Позавтракав под блогерский подкаст, я вымыла посуду и переместилась вместе с ноутбуком в гостиную. Подключилась к зарядке, взбила одинокую красную подушку и уселась на диванчик, подвернув под себя ногу и посадив рядом пушистого серого медведя — для компании. Открыла evernote и поняла, что не знаю, с чего начать. Подумала. Решила, что для начала можно причесаться — авось так голова будет доступнее для идей. Встала, отправилась в ванную, наощупь порылась в ящике, выудила расчёску, вернулась обратно. Открыла нужную заметку в эверноте и, вперив в неё взгляд, стала причёсываться, балансируя ноутбуком на коленке. Довольно быстро дошла до чёлки и перестала что-либо видеть сквозь спутанную толщу волос. Пришлось бросить мысль о многозадачности, утешив себя тем, что сейчас это немодно. Закрыла ноут, отложила в сторону, и стала думать.

Я решила составить лайфлист. Список дел, мечт и свершений, которые я хочу осуществить за свою жизнь.

Читать

У кого-то все дороги ведут в Рим, а у меня все дороги ведут в Венецию — город, куда я приезжаю по поводу и без повода. В сентябре 2016 повод был грандиозный: я хотела попасть на Историческую регату — ежегодное соревнование по гребле, проходящее в первое воскресенье сентября. Спортивная часть регаты меня особо не интересовала, приехала я ради предшествующего ей исторического парада.

Первые лодочки я увидела, пересекая лагуну на вапоретто — местном общественном транспорте — из Джудекки. У меня сразу появилось некое ощущение сюрреалистичности — здесь, в Венеции, такого не должно быть. Необычности ситуации добавляло то, что парусники здесь были не мощные белые птицы, как на привычном мне Женевском озере, а треугольные деревянные создания.


Добравшись до Гран Канала, я прошла на пятачок рядом с пристанью для лодок и, расстелив пакет на нагревшиеся камни, уселась прямо на мостовую. Свесить ноги в канал мне не удалось, но, по крайней мере, я могла фотографировать без лишних голов в кадре.

Я сидела, чувствуя, как солнце жжёт мне спину сквозь полупрозрачный шарф, и прислушивалась к разговорам вокруг. Канал был непривычен — ни одного вапоретто, только лодочки да гондолы.

И вот, наконец, действо началось.

Читать

Самые интересные поездки случаются тогда, когда я еду в гости к местным жителям. В Вероне у меня живёт друг-итальянец, с которым мы познакомились во время летней школы под Мюнхеном. Так что два дня я жила в настоящем итальянском доме, ела настоящую итальянскую еду и наслаждалась состоянием беззаботности. В кои-то веки не надо было придумывать, что посмотреть — всё было придумано за меня.
За эти дни я посмотрела не только Верону, но и побывала в городках на озере Гарда — в Пескьере и Ладзизе.

Lazise

Читать

Я нежно люблю Италию, и всегда с удовольствием посещаю новые города. Куда-то попадаю после долгих мечтаний, а куда-то меня приводит случай. О Вероне я никогда не мечтала, однако она оказалась чудесным городом. Старые улочки, домики с балкончиками, стрельчатыми окнами и цветами в горшках, и тёплое летнее солнце.

Читать

Сидела, перебирала воспоминания детства. С удивлением осознала, что не помню, чтобы мечтала о путешествиях, когда была маленькой. Наверное, мне просто не приходила в голову мысль о том, что можно вот так взять — и куда-то поехать.
Одно из моих самых первых воспоминаний — как дедушка приехал после командировки из Ливии и привёз много мешков всякого вкусного и интересного. Я помню, там были орехи и жвачка в круглых шариках — я потом ещё много лет находила её упаковки, запрятанные по разным шкафам квартиры.
Мама утверждает, что я после этого некоторое время говорила — вот бы было здорово, если бы дедушка снова в Африку поехал и ещё чего-нибудь привёз. А о том, чтобы самой где-нибудь побывать, и не задумывалась.

Не могу точно сказать, когда я сама куда-то захотела поехать. Наверное, лет в 12, когда начала учить французский.
Зато я точно знаю, когда у меня появилась мечта жить за границей. Это случилось в 14 лет, когда я побывала в Праге и влюбилась в её крыши. Был сентябрь. Чудесная, солнечная погода. И удивительный город старых домов, непривычных церквей, борувкового коктейля и черепичных крыш. Мне кажется, тогда они были не такие, как сейчас — не новенькие одинаково-оранжевого цвета, а благородные, замшелые, разных тонов и оттенков. Живые и пронизанные атмосферой города.

Так я захотела жить в Праге.

И тогда же на моём горизонте впервые возникла Швейцария. Возникла совершенно случайно, одним снежным субботним утром, по дороге на районную олимпиаду по математике. Я разговорилась с мальчиком из параллельного класса — даже не знаю, о чём, но как будто обо всём на свете. Среди прочего я рассказала о своей недавней поездке в Прагу и о том, что теперь мечтаю там жить. На что мой знакомый ответил: «Прага? Фи! Если уж куда-то уезжать жить за границу, то в Швейцарию.»
Про Швейцарию я тогда знать ничего не знала, кроме того, что переезжать туда очень сложно, и на этом вопрос был закрыт и похоронен.

Забавно, что потом, через много лет, тот же мой знакомый, к тому времени уже ставший хорошим другом, подарил мне на новый год паззл с видом швейцарского замка Оберхофен. Швейцария тогда по-прежнему совсем не фигурировала в моей жизни, я даже не собиралась ехать сюда путешествовать, потому что дорого же. Однако всего лишь год спустя подала документы в аспирантуру в Лозанну. Паззл, кстати, в итоге переехал в Швейцарию вместе со мной, и я потом ещё долго вспоминала своего друга нехорошими словами. Я люблю паззлы, но нормальных размеров — на тысячу-две. Этот был на четыре тысячи деталек, и я собирала его два года на трёх разных квартирах.

А тогда, в школьные годы, я по-прежнему нежно любила Прагу, но грезила уже о Франции. Мне было 16 лет, я была влюблена, по средам ходила в Эрмитаж, а по вторникам и четвергам — на курсы французского, где каждое занятие мы завершали просмотром какого-нибудь музыкального видео. И потом шла домой, стараясь не расплескать это хрупкое состояние счастья. Полгода спустя я наконец-то попала в Париж, была в восторге, но продолжала считать Прагу лучше. Апофеозом моей любви к Франции стала поездка в лингвистическую стажировку в Экс-ан-Прованс на две недели. Моя первая самостоятельная поездка, в которой на мою долю пришлось целых полтора дня восхитительных прогулок по летнему Парижу в полном одиночестве.

2008 год. Говорят, я здесь на себя не похожа, но мне почему-то очень нравится
эта фотография из французского города La Ciotat.

В тот же год я впервые оказалась в Риме, и на первый план вышла Италия. Жить в Италии я не хотела, но очень хотела выучить язык и ездить-ездить-ездить по всей стране. Я уже училась в университете, и у меня было больше власти над исполнением своих мечт. Но поскольку было непонятно, куда двигаться и чего именно я хочу, я продолжала спокойно учиться, ни о чём конкретном не думая.

Да, казалось бы, я много лет ничего не делала для воплощения своей мечты. Но я смотрела в её направлении. Я учила языки. Я путешествовала. Я работала на хороший аттестат. Я держала глаза открытыми. Пока однажды не появилась возможность, которую я ухватила за хвост —просто так, подержаться, узнать, каково это. А возможность обернулась ласковой кошкой и позволила взять себя на руки.
И вот я пишу вам из Швейцарии, с берега Женевского озера, из города, благоухающего весной.

Иногда, в особенно прекрасные дни, я вновь осознаю — что вот она я, в сердце Европы, в городе, где говорят по-французски, где звонят колокола и цветут магнолии, и меня накрывает: мечты сбываются.
И я верю: несмотря на то, что надо всегда идти вперёд и стремиться к новым вершинам, иногда стоит приостановиться и оглянуться на то, что уже достигнуто.

А вы помните ваши детские мечты? Сбылись? Не сбылись? Стали неважны? Поделитесь в комментариях, буду рада поговорить!
А ещё приглашаю подписаться на свою душевную рассылку тут!


Этот пост написан в рамках проекта для блогеров “Ближе к себе”. Почитать о проекте и присоединиться можно в блоге Марии Олендарь “Вдохновлённая жизнью”.

 

В то время как в России перед Великим постом народ веселится на масленице, в западной Европе эту традицию заменяет карнавал. В этом году католическая и православная Пасха совпадают, поэтому пока мои русские друзья пекли блины, я отправилась в Люцерн — любоваться костюмами, масками и звуками оркестров.Карнавал начинается за неделю до “Пепельной среды” — первого дня поста. В Люцерне основные празднества проходят в “Грязный четверг”, “Жирный понедельник” и “Жирный вторник”.
Читать

В одну зимнюю облачную субботу я подумала, что хотелось бы куда-нибудь поехать, где я ещё не была, но в то же время чтобы это было не очень далеко. И поехала в городок Ньон, который находится на берегу Женевского озера, примерно посередине между Женевой и Лозанной.
Ньон — город с многолетней историей. В I веке до нашей эры Юрий Цезарь поселил здесь ветеранов кавалерии. Как и в любом другом имперском городе, здесь были термы, амфитеатр, форум, но сейчас от этого почти ничего не осталось. Былое римской великолепие теперь сосредоточено в двух с половиной колоннах с видом на французский берег.


Городок, однако, очень милый. Маленькие улочки, изгибающиеся лестницы, белоснежный замок, а в хорошую погоду — вид на французский Монблан. Читать

Каждый раз, когда я приезжаю в Петербург, я внимательно к себе прислушиваюсь. Пытаюсь понять, что я чувствую, какие испытываю ощущения. Интересно подмечать изменения от раза к разу. Осознавать какие-то рефлексы, появившиеся благодаря жизни в Швейцарии.

  • Я иногда ловлю себя на мысли, что нельзя пить воду из-под крана. Раньше мне бы это даже в голову не пришло. В Швейцарии водопроводная вода не только безопасная, но и вполне вкусная.
  • Я не могу пройти в комнату, не снимая обувь. Теперь мне нужно две секунды, чтобы об этом вспомнить. В Лозанне я теперь уже позволяю себе не разуваться, если я забыла что-то взять из комнаты или из кухни перед выходом.
  • Испытываю уже привычное чувство диссонанса, когда весь мусор выкидывается в одно ведро без разделения. Это ощущение у меня появилось в мой самый первый приезд домой, всего через 4 месяца швейцарской жизни.
  • Как-то, выходя из дома, посмотрела на часы, чтобы понять, когда пора выходить, чтобы успеть на поезд метро. Лозанна — единственный город в Швейцарии, где есть метро, но на питерское оно совсем не похоже. Ходит по расписанию — раз в 10 минут.
  • На эскалаторе мне теперь скучно стоять — довольно часто спускаюсь по нему. Или поднимаюсь. Лозаннские холмы научили меня не бояться лестниц, даже неудобных эскалаторных.
  • Люблю теперь разглядывать людей, когда жду кого-то или когда еду в транспорте. Очень интересно, на самом деле. Пытаюсь придумать, какая история жизни скрывается за тем или иным лицом.
  • В метро, кстати, совсем не смотрю в телефон — потому что а) нет интернета б) по сторонам смотреть интереснее. Даже книжек не читаю!

Чувствую себя туристом в родном Петербурге. Странные ощущения. Быть, с одной стороны, своим человеком, и с другой стороны — пришельцем из другого мира. А вы когда-нибудь сталкивались с чем-то похожим?

Этот пост я пишу год спустя, ибо в декабре 2016 я не была готова делиться своими новостями.
Год оказался переломный. Я узнала, что не заканчиваю аспирантуру в Швейцарии. Было очень тяжело, ибо было непонятно, что меня ждёт дальше. Смогу ли я остаться в Швейцарии, или мне придётся срочно уезжать. К концу года однако ситуация слегка наладилась. Будущее было по-прежнему неясно, но по крайней мере я пока оставалась в Лозанне.
Вот наиболее запомнившиеся моменты моего года:

Желаю вам побольше радости и улыбок в новом году!

А я побежала убирать, готовить и наряжать ёлку 🙂

Каждый раз, навещая разбросанных по Европе друзей, я получаю большое удовольствие. Меня восхищает мысль о том, что вот, мы вместе учились в Петербурге, а теперь, чтобы увидеться, я еду из Лозанны в какой-нибудь другой европейский город.Так случилось и в последнюю английскую поездку. Я отправилась в Кембридж встретиться со своим одноклассником, с которым не виделась 6 или даже 7 лет. Собственно говоря, я поехала в Кембридж ровно ради этой встречи, так как в городе уже как-то раз была. Хотелось просто поговорить с хорошим человеком.
Но в итоге… всё оказалось гораздо круче.


Мой одноклассник учится в колледже Дарвина. Колледж довольно молодой — он был основан всего в 1964 году. Зато он был первым в городе колледжем только для студентов, уже имеющих университетское образование, а также первым колледжем, принимающим и мужчин и женщин.

Колледж частично расположен на территории, которой владел Джордж Дарвин, сын Чарльза Дарвина. Назван колледж, кстати, не в честь Чарльза Дарвина, а в честь всей семьи Дарвинов.

В этой комнате, которая сейчас используется в качестве гостиной для отдыха, когда-то жила семья Дарвина. Какие-то предметы — например, ваза в правом углу — остались ещё с тех пор. А на стене слева висит фотография семьи в этой самой комнате.

Как оказалось, иметь среди знакомых студента из кембриджского колледжа очень выгодно. Я не только посмотрела тот колледж, в котором мой знакомый учится (и поела в студенческой столовой — где, кстати, еда гораздо дешевле чем у нас в EPFL). Мы также прогулялись по другим колледжам, в том числе и тем, где обычным посетителям надо платить за осмотр. Да ещё и беспрепятственно расхаживая там, где строго красовались таблички private и no entry.
Напротив колледжа Дарвина находится Queen’s college и один из самых фотографируемых объектов города — Математический мост. Согласно легенде, мост был построен Исааком Ньютоном без использования гвоздей и болтов. Какое-то время спустя студенты решили разобрать его и собрать снова, но у них ничего не получилось, поэтому пришлось таки прибегнуть к помощи гвоздей. Легенда, однако, оснований под собой не имеет — мост на самом деле был построен через 22 года после смерти Ньютона.


Пройдя сквозь несколько зданий и дворов, мы вышли к King’s College, основанному в 1441 году. Колледж знаменит своей часовней — King’s College Chapel — одним из самых выдающихся примеров английской готики (построена в 1446-1515). 



Вот в таких интерьерах студенты колледжей обедают. Неплохо, правда?


В одной из студенческих комнат





Тринити-колледж был основан в 1546 году Генрихом VIII на основе уже существующих заведений. Над главными воротами колледжа помещена его статуя.





Выпускниками колледжа являются Френсис Бэкон, Исаак Ньютон, лорд Байрон, Бертран Рассел, Владимир Набоков.

Памятник Френсису Бэкону в часовне колледжа.

Потолок часовни



Следующий колледж — St. John’s college — был основан в 1511 году. Над воротами расположена фигура евангелиста  Иоанна, в честь которого колледж назван.



Часовня колледжа была построена в 1866-1869 годах и немного напоминает Сен Шапель в Париже.


В Сент-Джонс колледже находится ещё один известный мост Кембриджа — мост Вздохов.


Я помню, как в свой предыдущий приезд с тоской на смотрела на красующуюся перед мостом табличку private. В этот же раз мне довелось его пересечь — и оказывается, оно того стоило.

Потому что на той стороне мы нашли… гранат! Натуральный созревший гранат. Съедобный — проверили 🙂

Вон то жёлтое дерево справа — это как раз гранат.
Одно из самых сильных впечатлений моей поездки в Кембридж — это служба в King’s Chapel. Я никогда в жизни до этого не присутствовала ни на одной службе, хотя мне и было бы интересно.

Атмосфера таинства встречает уже у самого входа. На улице — темно, освещение внутри приглушённое. Входишь в череде медленно движущихся людей. Проходя сквозь ворота, идёшь направо или налево, к резным скамьям, стоящим параллельно стенам. Садишься и ждёшь. Перед каждым — несколько книжек и буклетов — сборник псалмов, текст с порядком службы, объясняющий, кто что говорит, когда вставать, когда садиться, ещё что-то. Освещают всё это настоящие свечи, закрытые стеклянными футлярами.

Спустя некоторое время шорохи затихают и в зал входит хор — студенты колледжа в белых одеяниях. Входят величаво, степенно, словно носители некоего тайного знания.

Вся служба идёт на английском языке — впрочем, всё равно далеко не всё понятно. 

Я сидела и слушала чистые голоса хористов, возносящиеся к готическому потолку, и ни о чём не думала. Просто — была.

За этими скамьями мы сидели, слушая службу.

Красивейший потолок часовни

Напоследок хочу ещё показать пару фотографий из моей первой поездки — вид на Кембридж сверху.



Когда я была первый раз в Кембридже, я также ездила в Оксфорд. Но так и не могу сказать, какой из двух городов был интереснее. А вы были в Кембридже или в Оксфорде? Что больше понравилось? Или куда бы больше хотелось попасть?