Когда мы покупали билет на фрески Пьеро делла Франческа, мы решили не мелочиться, а взять сразу комплексный билет в несколько музеев. Мама хотела сходить в Археологический, а я соблазнилась домом-музеем Вазари, который художник сам себе строил и расписывал – кстати, один из тех редких примеров, когда дом простоял нетронутым в течение веков. С него мы и начали.

Семья Вазари происходит из Кортоны – другого Тосканского городка. Прадедушка Джорджо Вазари, Лаццаро де Тальди, переехал в Ареццо, а дедушка, работавший горшечником (vasaio) сменил имя Тальди на Вазари. Став главой семьи в довольно раннем возрасте – его отец умер от эпидемии, когда ему было 16, Вазари однако купил собственный дом лишь после того, как пристроил всех своих сестёр: обеспечим двоим хорошее приданое, третья же ушла в монашки. Хотя Вазари редко бывал в своём доме, поскольку часто выполнял заказы в других городах Италии, однако считал его лучшим местом для жизни.Джорджо с женой занимали комнаты второго этажа, в то время как прислуга и его дядя жили на третьем, а первый использовался как магазин.Хотя контракт на дом был подписан в 1541 году, отделка была закончена лишь после 1568. Согласно завещанию художника, после смерти последнего из его рода, в 1687 году дом перешёл во владение братства Мирян, а в 1911, в честь 400-летия со дня рождения живописца, дом был куплен государством.Музей небольшой – для осмотра доступен всего один этаж – однако очень приятный, такой тихий, камерный.
Первая комната дома – комната Славы – с автопортретом самого Вазари, а также с портретами других выдающихся деятелей – Лаццаро Вазари (его прадедушки), Луки Синьорелли, Спинелло Аретино, Бартоломео делла Гатта, Микеланджело и Андреа дель Сарто.

В центре потолка комнаты Аполлона и муз – Аполлон с колчаном стрел за спиной и традиционными символами певца и поэта: струнный инструмент в одной руке и лук в другой. Две маленькие лавровые ветки растут из пня, и два ангела коронуют его лавровым венком.По четырём углам потолка – 9 женских фигур – муз: Каллиопа (эпической поэзии), Клио (истории), Эрато (любовной поэзии), Евтерпа (лирической поэзии), Мельпомена (трагедии), Полигимния (гимнов), Талия (комедии), Терпсихора (танца), и Урания (астрономии). (Помню, когда-то я хотела наконец их всех запомнить, но ничего из этого не вышло – я даже не уверена, могу ли перечислить все смертные грехи, а их всего семь).Только четырёх из муз можно легко идентифицировать: Мельпомена с маской, Урания с глобусом, Каллиопа с книгой и Терпсихора с лирой. Среди муз Вазари изобразил и свою жену –  Никколозу Баччи.

9 мая 1548 года Вазари начал работать над комнатой Авраама – своей свадебной комнатой. Резной потолок был сделан плотником Марсилио – по образу других работ Вазари, выполненных им в Венеции.В центре – Бог, благославляющий Авраама и его потомков. Четыре женские фигуры вокруг центрального изображения взяты из Ветхого Завета и олицетворяют качества, которыми должна обладать каждая хорошая семья.Комната неслучайно называется свадебной – спустя два года, в 1550 году, Вазари женился на 14-летней дочери Франческо Баччи, богатого жителя Ареццо.


Самая интересная комната дома – комната Триумфа Добродетели. Работы в ней начались 30 июня 1578 года и велись около месяца. Это было то время, когда Вазари заканчивал последние страницы первого издания своих Жизнеописаний. В этой комнате с массивным камином переплетаются аллегории и классические фигуры, настоящие виды и фантастические картинки.На потолке – 17 картин. На центральной восьмиугольной панели Вазари изобразил аллегории Добродетели, Удачи и Зависти. Вазари специально построил композицию именно такой: в зависимости от точки наблюдения, фигуры находятся на разных позициях – иногда выигрывает добродетель, иногда удача, иногда зависть – как и в реальной жизни.

Вокруг – 4 сезона, соответствующие четырём возрастам человека, а по краям – 8 панелей с изображением античных богов и соответствующим им знакам Зодиака. Вот тут слева не пойму кто, в серединке – слева близнецы, справа телец, а в самом правом углу – скорпион вроде (мелкие такие изображения на двух верхних панелях).

Фигура Дианы Эфесской означает дикую природу, которая торжествует над творением человека, на что указывают изображения руин. 

На противоположной стене – скульптурное изображение Венеры, как символ искусства, которое вдохновлено природой, однако способно преодолеть уничтожающее действие времени.

Единственная комната, где я помню, что стены тоже расписаны. И окошко такое милое – с двумя встроенными скамеечками.

Выходим из дома Вазари, и бегом-бегом в Археологический музей, чтобы вовремя успеть в церковь на фрески.

Археологический музей Гая Цильния Мецената был основан в XIX веке и изначально располагался в другом месте. (Для тех, кто не знает – Меценат, в честь которого назван музей – очень важный деятель времён императора Августа, покровитель искусств, происходил, кстати, из Ареццо). Нынешнее помещение, принадлежавшее когда-то Оливетанскому монастырю, музей занимает только с 1937 года. А сам монастырь был построен в 117-138 годах до н.э. на развалинах древнеримского амфитеатра III века до нашей эры. Согласно некоторым реконструкциям, аретинский амфитеатр вмещал 18000 зрителей и был размером 71.5х42.8 метров (для сравнения – размеры Колизей 85.5х53.6). Всё, что от него теперь осталось – это невысокая стеночка и большая зелёная лужайка.

Музей оказался больше, чем я ожидала, так что мы его пробежали бодрым шагом – надо было успеть на наш сеанс Пьеро делла Франчески.Самое интересное, пожалуй – это аретинская красная керамика, которую делали в I веке до н.э. и торговали по всему Средиземноморью – производство было налажено в массовом масштабе.

Эта керамика господствовала на рынке более 100 лет, пока её не сменила галльская продукция.


Это – матрицы для изготовления керамических чаш. Удивительно, какой тонкий рисунок!


На изделиях ставились фирменные клейма мастерских или изготовителей. Если не ошибаюсь, то вот здесь справа сверху видно такое клеймо – буквы MRAB или что-то похожее.


Этрусская ваза канопа – типичная антропоморфная погребальная урна. Первая  половина VI века до нашей эры. Смешная.


Крошечные стеклянные вазы.


Не смогла удержаться и не сфотографировать – никогда в жизни не запомню все эти названия греческих ваз, но теперь хоть буду знать, куда смотреть в случае чего.


Фигурки – тоже маленькие, сантиметров пять от силы. Уже не помню, что там про них говорили, но что-то типичное.


Ещё мы сходили в музей Средневекового и Современного искусства. Три этажа, много картин, немного скульптур, надгробия. Парочка работ Вазари. Больше ничего не помню.
А, ещё довольно неплохой вид из окон. Если погода хорошая.

  История повторяется. В прошлом году я отмечала Новый год с мамой в Лозанне, а потом первого числа в 6 утра ехала в Милан, чтобы провести несколько чудесных дней в Турине.  В этом году я отмечала Новый год в Лозанне с родителями, а потом первого числа в 8 утра ехала в Милан, чтобы провести несколько чудесных дней в Тоскане.  Честно говоря, прошлогодняя поездка мне понравилась гораздо больше. Первого января во Флоренции слишком много людей, Турин – город менее популярный, и там было поспокойнее. Зато из Флоренции я наконец выбралась в несколько тосканских городов, в которых давно хотела побывать.  Одним из этих городов был Ареццо. До поездки про сам город я знала немного, а именно, ровно два факта:

  • В Ареццо родился Петрарка, знаменитый поэт эпохи Возрождения. 
  • Из Ареццо происходил Джорджо Вазари, художник и архитектор, прежде всего известный тем, что в XVI веке составил жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих. 

  Как я узнала потом, жителем Ареццо был Гвидо Аретинский – создатель современной музыкальной нотации. Здесь же снимался итальянский фильм “Жизнь прекрасна” Роберто Бениньи – трагикомедия о том, как отец спас своего сына, представляя ему жизнь в концлагере как игру, в которой надо набирать очки за правильное поведение. Фильм очень хороший, получил три Оскара – если кто не видел, советую посмотреть.  Город же нас встретил дождём, однако это не помешало нам насладиться его чудесными церквями, небольшими улочками и расползшимся по ним гигантским антикварным рынком.

Piazza Grande, Arezzo

  Добираются до Ареццо на поезде, примерно за час-полтора (в зависимости от поезда) от Флоренции. В самом Ареццо очень удобный туристический офис – прямо рядом с вокзалом, в небольшом здании справа. Получив карту и информацию о том, что нужно смотреть и куда в первую очередь бежать, мы отправились гулять, утвердившись в мысли, что мы большие молодцы, раз уехали из Флоренции – здесь людей было в разы меньше.
  Ареццо – один из древнейших городов Тосканы, первое поселение на этом месте возникло ещё в VI веке до нашей эры. Во времена этрусков город занимал высокое положение одного из 12 городов-государств, а в 311 году до нашей эры был завоёван римлянами.  Этруски – очень интересный народ. Они населяли северо-запад Апеннинского полуострова, и римляне, пришедшие им на смену, довольно много у них позаимствовали – например, бои гладиаторов и гонки на колесницах. Кстати, само название области – Тоскана – происходит от слова “туски” – так этрусков называли римляне.
  Ареццо может похвастаться двумя бронзовыми этрускскими статуями. Одна их них находится прямо напротив туристического офиса – это химера IV века до нашей эры, найденная при археологических раскопках в 1553 году. Оригинал сейчас во Флоренции, а на растерзание дождям отдана копия.
  Вторая статуя представляет собой Минерву ростом 1.55 метра  (примерно III век до нашей эры), которую откопали в 1551 году. Копия Минервы тоже стоит где-то в городе, но её мы не нашли.

  В городе почти все церкви закрываются на обед, поэтому мы быстренько побежали в кафедральный собор Сан-Донато, чтобы хоть что-то успеть посмотреть до середины дня.


  Работы по строительству начались в 1278 году, однако они много раз прерывались, в итоге собор был закончен только в конце XV – начале XVI века, тем не менее, за последующие века не раз переделывался. Здание из песчаника, ступени, идущие вокруг – из травертина. Неоготический фасад построен между 1900 и 1914. Что случилось с предыдущим, моя история умалчивает.
  Внутри – не очень пустынно, но тихо и торжественно. Впереди белеет гробница Святого Доната, покровителя города.



  Внутри гробницы находятся мощи святого. Я долго пыталась разглядеть сквозь дырки в мраморе его череп. А потом обошла гробницу с другой стороны, и выяснила, что мощей там много разных, и черепов несколько. Поэтому чей череп виден на фотографии – не знаю.

  Пьеро делла Франческо оставил собору эту фреску – Святая Мария Магдалина, примерно 1459 года.

  Рядом – кенотаф епископа Ареццо, Гвидо Тарлати, весь в рельефах, выполненных сиенцами Агостино ди Джованни и Аньоло Вентура.


  На потолок собора тоже стоит обратить внимание – своды покрывают фрески Гульельмо да Марчилла и Сальви Кастеллуччи.


  Где-то в соборе притаилась купель с рельефами школы Донателло, причём один из них приписывают самому Донателло, но мы её найти так и не смогли. Зато нашли вот такого младенца.
  Во время рождественских праздников во всех итальянских церквях появляются presepio – изображения сцены рождения Христа, с волхвами, ангелами, Вифлеемской звездой и пастухами – в общем, со всеми полагающимися сцене атрибутами. Их я уже видела не раз за время своих поездок в Италию – они потом ещё стоят чуть ли не целый месяц. А вот младенца на подушках я видела впервые. Поскольку потом он нам ещё не раз встречался в других церквях, мы пришли к выводу, что это тоже такой же распространённый обычай, как и вертепы, только менее долговечный.

  Быстренько обежав кафедральный собор, мы решили, что успеем добежать до ещё одной церкви, поэтому, окинув взглядом дворец приоров (palazzo dei Priori) 1333 года, отправились к базилике Сан-Доменико.

  Строительство базилики началось в 1200 году, и, как водится, продолжалось на протяжении нескольких столетий. Колокола – XIV века.

  Внутри – 12 готических окон, украшенных чёрно-белой окантовкой, деревянные перекрытия и фрески на стенах.


Однако самое знаменитое сокровище базилики – это висящее в апсиде распятие (1260-1270) работы Чимабуэ (Cimabue).


  Выйдя из базилики, мы уже наконец никуда не торопились, и решили, что пора прогуляться по улочкам города. Понадеялись полюбоваться на прекрасные тосканские холмы, однако эта затея была обречена на провал: стоял такой туманище, что не было видно даже расстилавшихся внизу кварталов города, не то что холмов где-то вдалеке.

  Хорошо хоть, что туман не мешал гулять по улицам и любоваться на многочисленные палатки с антиквариатом, расставленные прямо под дождём на центральных улицах города. Чего тут только не было – скамейки, мебель, какие-то непонятные железные детали, посуда, лампы, украшения… Глаза разбегаются.


  Во дворике дворца Приоров обнаружили такую чудесную сценку. Никаких объяснений, только имя – Bartolomeo Falco.


  Можно было бы посетить дом Петрарки, но мы не пошли – программа и так была насыщенная, а документального подтверждения, где именно родился великий поэт, нет. На фото – внутренний дворик музея. Само здание – конца XV – начала XVI века, однако при реставрации были обнаружены какие-то элементы XIII века. В 1932 году оно стало местом заседания Академии Искусств и Наук имени Петрарки, с богатой библиотекой, содержащей более 15 000 изданий, включающих редкие инкунабулы. На стене напротив (за спиной) висит гигантская мраморная табличка с выбитым на ней рассказом про Петрарку, и даже, кажется, не на итальянском, а на латыни.

  Преторский дворец (Palazzo Pretorio) – пример средневековой и ренесанссной архитектуры Ареццо, объединяющий в себе несколько зданий XIII-XIV веков. Здесь находились многочисленные муниципальные учереждения, отсюда и гербы флорентийских управляющих на фасаде здания.

   Подходим к пьяцца Гранде, считающейся одной из самых красивых и характерных площадей Италии. Окружающие её здания построены в самое разное время, от 13 до 18 века, однако гармонично вписываются в ансамбль. Площадь, кстати, совсем не плоская – перепад высоты в разных её углах достигает почти 10 метров.

  Когда мы там были, я думала, что антикварный рынок проходит каждую субботу, а оказалось, нет – только в первые выходные каждого месяца, зато непрерывно аж с 1968 года. А вообще контора солидная, у них даже сайт есть – fieraantiquaria.org!

Галерея Вазари

  Вот это интересное здание, похожее на цервокь – дворец братства Мирян (Palazzo della Fraternita dei Laici). Братство было создано в 1262 году для помощи бедным и больным. Часы 1552 года на башне показывают не только время, но и дни недели, фазы луны и движение солнца.

  На пьяцца Гранде выходит апсида церкви Santa Maria della Pieve, Приходской церкви Богоматери, одного из самых изысканных образцов романского стиля в Тоскане.


  Строилась эта церковь в период с IX по XI век, башню закончили к 1330 году. В XVI веке над интерьерами работал Вазари.  Фасад, который мы видим сейчас – первой половины XIII века. Смотрите, как интересно – колонны все разные, и разных размеров – в нижнем ряду их 12, потом 24, а потом 32.

  Интерьеры мне немного напомнили флорентийскую San Miniato al Monte – точно такая же лестница, по которой можно зайти “на второй этаж” апсиды.

Очень понравился цветочный горшок перед церковью.


Вид на колокольню Santa Maria della Pieve.


  Церковь Святейшего Благовещения – SS Anunziata – была построена после того, как один молодой пилигрим увидел, как плачет статуя Мадонны в небольшой часовне во время большой бури 26 февраля 1490 года. Внутри – тихо и пусто, и нет ни души.


  В церковь Святого Августина мы попасть не смогли – она была наглухо закрыто – всегда или это нам так не повезло, не знаю, но, скорее, последнее.  То, что мы видим сейчас – примерно 1491 года, хотя строительство впервые началось аж в 1257, а изменения продолжались, как водится, и много после.

  Одна из главных достопримечательностей города – базилика Сан Франческо, известная, прежде всего, благодаря циклу фресок “История животворящего креста”, выполненному Пьеро делла Франческа.  Вход внутрь – по сеансам. Более того, как оказалось, в выходные дни может случиться так, что все билеты уже разобраны. Нам повезло – по совету девушки из турофиса мы отправились сюда сразу же, как приехали в Ареццо, и в итоге успели купить билеты на последний сеанс в 17-00. Если бы знали, купили бы билеты заранее онлайн – как выяснилось, так тоже можно. Кстати, билет брали комбинированный – совместно с музеями, но о них я расскажу в другой раз.  В церковь можно заглянуть и без билета, но так ничего не увидеть – посмотреть дают только с самого краешка, даже на середину не выйти.

  Крест – работы мастера Сан Франческо, XIII век. За ним, в апсиде – те самые знаменитые фрески, расположенные в три ряда.


  В центре стены слева расположен сюжет об обретении Креста. Узнав о его местоположении от Иуды, Святая Елена просит пятерых мужчин копать Голгофу. Находят три креста, однако Иуда не знает, который из них предназначался для Христа, и в итоге все три креста везут в Иерусалим. Благодаря встреченной в пути похоронной процессии удаётся установить, какой из крестов настоящий – над усопшим возлагают каждый крест, однако только животворящий воскрешает умершего.
 На нижнем ряду фрески – битва Иераклия и Хосрова. Сюжет повествует о том, как персидский царь захватил Иерусалим и украл животворящий Крест, забрав его оттуда, где его оставила Святая Елена. Он помещает крест справа от своего трона (который виден в правой части картины). Византийский император узнаёт об этом и, объявив войну, побеждает и обезглавливает перса и возвращает Крест христианам.  Наконец, на самом верху – сюжет о том, как Иераклий забирает крест обратно в Иерусалим.

Сон Константина перед битвой с Максенцием, в котором ему является крест и слова «In hoc signo vinces» (Сим победиши!).


Четыре евангелиста на потолке – работа другого художника,  Биччи ди Лоренцо, которого Пьера делла Франческа сменил после его смерти.


  Часть фрески “История Адама”, изображающая умирающего Адама, которого поддерживает Ева. На левой части, которой здесь не видно, сын Адама Сиф сажает древо жизни из семян, полученных от Архангела.


Встреча Соломона и царицы Савской.


Поклонение древу царицы Савской.


 Фрески впечатляют, жаль только, не было одновременно с нами какой-нибудь хорошей экскурсии, которую можно было бы втихаря послушать – без понимания сюжетов половина интереса теряется.

  Церковь Святого Франциска была нашим последним пунктом в Ареццо – к тому времени уже стемнело, и мы отправились домой. Однако я не сказала ничего о музеях Ареццо – об этом будет следующий пост, где я расскажу о доме Вазари с его собственными росписями, и Археологическом музее, расположенном на развалинах древнеримского амфитеатра.