Интересных мест вокруг меня — сотни и тысячи. Вокруг — множество не только новых стран, но и городов, до которых я никак не могу добраться (а хочется). Однако есть у меня одна большая любовь — это Италия. Как так получилось — даже не знаю. Ведь дело даже не в том, что там сосредоточена большая часть мирового наследия. И не в том, что это — центр великой римской империи. Может быть, всё так сложилось из-за внутреннего настроя, с которым я раз за разом оказывалась в этой удивительной стране?
Побывав прошлой осенью в «Италии в миниатюре» в Римини, я осознала, сколько всего я не видела. И что мне всё смотреть не пересмотреть. Но несмотря на необъятные просторы страны, есть города, где я была уже не раз, и куда не раз буду возвращаться. Два города — Венеция и Рим.

В очередной раз в Риме я оказалась в начале марта. Всего на три дня, но с чётким планом того, что я хочу увидеть. Чёткий план у меня сложился после чудесного курсы Дианы Клейнер о римской архитектуре, послушав который, я с гораздо большим интересом стала разглядывать остатки римских форумов, понимая и узнавая их детали. Заодно из её лекций я узнала о новых, редко посещаемых объектах. Среди прочего Диана упоминала древнеримский некрополь, расположенный прямо под ватиканским собора святого Петра. Археологи раскопали целую подземную улицу, с гробницами по правую и левую сторону — я должна была это увидеть!

Собор Св. Петра и улица некрополя под ним.
Видно, что когда-то некрополь располагался на холме — его основание идёт вверх.
Картинка отсюда.

Попасть туда однако оказалось не так просто. Основная информация о том, как это сделать (по-английски), есть  на официальном сайте ufficio scavi — офиса раскопок. Там же можно найти ссылку на сайт с виртуальной экскурсией по подземельям, где можно ходить, нажимая на стрелочки (надо только терпеливо подождать, пока ватиканский дядя что-то такое расскажет на пару минут).
Чтобы посмотреть подземные гробницы, необходимо заранее написать в ufficio scavi письмо с возможными датами посещения. Письмо им я писала по-итальянски, но, думаю, можно спокойно написать и по-английски — ответ они присылают на обоих языках. Отвечают довольно быстро – буквально на следующий день я получила письмо с просьбой подтвердить и оплатить своё бронирование. В этом письме была уже указана конкретная дата и время (мне дали самое раннее, на 9 утра). Я писала чуть ли не за полгода, но вроде бы достаточно примерно за месяц — за две недели точно нужно. Стоит это удовольствие 13 евро на человека. Не знаю, нужно ли оплачивать прямо сразу или можно несколько дней подождать. Поскольку я была уверена, что хочу туда идти, откладывать оплату не стала и заплатила по карточке сразу, как получила письмо. После оплаты пришло письмо сначала о бронировании, а потом и о предварительном подтверждении визита. За две недели до дня посещения получила ещё одно подтверждающее письмо (которое текстом, впрочем, не отличалось от первого).

В письмах много говорилось о всяких правилах, Например, что нельзя проносить никаких громоздких вещей, и фотоаппаратов тоже нельзя, что нужно быть соответствующе одетым, и так далее. Однако информации о том, куда и как идти, было явно недостаточно.
Придя на площадь перед собором святого Петра, мы сомневались, куда же нам дальше. Понятно было, что вход должен быть либо справа, либо слева. Поскольку справа традиционно змеилась очередь в собор, мы двинулись налево. Куда именно идти, было всё равно непонятно, так что я бодрым шагом отправилась к швейцарским гвардейцам в цветастой форме, придуманной Рафаэлем. Гвардеец отдал честь и, взяв мою распечатанную бумажку с подтверждением визита, наконец удовлетворил моё любопытство и сообщил мне, куда идти. Оказалось, проход находился в правой части левой колоннады. Перед забором, отграничивающим колоннаду от внутренней ватиканской территории, стоял рентгеновский аппарат, охранник у которого пропускает ровно за 15 или 10 минут до визита. Мы подошли в нужное время, спокойно прошли  со своим фотоаппаратом и маленьким рюкзаком (сдавать никуда не пришлось, да там и некуда было), и очутились в толпе таких же, как мы, туристов. Оставив позади тех, кто был на 9-15, мы прошли вперёд к офису, который упоминался в подтверждении бронирования.

Территория Ватикана, куда простым смертным вход заказан.
wikimapia утверждает, что это здание — сакристия и сокровищница.

В офисе, предъявив бронирование и удостоверение личности, мы получили билет, а заодно купили несколько открыток. Там также продавалась пара книг, не помню только, были ли они на английском или только на итальянском. Имейте ввиду, что если вы хотите что-то купить, то необходимо это сделать сразу, так как сюда вы уже не вернётесь, а изображения с некрополем в другом месте вряд ли найдётся.

Вид на собор Св. Петра «с изнанки».

Погуляв ещё какое-то время и поснимав в собор святого Петра с необычного ракурса, мы наконец-то дождались экскурсовода и пошли внутрь. Внутри фотографировать, к сожалению, было нельзя, поэтому далее все фотографии из подземелий взяты из Интернета.

Пройдя сквозь зал с макетом собора и развешанными по стенам уж не помню какими рельефами, мы спустились по узкой лестнице и оказались на подземной улице древнеримского кладбища. Надо заметить, что тогда, в далёком втором веке нашей эры, улица была не подземной, а наоборот находилась под открытым небом.

Картинка отсюда.

Могилы на небольшом раскопанном участке — в основном языческие. Зайти никуда нельзя, но почти везде можно поглядеть сквозь стекло. Кое-где сохранились росписи и рельефы, в нишах на стенах когда-то стояли урны.
На фото — мавзолей Tulli и Caetenni, откопанный в 1941 году. В центре — погребальный алтарь.

Гробница F. Картинка отсюда.

Мозаика на полу изображает Меркурия и Плутона. На стенах — изображения павлинов и другие украшения.

Гробница I. Картинка отсюда.

Самый большой мавзолей — мавзолей Valeri — был построен во второй половине II века, во времена Марка Аврелия.

Гробница H. Картинка отсюда.

В более поздних гробницах можно обнаружить христианскую символику, замаскированную под языческие образы. Например, утверждается, что эта мозаика из гробницы М изображает Христа в роли бога солнца Гелиоса. В той же гробнице есть изображения рыбака с рыбами и Ионы с китом.

Гробница М. Картинка отсюда.

Как же так получилось, что целое кладбище оказалось под землёй? Во всём виноват император Константин, тот самый, который перенёс столицу Римской империи в Константинополь, и при котором христианство получило государственную поддержку. Константин пожелал построить базилику на холме, где располагалось кладбище.  Почему именно здесь? По очень простой причине — согласно легенде, недалеко от этого места в 66 году в цирке Нерона был распят святой Пётр, и именно на этом холме он был захоронен.
Так, в 326 году, был возведён первый храм Св. Петра. Для его постройки потребовалось разровнять холм и уничтожить языческий некрополь. Император пообещал, что несмотря на строительство, гробницы не будут уничтожены, поэтому их просто засыпали землёй, кое-где, правда, разрушив крышу. Засыпали и забыли.
В XVI веке папа Юлий II приказал построить новый собор на месте базилики Константина. Строили его, как водится, долго, и с участием многих архитекторов. Легенда о том, что алтарь собора находится над местом захоронения Петра, продолжала процветать, однако никакого подтверждения ей не было.
Всё изменилось в 1939 году, когда начались работы по сооружению гробницы Пия XI, попросившего похоронить его рядом с предполагаемой могилой святого Петра. Рабочие наткнулись на кирпичную кладку, сооружённую ещё в доконстантиновские времена. Оказалось, кладка принадлежала одной из гробниц. Новый папа Пий XII повелел продолжать раскопки, надеясь найти саму могилу Петра.
Задача была не из простых — ведь необходимо было проводить работы под полом гигантского действующего храма. В итоге то, что мы можем видеть сегодня — около 20 гробниц — лишь небольшая часть древнеримского наследия, а остальное остаётся спрятанным в толще пород.

Улица древних языческих гробниц заканчивается святая святых Ватикана. Предполагаемое место погребения святого Петра — всего две параллельные стеночки, между которыми, якобы, было опущено его тело. Однако никаких останков в могиле найдено не было. Не было изначально и памятника, обозначавшего место захоронения. Лишь позже появился погребальный памятник — эдикула, который нетронутым вошёл в алтарь первого храма Константина.
А что же с останками? Они были найдены в более поздней стене, просто сваленные грудой. Вопрос, принадлежат ли они апостолу Петру, многие годы оставался открытым. Однако после долгого изучения расположенной рядом с эдикулой стены с граффити Маргарита Гвардаччи, эксперт по ранним христианским надписям, заявила, что одна из надписей означает по-гречески «Пётр здесь», из чего сделали вывод, что это таки останки святого Петра. Далеко не все согласны с этой точкой зрения, однако в 1968 году Ватикан официально признал могилу Святого Петра и его останки.

Вот так вот неожиданно, желая лишь посмотреть на древнеримские усыпальницы, я заодно увидела и мощи первого папы римского, в честь которого назван мой родной город.

Заканчивается экскурсия под полом собора, в папской усыпальнице. Так что мы осмотрели и папские саркофаги (за посещение которых иначе надо было бы платить отдельные деньги), и вылезли в сам собор рядом со знаменитым балдахином Бернини, избегнув необходимость стоять в длиннющей очереди.

Если вы хотите узнать побольше о могиле святого Петра, можете заглянуть в эту статью о Риме апостолов.

Два года назад я начала участвовать в обмене открытками с людьми по всему миру — посткроссинге. За это время я отправила уже более 450 открыток, в каждой из которой обязательно что-то писала. Поскольку самое простое было рассказать о себе и о месте, где я живу, я выучила какие-то базовые факты про Лозанну — пятый город в Швейцарии, население 130 тысяч (а в начале я писала 126 — город растёт), известна как Олимпийская столица, единственный город в стране, где есть метро — этот набор я знаю наизусть.
А вот про Швейцарию сказать могу мало. Поэтому я подумала — почему бы мне не полазить по википедиям и не узнать, в какой стране я живу? Ну или хотя бы, наконец, выяснить некоторые вопросы, которые меня давно интересовали.


Начну, пожалуй, с географии.
Территория страны занимает чуть больше 41 тысячи квадратных километров — 133я в мире. Это — в два раза меньше, чем Ленинградская область.
Выяснять, сколько в каком городе жителей — то ещё занятие. Википедия на разных языках говорит, естественно, разное, плюс данные от года к году меняются.
Крупнейшие города — Цюрих (396 тысяч), Женева (201 тысяча), Базель (175 тысяч), Берн (141 тысяча), Лозанна (133 тысячи). В Люцерне, оказывается, всего 81 тысяча — а я всегда считала его крупным городом.
Население страны — чуть больше 8 миллионов человек. Сравните с нашим пятимиллионным Петербургом.

Швейцария — конфедерация, и делится на 26 кантонов. Здесь примерно как в Штатах — в каждом кантоне свои законы. Кстати, Берн — столица только де-факто, а де-юре столицы нет.

Швейцария входит в состав стран Шенгенского соглашения (иначе я не могла бы так свободно путешествовать по окрестной Европе). А вот в ЕС — не входит, поэтому каждый раз, как я вижу в музеях, что студенческие скидки только для жителей ЕС, скрежещу зубами.

А ещё Швейцария — самая гористая страна Европы. Альпы занимают 61% территории страны. Наивысшая точка — гора Дюфур, 4634 метра. Интересно, что я об этом впервые слышу — мне знакомы совсем другие вершины. Это Маттерхорн (4478 м), который изображён на упаковке шоколада Тоблерон, а также три вершины в Интерлакене — Айгер, Мёнх и Юнгфрау. На Юнгфрау, кстати, находится самая высокогорная железнодорожная станция в Европе — Юнгфрауйох (3454 метра).
А Лозанна, пожалуй, — самый гористый город в стране, как минимум, среди крупных.

Женевское озеро, на берегу которого расположена Лозанна — второе по величине в Центральной Европе (после венгерского Балатона). На франзцуском, кстати, оно называется совсем не Женевское, а озеро Леман (Lac Léman).

Здесь четыре государственных языка — немецкий (65%), французский (18%), итальянский (10%) и швейцарский ретороманский, он же романшский.
Романшский я в своей жизни никогда не слышала. Говорят на нём в некоторых областях кантона Граубюнден (на востоке страны). Романшский — это на самом деле даже не один язык, в нём различают 5 основных диалектов (хотя на самом деле их больше). В 1982 году был создан унифицированный романшский, который является полуофициальным языком страны — то есть, он является официальным для общения с людьми, говорящими на этом языке. На романшском говорит 60 тысяч человек, из которых для 35-39 тысяч он является основным языком — примерно 0.5% общего населения.

Большинство населения Швейцарии говорит на немецком. Но если вы учили немецкий, это совсем не значит, что вы сможете понимать швейцарцев. Местный немецкий — совсем другой, не только по лексике и звучанию, но даже и по грамматике. И более того, в каждом кантоне свой диалект, разница между которыми может быть такой, что люди из одного кантона не всегда могут понять людей из другого кантона. Сложнее всего понять валлийцев (из кантона Valais, он же Wallis — названия кантонов на разных языках разные).

Я живу во франкоговорящей части страны. Швейцарский французский почти не отличается от французского французского. Во всяком случае, друг друга швейцарцы и французы прекрасно понимают. Однако есть некоторые слова и выражения, использующие только в Швейцарии. Самое известное — это числительные 70, 80, 90. Французы их называют «60-10» (soixante-dix), «4-20» (quatre-vingt) и «4-20-10» (quatre-vingt-dix). Швейцарцы не парятся и говорят septante, huitante, nonante (от 7 — sept, 8 — huit, 9 — neuf).
Есть ещё некоторые швейцарские выражения, которые французы не понимают. Например, здесь часто говорят «ça joue» (играет) вместо «ça marche» (идёт) — и то, и другое значит что-то вроде «окей, хорошо, пойдёт».
Местные могут различать по акценту, из какой части французской Швейцарии происходит человек, но я не уверена даже, что отличу швейцарца от француза. Единственное, мне кажется, что французы говорят быстрее.

С итальянским история, я думаю, такая же, как с французским, но точно не знаю — говорят на нём в единственном итальянском кантоне Тичино, до которого мне ехать пять часов, так что я не очень часто там бываю.

В основном в каждом кантоне определён собственный официальный язык, но есть и три билингвальных кантона — Берн, Вале и Фрибур. На некоторых остановках поездов даже прямо на платформе название города написано на двух языках, например Biel/Bienne — потому что город находится ровно на границе франкоговорящей и немецкоговорящей части страны.

А на продуктах у нас этикетки пишут всегда на трёх языках — немецкий (нормальный, не швейцарский), французский, итальянский. Иногда на четырёх — добавляя швейцарский немецкий.

В Швейцарии всегда было много русских. В Лозанне когда-то жила Марина Цветаева. Ленин провёл долгое время в Женеве. Набоков и Стравинский жили в Монтрё, Рахманинов имел имение на берегу Люцернского озера, Солженицын провёл в Цюрихе 2 года. Здесь жили Гоголь и Чайковский, сюда уехал Герцен.

Про швейцарских художников говорить не буду, всё равно их за пределами страны мало кто знает. (Читай: до приезда в Швейцарию я никогда о них не слышала).

Из известных писателей — Фридрих Дюрренматт (имя знала до приезда сюда, но не читала — пока так и не добрались до него руки). Герман Гессе здесь прожил довольно долго, хоть и родился в Германии. А вот известный француз Жан-Жак Руссо родился, наоборот, в Женеве.

О, вот ещё один интересный факт: на швейцарских банкнотах изображены известные граждане страны (ссылки идут на википедию, кому интересно):

Когда я приехала сюда, я не знала никого из них. Теперь знаю двух — Ле Корбюзье и Джакометти.

Фото отсюда, там же можно почитать про появление франка как валюты.

Кстати, скоро (или не очень) этих бумажек не станет. В апреле этого года швейцарский банк выпустил купюру в 50 франков нового образца, за ней обещают и другие. Как выглядят новые франки, не знаю, не видела, но такими яркими они уже не будут.

Должна заметить, что в отличие от евро, здесь нет никаких проблем с крупными купюрами что в 100, что в 200 франков (хотя последняя встречается реже). Разве что тысячную в некоторых мелких магазинах не принимают. И кстати, в большинстве мест можно наряду с франками расплачиваться и евро (со сдачей во франках) — курс, правда, будет не очень выгодный. А я, когда езжу в еврозону, снимаю евро прямо в банкомате своего банка — очень удобно, никаких обменников.
Напоследок хочу остановиться на названии страны. Аббревиатура Швейцарии — CH. Почему? Расшифровывается это с латинского как Confoederatio Helvetica. Название происходит от кельтского племени гельветов, населявшего эти земли во времена Римской империи. А имя «Швейцария» было получено в честь кантона Швиц, после того, как три кантона — Швиц, Ури и Унтервальден, — дали клятву защищать друг друга 1 августа 1291 года. Первое августа теперь — национальный праздник, и здесь на Женевском озере по всему берегу можно видеть феерверки.

А ещё я к своему удивлению узнала, что девиз Швейцарии — «Один за всех, все за одного». Привет, Дюма.

А что вам бы хотелось ещё узнать о стране? Делитесь в комментариях, быть может, я найду вдохновение на ещё один подобный пост, или же просто сразу вам отвечу. Основные вопросы, интересующие меня, я, наконец, выяснила 🙂

А ещё напоминаю, что у меня теперь появилась рассылка, в рамках которой я раз в две недели шлю вам письма с анонсами постов и небольшими историями, не попадающими в блог. Подписаться можно тут: http://eepurl.com/bUgLsz

Время идёт, и уже вовсю весна. У меня долгожданный отпуск, а это значит, что свободного времени ещё меньше, чем обычно, поэтому сегодняшний пост совсем маленький.Сегодня я хочу рассказать про небольшой музей, расположенный в палаццо Медичи-Риккарди во Флоренции. Палаццо этот был  заказан в 1444 году Козимо Медичи Старшим архитектору Микелоццо. В 1659 году дворец перешёл в руки семейства Риккарди, отсюда двойное название.
Во дворце есть музей — немножко раскопанных древних мостовых, немножко античных голов. Приятный дворик с апельсиновыми деревьями и со скульптурами, как древними, так и современными.


На втором этаже сохранились парадные интерьеры. Однако самое интересное во дворце — это небольшая капелла, расписанная Беноццо Гоццоли в 1459-1460 годах. Сюжет настенных росписей — прибытие волхвов в Вифлеем, отсюда и название — капелла волхвов, Cappella dei Magi. (Меня до сих пор умиляет тот факт, что по-итальянски волхвы называются магами).
Фрески идут не отдельными картинами, а единым изображением, переходя со стены на стену. В процессии — члены семьи Медичи и их современники. Вместо традиционного поклонения Беноццо Гоццоли изобразил путешествие — торжественное, пышное. В процессии — не менее 150 фигур, во главе — Лоренцо Великолепный, глава Флорентийской республики (его на фото не видно). За ним — Пьеро Медичи на белом коне, тоже правитель Флоренции, старший сын Козимо, и отец Лоренцо.
Видите в левом верхнему углу лицо, закутанное в голубое покрывало? Ниже и левее — человек с красной шапкой, на которой чуть видно написано «Opus Benotii» — это автопортрет художника.

Восточная стена

В том, кто изображает второго волхва, историки не уверены однозначно, однако некоторые считают, что это византийский император Иоанн VIII Палеолог.Три пажа в левой части картины возможно, являются тремя сёстрами Лоренцо, одетыми в мужские костюмы. А посмотрите какие чудесные пейзажи уходят вверх! И птички какие летают. И деревья такие смешные растут.

Южная стена

 Юноша с гепардом на третьей стене — возможно, Джулиано Медичи, брат Лоренцо, убитый во время заговора 1478 года в соборе Санта-Мария-дель-Фьоре.

Западная стена

Если вы приезжаете во Флоренцию впервые, то идти смотреть Капеллу Волхвов, быть может, не стоит — в городе есть много других удивительных мест, более обязательных к посещению. Но если вы оказываетесь во Флоренции уже не в первый раз, я очень советую посетить дворец Медичи-Риккарди. Фрески Беноццо Гоццоли по-своему уникальны, и можно долго стоять и разглядывать мельчайшие детали изображений. Одни камни с растущей из-под них травкой многого стоят!

Первую часть рассказа о Лукке читайте в предыдущем посте.

 
Я всегда, ещё с самых первых поездок, очень любила забираться куда-нибудь ввысь и разглядывать оттуда сверху окрестности. В Лукке мне это удалось сделать аж два раза.

На кафедраль, увы, забраться было нельзя, а вот на соседнюю церковь — можно.


Церковь Сан Джованни посвящена святому Иоанну и святой Репарате и была первым кафедральным собором Лукки до VIII века.


Раскопки позволили обнаружить остатки первоначальной постройки V-VI веков. Туда (в эти раскопки) можно спуститься и походить. Выглядит оно очень здорово, несколько даже по-домашнему: никаких ограждений, только бумажки, предупреждающие, что ходить можно только по решётчатому покрытию. Сохранилась купель с мозаичным полом, а также странные древние граффити — нацарапанные на стене, еле видные рисунки с какими-то людьми и конями, смешавшимися в кучу.

купель

Можно забраться на колокольню — оттуда открывается отличный вид.


Я сначала было разочаровалась — все проёмы затянуты мелкой сеткой от голубей, но потом, когда мы забрались на самый верх, с облегчением увидела, что для любителей фотографии в сетке сделаны специальные, размещённые в стратегически выгодных местах, дырки.

Вид на кафедральный собор


Покинув церковь, пошли просто гулять по городу — ходить по улочкам, заглядывать в витрины.


В Лукке сохранилось немало башен — башни мне всегда очень нравились.


Правда, из всех них назвать по имени я могу только одну — башню дворца Гуиниджи, потому что она — это нечто особенное.


Дворец Гуиниджи был построен в конце XIV века, однако в самом дворце сейчас ничего (если я не ошибаюсь) нет, а вот на башню можно, во-первых, забраться и полюбоваться окрестностями. А во-вторых, на башне растут дубы!


Я спросила потом парня, который продавал билеты — почему вдруг, кому пришла такая идея — посадить на башне деревья? Оказалось, что так было всегда. Башня не была построена в военных целях, и одному из Гуиниджи захотелось, чтобы там наверху был такой уголок отдохновения, вот он и распорядился о посадке деревьев.


Сейчас дубы, конечно, моложе — самым старым должно быть около 60 лет, но всё равно очень здорово! Единственное омрачающее обстоятельство — лужи воды в узких проходах между деревьями и оградой, что проход с одного угла на другой несколько затруднялся — приходилось перелезать под ветками.

Вид на кафедральный собор и справа от него — церковь Сан Джованни
В левой части кадра, справа от церкви — круглая площадь, построенная на месте амфитеатра

После башни мы пошли к хорошо видневшимся с неё останкам амфитеатра. Амфитеатра, понятное дело, древнеримского — I или II века до нашей эры. Впрочем, как видно на фотографии с башни, от самого амфитеатра почти ничего не осталось. Лишь кое-где какие-то древние камушки, всё остальное было растащено на церкви и другие постройки.


То, что мы видим сейчас — это площадь результат работы 1830 года Лоренцо Ноттолини.



Последний объект в Лукке, куда мы пришли когда уже начало потихоньку темнеть — это церковь Сан Фредиано.
Первоначальная церковь на этом месте была основана в VI веке епископом Фредиано и посвящена Святому Виченцо. В VIII веке мощи святого епископа переносят в крипту церкви, и та меняет название. В первой половине XII века она была полностью перестроена, а некоторые переделки и расширения происходили и до XVI века.


Почти все колонны в церкви — разные, не только в материалах и капителях, но даже и диаметре и высоте. Видимо, натащены с разнообразных римских построек.


Стоит обратить внимание на романскую купель середины XII века, которая долгое время (с XVIII века) хранилась в разобранном состоянии, а в 1952 году была вновь собрана по дошедшим до нас рисункам. В скульптурном декоре изображены истории Моисея, апостолы и 12 месяцев.
Благовещение на люнете сзади — авторства Андреа делла Роббиа.


Когда мы вышли из церкви, уже начинало темнеть и когда мы дошли до автовокзала, наступила совсем ночь. Так и не прогулялись мы по крепостным стенам, окружающим город — но хотя бы забрались, чтобы полюбоваться растворяющимися в темени тосканскими холмами.

Как я уже говорила, на Новый год я с родителями поехала во Флоренцию на несколько дней. Однако поскольку, во-первых, во Флоренции я уже была, а во-вторых, там оказались просто жуткие толпы, было решено сделать несколько вылазок в другие тосканские города. Вариантов было много разных. Хотелось и в Сиену, мама мечтала о Сан-Джиминьяно, обсуждалось ещё что-то. Но на выполнение всех наполеоновских планов времени не хватало, поэтому мы остановились на Лукке — там ещё никто не был, а хотели туда все.Впечатления от города — самые радужные!


С Луккой было ещё проще, чем с Ареццо — до поездки туда я не знала про город абсолютно ничего — кроме того, что там хорошо и красиво, и крепостная стена вокруг всего города. 

Ехать в Лукку можно либо на поезде, либо на автобусе. Зимой поезда ходят редко и неудобно, поэтому мы в итоге решились на автобус — они бывают почти каждый час. Важно знать, что автобусы отправляются не с обычного автовокзала, а с остановки на маленькой улочке via Fiume. Там же рядом, на Largo Fratelli Alinari 10, находится офис, где можно узнать расписание и купить билет (что-то около 7 евро), автобусы C.A.P. В интернете информации очень мало, мы этот офис искали опытным путём. Сначала пытались купить билет в кассе автовокзала SITA. Дядя нам сказал, что в Лукку они не ездят, чем безумно меня удивил. На вопрос, а кто же тогда ездит, отправил нас в туристический офис. Там нам рассказали про CAP, поставили точку на карте на месте нужного офиса, который мы, тем не менее, долго не могли найти, потому что конечно же офис в итоге оказался совсем не там, где была поставлена точка.

Ехать не очень долго — примерно час — или полтора, уже не помню — зато интересно. Погода была немного получше, чем в предыдущие дни, так что иногда, когда туман временами расходился, нам даже удавалось полюбоваться тосканскими холмами. А ещё справа-слева от дороги находились сплошные питомники для растений — чего там только не было, начиная от каких-то мелких цветочков в горшках, и кончая деревьями магнолии!

В общем, ехать в автобусе было хорошо, но ровно до тех пор, пока я не осознала, что не очень понимаю, где нам выходить — доезжать до конечной? Выходить раньше? И почему, почему я не спросила заранее, куда приезжает автобус??

Когда мы доехали до города, я начала следить по карте, где мы едем — однако карта всё равно не могла мне ничего сказать о том, куда мы едем. Я начала волноваться — особенно после того, как мы проехали железнодорожную станцию — а может, надо было там выходить? (и турофис как раз виднелся). Однако мы не вышли, и автобус поехал в обратном направлении, я превратилась в смесь надежд и опасений. К счастью, на иголках я сидела совсем недолго — проехав квартал, водитель завернул в крепостные ворота, а там уже и автовокзал был.

Уточнив расписание обратных автобусов, мы отправились на поиски центра. Дойдя до улочки, ведущей в нужную сторону, я радостно обнаружила карту, на которой был нарисован заветный значок «i» совсем неподалёку. Оглядевшись и определив, какое здание из окружающих нас может быть нужным, мы дошли до него — но только для того, чтобы узнать, что туринфо закрыто и нужно идти куда-то в другое место. Не помню уже, было ли это написано по-английски или только по-итальянски, но в любом случае, было написано абсолютно непонятно, поскольку работающий офис находился рядом с какой-то парковкой — а что это за парковка, где эта парковка, как туда пройти — кто его знает. К счастью, пока я соображала, что теперь делать, из закрытой двери кто-то вышел, и я сразу набросилась на него с вопросами. Мне объяснили, куда идти (впрочем, пока мы туда шли, я половину успела забыть, и очень сомневалась, правильно ли иду). Всё же минут через пять-десять мы нашли заветный домик — за городскими стенами, посреди почти пустоты, совершенно безлюдный. Радостно получили карту и узнали, что закрыты чуть ли не вообще все тур офисы в городе, потому что какие-то у них там гидравлические проблемы — затопило их, что ли? Я точно не поняла, но необходимую информацию мы получили, и на том спасибо.

К тому моменту, как мы пошли обратно в город, небольшой дождик кончился, небо немного прояснилось, так что день обещал быть отличным.


Лукка (как, впрочем, наверное, и любой хоть сколько-нибудь значимый итальянский городок) тоже может похвастаться знаменитыми жителями. В Лукке жил Джакомо Пуччини, композитор, написавший «Богему», «То́ску», «Мадам Баттерфляй», «Турандот» и несколько других опер. (Из всего этого я видела только То́ску — пора бы куда-нибудь съездить на оперу, эх). На площади перед домом, где родился Пуччини, стоит (точнее, сидит) его памятник, а в самом доме устроен музей. Мы там не были, однако интересующимся музыкой может быть любопытно сходить: внутри есть рояль, на котором композитор сочинил «Турандот». У музея есть неплохой сайт, и, что удивительно, даже на русском.

Сразу после Пуччини мы, наконец, увидели первую значительную достопримечательность, которая оказалась сразу «ах».


Это церковь Сан Микеле — с удивительным фасадом: фасад весь в колоннах, на капителях — чьи-то головы, а на вершине — гигантская статуя архангела Михаила. От первоначальной постройки мало что сохранилось, церковь много раз перестраивалась: нижний фасад романский, выше — готический, колокольню начали строить в XII веке, а закончили только в XIX. Св. Михаил сверху — романской эпохи.

Интересно, что все эти головы над колоннами — не случайные изображения, а вполне себе конкретные исторические личности личности.
На фото выше, в верхнем ряду, слева направо: San Bonaventura, San Bernardo, Sant’Ambrogio, Sant’Agostino, San Tommaso, Santa Teresa d’Avila, Св. Катерина Сиенская.
В ряду ниже: Luigi Vii, Alessandro Volta, Thomas Fuller, Христофор Колумб, Галилео Галилей, Giovanni Gutember (Иоанн Гутенберг?), San Paolino.

Ещё ниже (уже не на фото) — Карло Альберто король Сардинии, Diacono Austrifonso, Bettino Ricasoli, Castruccio Castracani, Данте Алигьери, Наполеон I, Sibilla Eritrea, Наполеон III, Anselmo da Baggio, Desiderio, Camillo Benso Conte di Cavour, Vittorio Emmanuele II король Италии, Пий IX.
И наконец, на самом нижнем ряду — Ричард Львиное Сердце, Matilde di Canossa, Готфирд Бульонский, Карл Великий, Enrico Dandolo, Tancredi, Ettruda, Pietro L’Eremita.

Лев, Готфрид Бульонский и Карл Великий

Алессандро Вольта — знаменитый итальянский физик XVIII-XIX века, в честь которого назвали единицу измерения электрического напряжения. Томас Фуллер — британский проповедник и историк XVII века. Ну а Колумба все знают.

Алессандро Вольта, Томас Фуллер и Христофор Колумб

Сивилла Эритрея — единственное подписанное изображение. По преданиям, жила за 483 года до падения Трои, предсказала, что Рим будет разрушен перитиями, а также приход Христа.

Данте Алигьери, Наполеон I и сивилла Эритрея.

Площадь Сан-Микеле, кстати, находится на месте римского форума. На фото — дворец Претора, воздвигнутом в XV веке.


Очаровательная дверь напротив церкви Сан-Микеле.

Уходим с площади Сан Микеле и идём дальше, в сторону кафедрального собора. На пути — пьяцца Гранде, она же площадь Наполеона. На площади — невнятный рынок и монумент Марии-Луизы Испанской, герцогини Лукки.

Герцогиня смотрит на Герцогский дворец, он же Палаццо Пубблико, где теперь заседает местная администрация.

Театр дель Джильо был очень знаменит в начале XIX века, когда оспраивал право на представление новейших театральных постановок с театром Сан Карло в Неаполе и даже Ла Скалой в Милане.

Кафедральный собор (он же Сан Мартино) мне понравился. Сегодняшнее здание — результат многочисленных перестроек XII-XV веков, хотя первый храм на этом месте был поставлен ещё в VI веке. Снаружи, как всегда бывает, он оказался в лесах — к счастью,  не весь, а только башня.

Фасад интересный, с разными колоннами и фигурками — самая старая часть здания, романской постройки.


В центре — заросшая зелёным мхом скульптурная группа XIII века, изображающая Святого Мартина и бедняка.


В атриуме — наружной галерее под сводами фасада — интересное декоративное оформление — история Святого Мартина, символические изображения месяцев и другие рельефы.


Забавная история вышла с лабиринтом. Я узнала о его существовании из брелков-открыток, потом прочитала в путеводителе, потом долго искала внутри собора, не нашла. Спросила служительницу — оказалось, он снаружи. Несмотря на реставрацию, для него сделали специальное окошко! Что он символизирует, я так и не знаю, но путеводитель утверждает, что подобные лабиринты можно увидеть и в других итальянских церквях того времени.


Церковь Сан-Мартино — единственная со сводчатым перекрытием, в остальных церквях Лукки потолок балочный. Внутри — Тинторетто, Гирландайо, Филиппо Липпи и множество других интересных объектов искусства.


Стоит отметить саркофаг Иларии дель Карретто (жены Паоло Гуинджи, правителя города), выполненный в 1407-1408 годах Якопо делла Кверча.


В левом нефе расположен алтарь Свободы, выполненный Джамболонья в 1577-1579 годах. Алтарь уже не помню, какой, а вот вид Лукки XVI века с новой крепостной стеной очень запомнился. Алтарь был выполнен по желанию местных жителей, которые хотели отметить свободу города, возвращённую в 1369 году.


На полу — легко узнаваемый суд Соломона, который велит разрезать младенца пополам, чтобы определить, кто его настоящая мать.


Ещё один любопытный объект — Темпьетто, небольшая восьмиугольная капелла 1484 года. Внутри, сквозь позолоченную решётку, можно разглядеть деревянное распятие, известное как «Святой Лик». По легенде, распятие это было сделано Никодимом, присутствовавшем при погребении Христа. Сейчас считают, что сделано оно был во второй половине XI века, впрочем, согласно существующим документам, раньше в Лукке хранилось другое, более древнее распятие.


Во время сентябрьских праздненств Святого Креста на Святой Лик надевают дорогие украшения — богатую тунику XIV века, золотую корону, колье. Однако увидеть эти драгоценности можно и в любой другой день — достаточно сходить в Музей Кафедрального Собора, расположенный в отдельном здании.


В самом музее, впрочем, ничего особо выдающегося нет — разве что макет кафедрального собора, да ещё вид с балкона на базилику Сан Джованни.


Продолжение следует…

Когда мы покупали билет на фрески Пьеро делла Франческа, мы решили не мелочиться, а взять сразу комплексный билет в несколько музеев. Мама хотела сходить в Археологический, а я соблазнилась домом-музеем Вазари, который художник сам себе строил и расписывал — кстати, один из тех редких примеров, когда дом простоял нетронутым в течение веков. С него мы и начали.

Семья Вазари происходит из Кортоны — другого Тосканского городка. Прадедушка Джорджо Вазари, Лаццаро де Тальди, переехал в Ареццо, а дедушка, работавший горшечником (vasaio) сменил имя Тальди на Вазари. Став главой семьи в довольно раннем возрасте — его отец умер от эпидемии, когда ему было 16, Вазари однако купил собственный дом лишь после того, как пристроил всех своих сестёр: обеспечим двоим хорошее приданое, третья же ушла в монашки. Хотя Вазари редко бывал в своём доме, поскольку часто выполнял заказы в других городах Италии, однако считал его лучшим местом для жизни.Джорджо с женой занимали комнаты второго этажа, в то время как прислуга и его дядя жили на третьем, а первый использовался как магазин.Хотя контракт на дом был подписан в 1541 году, отделка была закончена лишь после 1568. Согласно завещанию художника, после смерти последнего из его рода, в 1687 году дом перешёл во владение братства Мирян, а в 1911, в честь 400-летия со дня рождения живописца, дом был куплен государством.Музей небольшой — для осмотра доступен всего один этаж — однако очень приятный, такой тихий, камерный.
Первая комната дома — комната Славы — с автопортретом самого Вазари, а также с портретами других выдающихся деятелей — Лаццаро Вазари (его прадедушки), Луки Синьорелли, Спинелло Аретино, Бартоломео делла Гатта, Микеланджело и Андреа дель Сарто.

В центре потолка комнаты Аполлона и муз — Аполлон с колчаном стрел за спиной и традиционными символами певца и поэта: струнный инструмент в одной руке и лук в другой. Две маленькие лавровые ветки растут из пня, и два ангела коронуют его лавровым венком.По четырём углам потолка — 9 женских фигур — муз: Каллиопа (эпической поэзии), Клио (истории), Эрато (любовной поэзии), Евтерпа (лирической поэзии), Мельпомена (трагедии), Полигимния (гимнов), Талия (комедии), Терпсихора (танца), и Урания (астрономии). (Помню, когда-то я хотела наконец их всех запомнить, но ничего из этого не вышло — я даже не уверена, могу ли перечислить все смертные грехи, а их всего семь).Только четырёх из муз можно легко идентифицировать: Мельпомена с маской, Урания с глобусом, Каллиопа с книгой и Терпсихора с лирой. Среди муз Вазари изобразил и свою жену —  Никколозу Баччи.

9 мая 1548 года Вазари начал работать над комнатой Авраама — своей свадебной комнатой. Резной потолок был сделан плотником Марсилио — по образу других работ Вазари, выполненных им в Венеции.В центре — Бог, благославляющий Авраама и его потомков. Четыре женские фигуры вокруг центрального изображения взяты из Ветхого Завета и олицетворяют качества, которыми должна обладать каждая хорошая семья.Комната неслучайно называется свадебной — спустя два года, в 1550 году, Вазари женился на 14-летней дочери Франческо Баччи, богатого жителя Ареццо.


Самая интересная комната дома — комната Триумфа Добродетели. Работы в ней начались 30 июня 1578 года и велись около месяца. Это было то время, когда Вазари заканчивал последние страницы первого издания своих Жизнеописаний. В этой комнате с массивным камином переплетаются аллегории и классические фигуры, настоящие виды и фантастические картинки.На потолке — 17 картин. На центральной восьмиугольной панели Вазари изобразил аллегории Добродетели, Удачи и Зависти. Вазари специально построил композицию именно такой: в зависимости от точки наблюдения, фигуры находятся на разных позициях — иногда выигрывает добродетель, иногда удача, иногда зависть — как и в реальной жизни.

Вокруг — 4 сезона, соответствующие четырём возрастам человека, а по краям — 8 панелей с изображением античных богов и соответствующим им знакам Зодиака. Вот тут слева не пойму кто, в серединке — слева близнецы, справа телец, а в самом правом углу — скорпион вроде (мелкие такие изображения на двух верхних панелях).

Фигура Дианы Эфесской означает дикую природу, которая торжествует над творением человека, на что указывают изображения руин. 

На противоположной стене — скульптурное изображение Венеры, как символ искусства, которое вдохновлено природой, однако способно преодолеть уничтожающее действие времени.

Единственная комната, где я помню, что стены тоже расписаны. И окошко такое милое — с двумя встроенными скамеечками.

Выходим из дома Вазари, и бегом-бегом в Археологический музей, чтобы вовремя успеть в церковь на фрески.

Археологический музей Гая Цильния Мецената был основан в XIX веке и изначально располагался в другом месте. (Для тех, кто не знает — Меценат, в честь которого назван музей — очень важный деятель времён императора Августа, покровитель искусств, происходил, кстати, из Ареццо). Нынешнее помещение, принадлежавшее когда-то Оливетанскому монастырю, музей занимает только с 1937 года. А сам монастырь был построен в 117-138 годах до н.э. на развалинах древнеримского амфитеатра III века до нашей эры. Согласно некоторым реконструкциям, аретинский амфитеатр вмещал 18000 зрителей и был размером 71.5х42.8 метров (для сравнения — размеры Колизей 85.5х53.6). Всё, что от него теперь осталось — это невысокая стеночка и большая зелёная лужайка.

Музей оказался больше, чем я ожидала, так что мы его пробежали бодрым шагом — надо было успеть на наш сеанс Пьеро делла Франчески.Самое интересное, пожалуй — это аретинская красная керамика, которую делали в I веке до н.э. и торговали по всему Средиземноморью — производство было налажено в массовом масштабе.

Эта керамика господствовала на рынке более 100 лет, пока её не сменила галльская продукция.


Это — матрицы для изготовления керамических чаш. Удивительно, какой тонкий рисунок!


На изделиях ставились фирменные клейма мастерских или изготовителей. Если не ошибаюсь, то вот здесь справа сверху видно такое клеймо — буквы MRAB или что-то похожее.


Этрусская ваза канопа — типичная антропоморфная погребальная урна. Первая  половина VI века до нашей эры. Смешная.


Крошечные стеклянные вазы.


Не смогла удержаться и не сфотографировать — никогда в жизни не запомню все эти названия греческих ваз, но теперь хоть буду знать, куда смотреть в случае чего.


Фигурки — тоже маленькие, сантиметров пять от силы. Уже не помню, что там про них говорили, но что-то типичное.


Ещё мы сходили в музей Средневекового и Современного искусства. Три этажа, много картин, немного скульптур, надгробия. Парочка работ Вазари. Больше ничего не помню.
А, ещё довольно неплохой вид из окон. Если погода хорошая.

  История повторяется. В прошлом году я отмечала Новый год с мамой в Лозанне, а потом первого числа в 6 утра ехала в Милан, чтобы провести несколько чудесных дней в Турине.  В этом году я отмечала Новый год в Лозанне с родителями, а потом первого числа в 8 утра ехала в Милан, чтобы провести несколько чудесных дней в Тоскане.  Честно говоря, прошлогодняя поездка мне понравилась гораздо больше. Первого января во Флоренции слишком много людей, Турин — город менее популярный, и там было поспокойнее. Зато из Флоренции я наконец выбралась в несколько тосканских городов, в которых давно хотела побывать.  Одним из этих городов был Ареццо. До поездки про сам город я знала немного, а именно, ровно два факта:

  • В Ареццо родился Петрарка, знаменитый поэт эпохи Возрождения. 
  • Из Ареццо происходил Джорджо Вазари, художник и архитектор, прежде всего известный тем, что в XVI веке составил жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих. 

  Как я узнала потом, жителем Ареццо был Гвидо Аретинский — создатель современной музыкальной нотации. Здесь же снимался итальянский фильм «Жизнь прекрасна» Роберто Бениньи — трагикомедия о том, как отец спас своего сына, представляя ему жизнь в концлагере как игру, в которой надо набирать очки за правильное поведение. Фильм очень хороший, получил три Оскара — если кто не видел, советую посмотреть.  Город же нас встретил дождём, однако это не помешало нам насладиться его чудесными церквями, небольшими улочками и расползшимся по ним гигантским антикварным рынком.

Piazza Grande, Arezzo

  Добираются до Ареццо на поезде, примерно за час-полтора (в зависимости от поезда) от Флоренции. В самом Ареццо очень удобный туристический офис — прямо рядом с вокзалом, в небольшом здании справа. Получив карту и информацию о том, что нужно смотреть и куда в первую очередь бежать, мы отправились гулять, утвердившись в мысли, что мы большие молодцы, раз уехали из Флоренции — здесь людей было в разы меньше.
  Ареццо — один из древнейших городов Тосканы, первое поселение на этом месте возникло ещё в VI веке до нашей эры. Во времена этрусков город занимал высокое положение одного из 12 городов-государств, а в 311 году до нашей эры был завоёван римлянами.  Этруски — очень интересный народ. Они населяли северо-запад Апеннинского полуострова, и римляне, пришедшие им на смену, довольно много у них позаимствовали — например, бои гладиаторов и гонки на колесницах. Кстати, само название области — Тоскана — происходит от слова «туски» — так этрусков называли римляне.
  Ареццо может похвастаться двумя бронзовыми этрускскими статуями. Одна их них находится прямо напротив туристического офиса — это химера IV века до нашей эры, найденная при археологических раскопках в 1553 году. Оригинал сейчас во Флоренции, а на растерзание дождям отдана копия.
  Вторая статуя представляет собой Минерву ростом 1.55 метра  (примерно III век до нашей эры), которую откопали в 1551 году. Копия Минервы тоже стоит где-то в городе, но её мы не нашли.

  В городе почти все церкви закрываются на обед, поэтому мы быстренько побежали в кафедральный собор Сан-Донато, чтобы хоть что-то успеть посмотреть до середины дня.


  Работы по строительству начались в 1278 году, однако они много раз прерывались, в итоге собор был закончен только в конце XV — начале XVI века, тем не менее, за последующие века не раз переделывался. Здание из песчаника, ступени, идущие вокруг — из травертина. Неоготический фасад построен между 1900 и 1914. Что случилось с предыдущим, моя история умалчивает.
  Внутри — не очень пустынно, но тихо и торжественно. Впереди белеет гробница Святого Доната, покровителя города.



  Внутри гробницы находятся мощи святого. Я долго пыталась разглядеть сквозь дырки в мраморе его череп. А потом обошла гробницу с другой стороны, и выяснила, что мощей там много разных, и черепов несколько. Поэтому чей череп виден на фотографии — не знаю.

  Пьеро делла Франческо оставил собору эту фреску — Святая Мария Магдалина, примерно 1459 года.

  Рядом — кенотаф епископа Ареццо, Гвидо Тарлати, весь в рельефах, выполненных сиенцами Агостино ди Джованни и Аньоло Вентура.


  На потолок собора тоже стоит обратить внимание — своды покрывают фрески Гульельмо да Марчилла и Сальви Кастеллуччи.


  Где-то в соборе притаилась купель с рельефами школы Донателло, причём один из них приписывают самому Донателло, но мы её найти так и не смогли. Зато нашли вот такого младенца.
  Во время рождественских праздников во всех итальянских церквях появляются presepio — изображения сцены рождения Христа, с волхвами, ангелами, Вифлеемской звездой и пастухами — в общем, со всеми полагающимися сцене атрибутами. Их я уже видела не раз за время своих поездок в Италию — они потом ещё стоят чуть ли не целый месяц. А вот младенца на подушках я видела впервые. Поскольку потом он нам ещё не раз встречался в других церквях, мы пришли к выводу, что это тоже такой же распространённый обычай, как и вертепы, только менее долговечный.

  Быстренько обежав кафедральный собор, мы решили, что успеем добежать до ещё одной церкви, поэтому, окинув взглядом дворец приоров (palazzo dei Priori) 1333 года, отправились к базилике Сан-Доменико.

  Строительство базилики началось в 1200 году, и, как водится, продолжалось на протяжении нескольких столетий. Колокола — XIV века.

  Внутри — 12 готических окон, украшенных чёрно-белой окантовкой, деревянные перекрытия и фрески на стенах.


Однако самое знаменитое сокровище базилики — это висящее в апсиде распятие (1260-1270) работы Чимабуэ (Cimabue).


  Выйдя из базилики, мы уже наконец никуда не торопились, и решили, что пора прогуляться по улочкам города. Понадеялись полюбоваться на прекрасные тосканские холмы, однако эта затея была обречена на провал: стоял такой туманище, что не было видно даже расстилавшихся внизу кварталов города, не то что холмов где-то вдалеке.

  Хорошо хоть, что туман не мешал гулять по улицам и любоваться на многочисленные палатки с антиквариатом, расставленные прямо под дождём на центральных улицах города. Чего тут только не было — скамейки, мебель, какие-то непонятные железные детали, посуда, лампы, украшения… Глаза разбегаются.


  Во дворике дворца Приоров обнаружили такую чудесную сценку. Никаких объяснений, только имя — Bartolomeo Falco.


  Можно было бы посетить дом Петрарки, но мы не пошли — программа и так была насыщенная, а документального подтверждения, где именно родился великий поэт, нет. На фото — внутренний дворик музея. Само здание — конца XV — начала XVI века, однако при реставрации были обнаружены какие-то элементы XIII века. В 1932 году оно стало местом заседания Академии Искусств и Наук имени Петрарки, с богатой библиотекой, содержащей более 15 000 изданий, включающих редкие инкунабулы. На стене напротив (за спиной) висит гигантская мраморная табличка с выбитым на ней рассказом про Петрарку, и даже, кажется, не на итальянском, а на латыни.

  Преторский дворец (Palazzo Pretorio) — пример средневековой и ренесанссной архитектуры Ареццо, объединяющий в себе несколько зданий XIII-XIV веков. Здесь находились многочисленные муниципальные учереждения, отсюда и гербы флорентийских управляющих на фасаде здания.

   Подходим к пьяцца Гранде, считающейся одной из самых красивых и характерных площадей Италии. Окружающие её здания построены в самое разное время, от 13 до 18 века, однако гармонично вписываются в ансамбль. Площадь, кстати, совсем не плоская — перепад высоты в разных её углах достигает почти 10 метров.

  Когда мы там были, я думала, что антикварный рынок проходит каждую субботу, а оказалось, нет — только в первые выходные каждого месяца, зато непрерывно аж с 1968 года. А вообще контора солидная, у них даже сайт есть — fieraantiquaria.org!

Галерея Вазари

  Вот это интересное здание, похожее на цервокь — дворец братства Мирян (Palazzo della Fraternita dei Laici). Братство было создано в 1262 году для помощи бедным и больным. Часы 1552 года на башне показывают не только время, но и дни недели, фазы луны и движение солнца.

  На пьяцца Гранде выходит апсида церкви Santa Maria della Pieve, Приходской церкви Богоматери, одного из самых изысканных образцов романского стиля в Тоскане.


  Строилась эта церковь в период с IX по XI век, башню закончили к 1330 году. В XVI веке над интерьерами работал Вазари.  Фасад, который мы видим сейчас — первой половины XIII века. Смотрите, как интересно — колонны все разные, и разных размеров — в нижнем ряду их 12, потом 24, а потом 32.

  Интерьеры мне немного напомнили флорентийскую San Miniato al Monte — точно такая же лестница, по которой можно зайти «на второй этаж» апсиды.

Очень понравился цветочный горшок перед церковью.


Вид на колокольню Santa Maria della Pieve.


  Церковь Святейшего Благовещения — SS Anunziata — была построена после того, как один молодой пилигрим увидел, как плачет статуя Мадонны в небольшой часовне во время большой бури 26 февраля 1490 года. Внутри — тихо и пусто, и нет ни души.


  В церковь Святого Августина мы попасть не смогли — она была наглухо закрыто — всегда или это нам так не повезло, не знаю, но, скорее, последнее.  То, что мы видим сейчас — примерно 1491 года, хотя строительство впервые началось аж в 1257, а изменения продолжались, как водится, и много после.

  Одна из главных достопримечательностей города — базилика Сан Франческо, известная, прежде всего, благодаря циклу фресок «История животворящего креста», выполненному Пьеро делла Франческа.  Вход внутрь — по сеансам. Более того, как оказалось, в выходные дни может случиться так, что все билеты уже разобраны. Нам повезло — по совету девушки из турофиса мы отправились сюда сразу же, как приехали в Ареццо, и в итоге успели купить билеты на последний сеанс в 17-00. Если бы знали, купили бы билеты заранее онлайн — как выяснилось, так тоже можно. Кстати, билет брали комбинированный — совместно с музеями, но о них я расскажу в другой раз.  В церковь можно заглянуть и без билета, но так ничего не увидеть — посмотреть дают только с самого краешка, даже на середину не выйти.

  Крест — работы мастера Сан Франческо, XIII век. За ним, в апсиде — те самые знаменитые фрески, расположенные в три ряда.


  В центре стены слева расположен сюжет об обретении Креста. Узнав о его местоположении от Иуды, Святая Елена просит пятерых мужчин копать Голгофу. Находят три креста, однако Иуда не знает, который из них предназначался для Христа, и в итоге все три креста везут в Иерусалим. Благодаря встреченной в пути похоронной процессии удаётся установить, какой из крестов настоящий — над усопшим возлагают каждый крест, однако только животворящий воскрешает умершего.
 На нижнем ряду фрески — битва Иераклия и Хосрова. Сюжет повествует о том, как персидский царь захватил Иерусалим и украл животворящий Крест, забрав его оттуда, где его оставила Святая Елена. Он помещает крест справа от своего трона (который виден в правой части картины). Византийский император узнаёт об этом и, объявив войну, побеждает и обезглавливает перса и возвращает Крест христианам.  Наконец, на самом верху — сюжет о том, как Иераклий забирает крест обратно в Иерусалим.

Сон Константина перед битвой с Максенцием, в котором ему является крест и слова «In hoc signo vinces» (Сим победиши!).


Четыре евангелиста на потолке — работа другого художника,  Биччи ди Лоренцо, которого Пьера делла Франческа сменил после его смерти.


  Часть фрески «История Адама», изображающая умирающего Адама, которого поддерживает Ева. На левой части, которой здесь не видно, сын Адама Сиф сажает древо жизни из семян, полученных от Архангела.


Встреча Соломона и царицы Савской.


Поклонение древу царицы Савской.


 Фрески впечатляют, жаль только, не было одновременно с нами какой-нибудь хорошей экскурсии, которую можно было бы втихаря послушать — без понимания сюжетов половина интереса теряется.

  Церковь Святого Франциска была нашим последним пунктом в Ареццо — к тому времени уже стемнело, и мы отправились домой. Однако я не сказала ничего о музеях Ареццо — об этом будет следующий пост, где я расскажу о доме Вазари с его собственными росписями, и Археологическом музее, расположенном на развалинах древнеримского амфитеатра.

Привет.
Это таки случилось — я вышла в перископ!
Для тех, кто не знает: перископ это такая новая штука от твиттера. Нечто вроде ютуба в режиме реального времени. Человек делает трансляцию того, что вокруг него происходит, показывает или даже рассказывает, а слушатели могут оставлять комментарии (которые, впрочем, довольно быстро исчезают) и посылать сердечки.
Как это работает, я знала только приблизительно — видела пару трансляций про блоггинг, сделанных в домашних условиях. Однако подумала — это же очень круто, можно показать людям город прямо таким, какой он есть, да ещё и рассказать что-то.
Целый месяц об этом думала, но всё было страшно — а что я скажу? А как это будет выглядеть? А что, если никто не придёт меня посмотреть?


Оказалось, не так страшен чёрт, как его малюют. Не знаю, как меня находили люди — видимо, просто решили посмотреть трансляцию из Женевы, потому что комментарии были на трёх языках. В какой-то момент у меня было аж 179 зрителей — правда, под конец из них осталось только 11, но я всё равно очень довольна. Морально была совершенно не готова, но знакомые потом сказали, что было интересно, так что ничего, живём. Ну и в следующий раз будет уже не так страшно 🙂
Итогом сегодняшнего дня являются три видео.

  1. Неожиданное утреннее из Женевского Кафедрального собора, где я стараюсь говорить что-то шёпотом под звуки органа. Полезной информации там мало, потому что ничего я не знаю про женевский кафедраль.
  2. Про Университет и стену Реформации, коротенькое.
  3. Прогулка на 25 минут по центру Женевы и до озера. Без знаменитого Женевского фонтана, потому что был ветер, а в ветер фонтан не работает.
Видео можно посмотреть по адресу periscope.tv/maybeeabroad, они будут доступны ещё примерно 12-17 часов. Это такой принцип перископа — трансляцию можно посмотреть только в течение 24 часов после её окончания. Поэтому, если не хотите пропустить мои следующие рассказы — а они ещё обязательно будут, и гораздо более интересные — подписывайтесь!

Ну а под катом — немножко фотографий Женевы, тех мест, которые не вошли в трансляцию.

Интересные скульптурные фигуры. Что они значат и почему они там на этой площади — мне неизвестно. Но выглядят здорово.




И просто домик — очень люблю расписанные стенки.

Так получается, что в Париж я всегда выбираюсь буквально на пару дней. Учитывая, что в эти пару дней обязательно надо сделать какие-нибудь важные дела (например, купить себе курточку для хайкинга), времени на сам город уже почти не остаётся. А приезжать в Париж дольше чем на выходные как-то слишком большое излишество — столько ведь других мест, где я ещё совсем не была.
Одним словом, каждый раз, как я приезжаю в Париж, я бегаю.
В этот раз я бегала по Парижу модерновому.


Вся суббота у меня ушла на магазины. При этом побывать я успела только в двух — в художественном Boesner и в спортивном Decathlon, и на этом день закончился.
Зато вечер я провела в компании французов, в большом доме, где наконец своими глазами увидела, что такое франзцуское colocation — совместное проживание в снятом жилье. Впечатлений вечера было два: во-первых, прекрасное блюдо под названием aligot (алиго), про которое я сначала думала, что это какое-то неизвестное мне животное, а в процессе приготовления оказалось, что это пюре из картошки с сыром со сметаной. Смешно.
Второе впечатление вечера — это чудесная батарея с дверцей! Говорят, очень старая, начала прошлого века. Причём если батарей с узорами на металле я повидала уже немало, то батарей со шкафчиками посередине я не видела никогда! Внутри — решётка, можно носки сушить. Чудо, разве нет? И почему сейчас таких больше не делают…
(Хотела её сфотографировать при свете дня, и забыла. В итоге только вечернее фото с телефона).

Воскресенье с точки зрения осмотра города было гораздо более насыщенным. Я встретилась со своей знакомой, много лет живущей в Париже, и мы устроили забег по разбросанным то тут, то там домам в стиле модерн.

Один из главный Парижских архитекторов стиля модерн — это Эктор Гимар (Hector Guimard). Знаменитый модерновый вход в метро (который в этом посте на самой верхней фотографии) был спроектирован именно им.

Rue Jean de la Fontaine, 17


Самое известное его здание — это Castel Beranger, «Замок Беранже» (rue Jean de la Fontaine 14).

Строительство началось в 1895 году. Интересно, что изначально здание предполагалось в совершенно другом стиле, однако Гимар вскоре после получения заказа совершил поездку в Брюссель, где познакомился с Виктором Орта и его домом Тасселя 1893 года, который считается первой в мире постройкой в стиле модерн. Вернувшись во Францию, Гимар убеждает вдову Фурнье, заказавшую ему постройку дома, изменить дизайн.
Согласившаяся вдова не прогадала — в 1898 году дом выиграл первое место на конкурсе фасадов города.
Смотрите, какие чудные маскароны на решётках балкона!

Сам архитектор, кстати, жил некоторое время на первом этаже этого дома. Среди первых съёмщиков был и Поль Синьяк, известный художник, работавший в стиле пуантилизма.

Внутрь, как теперь всегда бывает, не попасть — можно разве что в вестибюль заглянуть. Однако несколько фотографий интерьеров можно посмотреть в английской википедии.

А кот! Посмотрите, какой фаустовский кот!

А вот тут видно, что окна балконов — с витражами! А над верхним окном — чудо-юдо рыба-кит. И декоративные дракончики, напомнившие мне немного Гигера, придумавшего «Чужого».

После Лозанны было очень здорово ходить по Парижу и вертеть головой во все стороны. То тут, то там обязательно находилось что-то интересное.
Вот — просто кусочек дома №9 по rue du Père Brottier, 1912 год, архитекторы G. Plateau и Duval.

Многие сохранившиеся особняки в стиле модерн теперь зянаты всякими серьёзными организациями. Вот тут, например, теперь находится посольство Алжира — по адресу rue Boileau, 40. Одно из первых зданий, построенных из цемента в 1907 году и декорированное плиткой. Архитекторы — Joachim Richard и Henri Audiger, один из наиболее известных тандемов эпохи модерна.

А это — деталь совсем незаметного домика 1894 года, наполовину скрытого забором, по адресу rue Molitor, 1. Архитектор — всё тот же Гимар, придавший этому дому — отелю Delfau (Дельфо) некое средневековое настроение.

Гимар родился в Лионе, учился в Париже. Замок Беранже принёс ему известность, и на него посыпались заказы. В 1909 году он женится на американской художнице Аделине Оппенхайм, дочери богатого банкира.
В том же году Гимар строит для своей новой семьи дом, известный как Hôtel Guimard — вот он, по адресу avenue Mozart, 122.

Гимар умер в Нью-Йорке, забытый и никому ненужный. Отчасти он оказался жертвой своего собственного стиля: его проекты были слишком дороги для большинства заказчиков, а его попытки стандартизации не отвечали его собственным стремлениям.
Спустя шесть лет после смерти мужа, в 1948 году, его вдова захотела передать дом со всеми интерьерами и мебелью, также спроектированными Гимаром, в подарок городу Парижу с целью создания музея. Однако Париж отказался, и в итоге дом сейчас в плачевном состоянии, музея Гимара в городе так до сих пор и нет, и лишь часть мебели сохранилась (кое-что можно увидеть в Малом дворце Пти-Пале) — всё остальное было распродано на аукционе.
Только в 1960 годах интерес к Гимару вновь проснулся, однако к этому времени очень много его строений уже было разрушено.

Белочка к Гимару никак не относится, просто деталь на доме напротив.

Уделив должное внимание Гимару, мы вернулись обратно в центр.
Вот этот дом, известный как Hôtel Mercédès, находится совсем рядом с Триумфальной аркой, на углу rue de Presbourg и avenue Kléber. Хоть он и оказался частично на реставрации, всё равно видны мягкие волны его фасада. К сожалению, поближе мы не подошли — а оказывается, дом может похвастаться довольно интересными рельефами и маскаронами, посвящёнными автомобилям и их водителям — которые в то время были ещё новшеством. Архитектор — Georges Chedanne (Жорж Шедан), который, среди прочего, проектировал Галери Лафайет.

Вторая крупная фигура ар-нуво, с которой мы успели немного познакомиться — это Жюль Лавиротт (Jules Lavirotte). Как и Гимар, Лавиротт родом из Лиона, учился сначала там, потом в Париже.
Один из самых известных его домов, по адресу 29 avenue Rapp, мы не увидели, а жаль — на картинках он выглядит очень интересно.

А другой его знаменитый дом, оказывается, я уже видела в свой предыдущий приезд. Это 34 avenue de Wagram, Céramic Hôtel . Декорация, как можно догадаться, вся из керамики — ею занимался Александр Биго (Alexandre Bigot). Дом построен в 1904 году.

Внутри отель, но никаких интерьеров, по крайней мере при входе, не сохранилось. Зато из вазонов снаружи растут оплетающие дом керамические растения, похожие на глицинию.

И да, этот дом тоже выиграл конкурс фасадов Парижа — в 1905 году.

Вид на Ceramic Hotel с противоположной стороны улицы.

Ещё один дом Лавиротта — 23 avenue de Messine, 1907 год, совсем не такой вычурный, однако тоже интересный.


Пока писала пост, нашла чудесный блог на французском про модерн в Париже — надо будет поизучать перед следующей поездкой.
А ещё я расстаралась, и желающие могут посмотреть приблизительную карту наших перемещений — по домам Гимара и по центру (три последних дома).

Ну и напоследок — ещё из забавного. На станции метро Madeleine с большим удивлением обнаружила курицу, на которой было написано «Metro de Moscou». Глаз заметался в поисках других надписей, обнаружил «Московское метро», а потом — серп и молот (в нескольких экземплярах), спутник, орла, красную звезду, часы на Спассокой башне, купола, и только в самом конце наткнулся на золотое яйцо. Рядом с яйцом обнаружилась сказка про курочку Рябу. На французском. Справедливости ради надо заметить, что с другой стороны от курицы была она же на русском.
Оказывается, это Московское метро сделало такой подарок городу Парижу в 2009 году. И (читаю я в википедии, удивляясь) — оказывается, это не просто так, а ответ на оформление французами одного из входов «Киевской» в 2006 году. И как бы вы думали они его оформили? А по знаменитому дизайну Эктора Гимара, как на самой первой фотографии этого поста.

Пока писала пост, снова захотелось в Париж — досматривать не увиденный мной модерн.
А у вас есть какие-нибудь любимые дома в Париже? Или просто какие-нибудь интересные места, находящиеся вне проторенных туристических маршрутов?

Наступил 2016 год, а это значит, что пришло время снова подводить итоги!
2015 год принёс много нового и чудесного в мою жизнь. Многое изменилось для меня в личном плане, в моих целях и увлечениях. Однако и в моей путешественной жизни тоже произошло много интересного.


А ещё, если вдруг кто не заметил — купила себе доменное имя! А также добавила возможность подписаться на новые посты по почте и RSS. В 2016 планирую активно свой блог развивать. Обещаю писать регулярнее.
Скажите, что бы вам хотелось видеть в моём блоге? Что нравится, что не нравится? Что хотелось бы изменить?
И — повторяю свой прошлогодний призыв — если мы незнакомы, расскажите немного о себе, кто вы, откуда узнали про мой блог? Очень интересно!

Про 2014 год можно почитать в соответствующем посте годичной давности. Посткроссингом я, кстати, до сих пор занимаюсь, а француз, с которым обмениваюсь настоящими бумажными письмами, скоро собирается приехать в гости!

Пишите комментарии, пишите письма, подписывайтесь на мой новый инстаграмм @maybeeabroad, где будут появляться только прекрасные виды и никакого личного спама в виде рисованных картинок 🙂
С Новым Годом!