистмат), но когда-то очень давно. Потом уехал в Лондон, потом в Париж, там доучивался и работал. А полтора года назад профессор пригласил его сюда в новую открывшуюся лабу и он согласился.
Именно Сеня отправил на матмех рекламу о том, что новая лаба ищет студентов. Так что я тут благодаря ему =) Официально его позиция называется scientist, по факту все вопросы мы обсуждаем с ним. Профессор только даёт великие идеи и одобряет (или не одобряет). С профессором мы разговаривали наверное раз пять-шесть за этот первый год.
Ариана, как я уже говорила, наш секретарь. Местная, живёт где-то за Лозанной. Очень отзывчива и всегда готова помочь, ответить на вопросы, куда-нибудь позвонить что-нибудь выяснить. Или дать совет куда пойти =)
Дальше состав такой – 4 PhD студента – двое русских, гречанка и китаец. На следующей неделе приедет ещё один – ещё один грек. В прошлом году было два студента-магистра, один местный, другая из Индии. Сейчас их нет – оба уехали на практику на полгода.
Летом было двое internship students, сейчас приехал третий. Из них два ливанца и один ливиец – сплошные арабы почему-то.
Ещё один человек – только вот появился – постдок из Ирана. Будет с нами до декабря.

Так вот, барбекю.

Как водится, девушки готовят, мальчики приходят на всё готовое. У нас было три одноразовых гриля – зажигаешь угольки, ждёшь, кладёшь решётку, пользуешься. Очень удобно.

Окрестные деревья используются в качестве столов…

Начальник.
Как он утверждает – редкая фотография, где он без бокала 🙂
А бокалы у нас кстати были..
Китай, Ливия, Греция, Греция, Польша.
Дядя этот – приходящий к нам из компании заказчиков, на которую я делаю свой проект.